НАШ СОВРЕМЕННИК
Очерк и публицистика
 

Исраэль Шамир

Кузнечики в Яффе

(Выступление на конференции “Сионизм — угроза мировой цивилизации”
в Киеве 3 июня 2005 года)

 

Название конференции — “сионизм как угроза миру” — может показаться преувеличением. Мне многие говорили об этом. Ближневосточная проблема— конечно, но угроза всему миру? Я был бы рад, если можно было бы говорить о сионизме как о нашей локальной проблеме. Но — не получается. Гулял я несколько дней назад по старому Иерусалиму и на римском кардо, в сердце города, увидел огромный, в человеческий рост, семисвечник чистого литого золота. Этот семисвечник, весящий не один десяток килограмм и, значит, стоящий не одну сотню тысяч долларов, был пожертвован украинским гражданином Вадимом Рабиновичем.

Плохо, что из бедной Украины выкачивают деньги, которые могли бы послужить украинцам, и перекачивают в богатую и процветающую страну. Но действительность куда хуже: семисвечник был пожертвован вашим Рабиновичем не в фонд озеленения Иерусалима, но подарен самой экстремистской и фундаменталистской еврейской организации, которая начертала на своих знаменах цель — разрушение иерусалимских мечетей и строительство на их месте иудейского храма. Этот семисвечник предназначен стоять на руинах мечетей. С тем же успехом Рабинович мог бы подарить роскошный надгробный памятник — живому человеку. Ведь его семисвечник — это надгробный памятник для миллионов живых людей, потому что разру­шение мечетей приведет нас к страшной войне, которая наверняка охватит Ближний Восток, а затем и весь мир. Поэтому сионизм — действительно опасная угроза миру.

Особенно опасным его сделала приватизация. Если бы украинское народное хозяйство не было приватизировано, Рабинович не смог бы своим подарком приблизить региональную, а может, и мировую войну. Такая же приватизация прошла в России, и оттуда олигархи тоже понесли капиталы ЮКОСа, созданные трудом советских людей, к нам в Израиль. Если бы они же не приватизировали СМИ, люди могли бы узнать о грозящей им опасности. Недаром главный союзник и опора Израиля, Соединенные Штаты, требуют полной приватизации СМИ и всего народного достояния Руси.

Но в мае 2005-го выяснилось, что сионисты приватизировали не только нефтяные скважины, но и завоеванную страшной ценой победу наших отцов в Великой Отечественной войне. В то время как русские (уж простите меня, но я считаю украинцев и белорусов такими же русскими, как поморов и сибиряков) праздновали 60-летие Победы, президент Буш, тактичный, как всегда, поехал в Тбилиси и практически приравнял Советский Союз к нацистской Германии, когда осудил Рузвельта и Черчилля за их подпись под Ялтинским договором.

Эту мысль подхватили английские и американские газеты. Журнал “Экономист” (от 7 мая сего года) осудил вас за то, что вы не каетесь за грехи Советского Союза, за казни в Катыни, за зверства по отношению к мирному германскому населению, совершенные Красной армией во время похода на Берлин, за пакт Молотова—Риббентропа, то есть за воссоединение Западной Украины с Украиной Восточной. Германию журнал похвалил: она покаялась и построила новый мемориал холокоста в Берлине.

Если для нас и для всех советских людей главным в войне был героизм наших отцов, на Западе тема холокоста полностью заслонила и Сталинград, и Брест, и бои за Киев. Там господствует странный пересказ событий Второй мировой войны, в центре которого стоит судьба еврейского народа: Гитлеровцы решили, по их версии, уничтожить весь еврейский народ от мала до велика; для этого-то они и воевали со всем миром. А мир не заботился о судьбе евреев и хладнокровно взирал на их гибель. Тем не менее произошло чудо: казалось бы, погибшие евреи спаслись и создали свое государство. А с нашей, русской точки зрения, Советский Союз не “хладнокровно взирал”, но обливался кровью своих лучших сынов; война шла не за и не из-за евреев, но Россия заслужила их вечную благодарность, поскольку спасла от верной гибели.

Хотя сионистский нарратив плохо согласуется с основными фактами истории, но его активно навязывают многие еврейские журналисты и владельцы СМИ в Америке, Европе, а сейчас и в России и на Украине. В еврейском рассказе, ставшем официальной версией на Западе, Советский Союз отсутствует, даже американцы в нем появляются скорее как свидетели гибели, нежели как освободители, а уж героическая роль целиком отдана создателям Израиля.

В бесконечных коридорах холокост-мемориала “Яд ва-шем” в Иерусалиме Советская армия даже не упоминается. Миллионы погибших русских солдат не вписываются в сионистский рассказ о еврейской трагедии, еврейском героизме и безразличии “гойского” мира. Средний американец, а в некоторой степени и европеец, приняли эту еврейскую концепцию: ведь ее утверждают сотни фильмов, книг, газетных статей и памятников. Поэтому они с недоумением и раздражением отнеслись к проведенным в Москве и Киеве торжествам Победы. Для них первая половина года прошла беско­нечным фестивалем Освенцима — туда слетались президенты и премьер-министры, там шло покаяние, как в прощеное воскресенье, об этом говорили и писали на Западе месяцами. А победа — была ли победа?

На Западе, а тем более в Израиле, она приватизирована. 9 мая в Израиле говорили только о мужестве еврейских солдат, воевавших в рядах армий союзников, как будто они одни победили Германию. Израильская школьная программа вообще не акцентирует внимания на войне — только на гибели евреев. Вот до чего дошло незнание истории: моя знакомая русская студентка заговорила о битве под Москвой с израильскими сверстниками в Тель-Авивском университете.

— А кто, собственно, воевал под Москвой в 1941 году? — спросила израильская студентка. После недолгого молчания израильский учитель ответил: точно не помню, но по-моему, немцы воевали с китайцами.

И в Западной Европе война и Победа полностью замещены темой холо­коста. Это замещение произошло в результате смычки интересов сионистов и западных империалистов. Империалисты хотели отобрать у нас победу, и сионисты охотно помогли им — в своих собственных интересах. Сейчас они получают миллиарды долларов на этой теме, а героический подвиг наших отцов оказался забыт, он больше не защищает нас, как он не защитил мужественных сербов от натовских бомбардировок.

Мне, жителю Яффы, городка на восточном берегу Средиземного моря, это напомнило историю о Персее и Андромеде. Как вы помните по греческим мифам, однажды в Яффе завелся страшный морской дракон. Он угрожал городу гибелью и требовал, чтобы ему отдали красавицу принцессу Андромеду. Ее приковали к скале, и тут прилетел Персей, великий греческий герой, на своих крылатых сандалиях, вытащил из мешка голову Медузы Горгоны и превратил дракона в камень. Так Персей спас Андромеду.

А теперь представим себе, что победу Персея постигла та же участь, что и победу советского народа в войне. Через несколько лет после его подвига в Яффу прибывают эллины. Первым делом они видят огромный окаменевший скелет дракона — он и по сей день служит у нас волнорезом. Они спрашивают о нем, надеясь услышать хвалу Персею, а им говорят — да, это напоминает о страшной трагедии кузнечиков. Дракон, мол, ел и давил кузнечиков тысячами, и если бы не погиб, все кузнечики исчезли бы с лица земли. Вот у нас стоит памятник раздавленному кузнечику.

А как же Персей? — спрашивают греки. А им говорят: Персей сам раздавил немало кузнечиков; а когда он вытащил голову Медузы, то он не предупредил их и множество кузнечиков окаменело. И вообще, Персей был плохой человек — убил собственного отца, обидел старух, отобрав у них единственный глаз, и даже Медузу убил вероломно, когда она спала.

Греки находят и спрашивают Андромеду: но ты, мол, помнишь, что тебя спас Персей? А она отвечает: Персей? Ему было наплевать на кузнечиков.

Вот такой сдвиг парадигмы произошел на Западе. Восток празднует победу над драконом, Запад оплакивает раздавленных кузнечиков. Наивные люди считают, что поклонниками раздавленных кузнечиков движет избы­точное сострадание, и они рассказывают о своих трагедиях — страдали украинцы от голода, африканцы в рабстве и палестинцы под оккупацией. Вот и вы, украинцы, стали стоять навытяжку в память о голодоморе.

Но вы позабыли, что за каждым рассказом стоит и конкретный интерес. Не просто любовь к кузнечикам или сострадание к ним движет западным империализмом и сионистскими хозяевами дискурса. Им нужен рассказ о страданиях, если он играет им на руку. Украинский голод интересовал их, чтобы натравить украинцев на русских и развалить Советский Союз; рассказ о холокосте был нужен, чтобы вытеснить память о победе нашего оружия, а миф коммунистического холокоста — чтобы ликвидировать коммунизм и приватизировать народные богатства от Калифорнии до Сибири.

Одно время миф о “красных зверствах” был подзабыт, но по мере того, как в России стали прижимать олигархов, ограничивать привилегии западных компаний, его живо вспомнили. Снова посыпались безумные преувеличения — кто и кого убил в “товарных” количествах. Эти мифы были опровергнуты людьми, которых в прокоммунистических симпатиях не обвинишь — упомяну хотя бы Кожинова и Куняева в его полемике с Глазуновым.

К сожалению, наши правые друзья в Америке, с которыми мы вместе боролись против вторжения в Ирак, не смогли удержаться, и когда Буш дал сигнал, они возобновили свои антикоммунистические и антирусские речи. Патрик Бьюкенен, известный противник сионизма и войны, вернулся к диатрибам своей молодости: “Не свобода победила во Второй мировой войне к востоку от Эльбы, но Сталин, самый мерзкий деспот века. Гитлер убил миллионы, а Сталин, Мао, Хо Ши Мин, Пол Пот и Кастро убили десятки миллионов. Ленинизм — это чума ХХ-го века”.

После таких речей начинаешь сомневаться в здравом уме и в искренности Бьюкенена. В здравом уме — потому что на Кубе всего девять миллионов человек, а, по его мнению, Кастро убил десятки миллионов. В искренности — что стоит его антисионизм и борьба с еврейскими олигархами, если он хочет вернуть Кубу наследникам Мейера Ланского, главы мафии и хозяина Кубы до 1960 года?

И конечно, после таких речей не хочется каяться в договоре Молотова—Риббентропа. Америка и Англия оказались такими же отчаянными врагами России, что и Адольф Гитлер. До 1991 года наивные люди могли думать, что Англия и Америка против коммунизма, но не против русских. Но с тех пор русские ликвидировали коммунизм, вывели войска из Восточной Европы, пожертвовали своими союзниками в Германии и Афганистане, демонти­ровали базы во Вьетнаме и на Кубе. “Ну теперь-то твоя душенька довольна?” — спра­ши­вают русские и слышат в ответ: покайтесь еще! Мало все еще проклятой бабе...

Покайтесь за Катынь? Наших врагов не интересует судьба погибших поляков. Если бы волновала, они говорили бы и о тысячах поляков, выре­занных бандеровцами. Но об этом они не упоминают, потому что бандеровцы — их союзники в продолжающейся борьбе против русских. Им нужно восста­новить и поляков против русских, снова превратить их в часть санитарного кордона на западных рубежах Руси.

Покайтесь “за зверства по отношению к мирному германскому населе­нию, совершенные Красной армией во время похода на Берлин”? И мирное население Германии не интересует лондонских и вашингтонских лицемеров. По-прежнему стоит в Лондоне памятник “военному герою”, а на самом деле военному преступнику генералу Харрису, на совести которого миллионы мирных немцев. Это он тщательно спланировал огненный смерч, сжегший сто тысяч немецких беженцев в Дрездене. По-прежнему американцы празднуют уничтожение Хиросимы и Нагасаки. Но они чисты — потому что построили мемориалы еврейского холокоста.

Нам равно жаль погибших евреев, немцев, русских и казахов. Расистская точка зрения, по которой только жизнь и смерть еврея важны, для нас неприемлема. Мой дядя Абрам погиб в 1941-м на Черной речке, сражаясь за Ленинград, за наше общее дело, но в глазах сионистских идеологов он стал частью шестимиллионной еврейской жертвы на алтаре невидимого бога, и теперь его именем спекулируют те, кто стремится приватизировать Победу и превратить в оружие против востока, против России, которую он защищал.

Украина стоит на границе Востока и Запада, и эта двойственность проявилась и во время Второй мировой войны. Подавляющее большинство народа Восточной Украины стало на сторону Востока. Галиция породила Бандеру и дивизию СС “Галичина”. Народы России и Украины простили галичанам, но сейчас эта дилемма снова стоит перед Украиной.

Украинские националисты сейчас наслаждаются неслыханной свободой. Они говорят речи, за которые в Европе, да и в России, мотают сроки по статье за разжигание национальной розни. Им даже позволяется свободно говорить о евреях, о самой табуированной теме на Западе. Неудивительно, что от такой свободы у них вскружилась голова. Но посмотрим, что произошло в Хорватии. Там и положение, и история во многом напоминают Украину, точнее — Западную Украину. Пока от хорватов требовалось подорвать Югославию, национализм разрешался и поощрялся. Но когда Югославия была расчленена, хорватам живо показали их место. Национа­листов уволили, их газеты закрыли, а их гордые лидеры пошли просить прощения у евреев. Это суждено и украинским националистам. Их терпят как антирусскую силу, но когда им удастся вбить прочный клин между Русью Киевской и Русью Московской и их функция будет исполнена, их руководи­тели поползут на коленях в мемориал холокоста.

Когда вы решаете этот вопрос для себя, задумайтесь: важна ли для вас Победа ваших отцов? Что, на ваш взгляд, выражает суть Второй мировой воины — памятник советскому солдату-освободителю с немецкой девочкой на руках или мемориал холокоста — гигантское скопление бетонных плит в центре Берлина? Первый путь ведет к духовному единению Востока, второй — к расколу Востока и покорению Украины.

Тем, кто хочет идти вторым путем, скажем словами вашего и нашего товарища, видного украинского физика и философа Николая Васильевича Кравчука: “Не пора ли признать как реально существующую “проблему незалежности та самостийности Галичини”? И начать решать ее, не откладывая в долгий ящик!” (“Мифы смутного времени”, стр. 83, Киев, 2005).

Быть за Восток — это не значит “быть против Запада”. Это — быть против агрессии, идущей с Запада. Эту агрессивную силу сегодня организуют Соединенные Штаты, а ее идеологическое окормление выполняют сионизм и его сиамский близнец, холокостизм, вера в исключительную значимость гибели евреев. На этой неделе эта сила потерпела поражение, когда народы Франции и Голландии проголосовали против конституции Европы. Эта конституция поставила бы армии Европы под контроль HАТО, то есть под американо-израильский контроль. Израиль — даже не член НАТО, но на этой неделе впервые израильские парламентарии стали частью парламентского союза НАТО. Те, кто хотят ввести Украину в НАТО, собираются подчинить ее силам сионизма.

Наши враги пытаются соблазнить Украину, как они пытаются соблазнить Турцию, призраком вступления в Европейское сообщество: мол, сначала в НАТО, а потом и в ЕС. Это нереальная затея, пустой соблазн, как показало голосование. Судьба Украины лежит на Востоке, в союзе с Россией и Белоруссией, с Турцией и арабским миром, в сердце которого — Палестина. Недаром Киев лежит на пересечении линий, соединяющих Москву и Стамбул, Минск и Иерусалим. Дружба с Западной Европой нужна, но при условии, что Украина знает: её дом — на Востоке. Западная Европа, когда она освободится от американо-израильского контроля, может стать хорошим соседом, но об этом можно будет говорить, лишь когда Андромеда вспомнит о Персее-освободителе.

 

 

 
  • Обсудить в форуме.

    [В начало] [Содержание номера] [Свежий номер] [Архив]

     

    "Наш современник" N12, 2005
    Copyright ©"Наш современник" 2005