НАШ СОВРЕМЕННИК
Очерк и публицистика
 

Марат Кульшарипов,

доктор исторических наук, профессор,
декан исторического факультета
Башкирского государственного университета

450 лет — вместе!

 

450 лет тому назад Башкортостан добровольно вошел в состав Русского госу­дарства. Это знаменательное историческое событие оказало огромное вли­яние на дальнейшее этнополитическое, экономическое, социальное, культурно-духовное развитие не только башкирского народа, но и самой России в смысле расширения ее границ, открытия широкой возможности для освоения обширных пространств азиатского континента.

Башкиры издревле проживали на обширной территории, расположенной на стыке двух континентов — Европы и Азии — и включающей в себя основной хребет Южного Урала, степное Зауралье и холмистую лесостепь Приуралья. Неда­ром первые письменные источники о башкирах застают их на Южном Урале.

Арабский географ и путешественник X в. Ибн-Русте упоминал о башкирах как о народе самостоятельном, занимавшем территорию по обеим сторонам Ураль­ского хребта между Волгой, Камой и Тоболом и верхним течением Яика. Другой арабский путешественник, посланник багдадского халифа Ибн-Фадлан в X в. проехал через страну башкир, которых он назвал воинственным тюркоязыч­ным народом, обитавшим в степях современного Оренбуржья.

В те времена башкиры в основном занимались кочевым скотоводством, были знакомы и с земледелием. В общественной жизни башкир большую роль играли родоплеменные, кровнородственные образования, во главе которых стояли бии (беи) — родовые вожди. В своих действиях бий опирался на народное собрание — йыйын и совет старейшин — курултай. Однако родовые отношения в Х—ХII вв. стали распадаться, появились новые, феодальные связи.

Все это привело к тому, что указанный период отмечен появлением крупных племенных объединений — ханств. Об этом говорят легенды и предания башкир о ханах. В предании  “Последний из Сартаева рода” рассказывается, например, о хане Джалыке, которому подчинялись многие западные башкирские племена. Известно также существование до монгольского нашествия Табынского ханства в центральной части Башкортостана. В башкирских эпосах постоянно фигури­рует имя башкирского хана Мясема.

К 1236 г. Башкортостан был включен в состав Золотой Орды, ставшей по суще­ству не монгольским, а тюркским государственным образованием. В XIV—XV вв. Золотая Орда распалась на ряд ханств. После ее распада башкиры ока­зались под властью Ногайского, Казанского, Сибирского, частично Астраханского ханств. Эти государства переживали период феодальной раздробленности, беспрерывно воевали друг с другом. Временами башкиры были подданными сразу двух ханств, несли повинности в пользу того и другого. Положение башкир в их составе заметно ухудшилось. Башкирские летописи (шежере) и произ­ведения устного народного творчества рассматривают это время как один из самых тяжелых периодов башкирской истории.

В середине XVI в. произошли серьезные изменения в политической обста­новке Среднего Поволжья и Приуралья. Русское государство, заметно укре­пившееся в результате реформ царя Ивана IV, повело наступление на Восток. В 1552 г. оно завоевало Казанское ханство. Падение Казани еще более усилило политический кризис в регионе.

В этой сложной обстановке башкиры, чтобы сохранить себя как народ, должны были искать покровительство со стороны сильного государства и изба­виться от власти ненавистных ханов, обрести условия для нормальной жизни и развития. Выбор пал на Русское государство, которое сокрушило казанских и ослабило ногайских ханов, вековых угнетателей башкир. Этому способство­вала и довольно умеренная внешняя политика русского царя после падения Казани: вместо организации военного похода для покорения окрестных народов он обратился к ним с призывом добровольно войти в состав России, обещал им безопасность и спокойную жизнь. Сведения об этом акте Ивана IV сохрани­лись в русских летописях и башкирских шежере1. Шежере западных башкир, например, повествует о том, что они обратились к русскому царю с просьбой о подданстве, после того как “пришли послы и ознакомили их с грамотой”. Шежере юрматынцев не только констатирует приезд царских послов с грамотой, но и характеризует льготы за добровольное принятие русского подданства: “...Во все земли были направлены послы с грамотами, которые известили: пусть никто не убегает и пусть каждый остается при своей вере, соблюдает свои обычаи”2. Примерно так же свидетельствуют о приезде русских послов, об их обещаниях шежере карагай-кыпсаков, бурзян, кыпсаков, усерган, тамь­янцев3. Все это обусловило решение башкир о добровольном вхождении в состав России.

В условиях политической и территориальной раздробленности башкиры не могли одновременно войти в состав Русского государства.

Первыми в Казань к царскому наместнику с просьбой о добровольном подданстве в начале 1554 г. прибыли послы четырех западных племен. За ними отправились северо-западные башкиры. В предании башкир Янаульского района говорится, что от имени племени Гайна в Казань ездил Айсуак-бий и привез грамоту о присоединении к России4. В 1554 г. Казань посетили представители другого сильного племени — юрматов. В шежере юрматынцев говорится: “...Я, Татигач-бий... взял с собой трех человек от трех тюб народа, сначала Азная, второго Илчикея-Тимера, третьего Кармыша, и вчетвером, забрав с собой нескольких друзей-спутников, придя в город Казань, согласились быть подданными Белого-бия падишаха”. Не менее ярко описывает поездку в Казань шежере представителей южных и юго-восточных башкир. В шежере бурзян, кыпсак, усерган и тамьян сказано следующее: по приглашению царя поехали в Казань “от племени Усерган Бикбау-князь, от племени Бурзян — Иске бий-князь, от племени Кыпсак—Мушавали Каракузяк-князь, от племени Тамьян — Шагали Шакман-князь. Упомянутые 4 бия, придя в город Казань, стали поддан­ными Ивана Грозного”5.

Заключительным этапом процесса явилась поездка башкирских послов в 1557 г. в Москву. Башкирские послы получили царские жалованные грамоты с изложением условий принятия ими российского подданства. Таким образом, основная масса башкир в 1554—1557 гг. оказалась в составе России.

 

Что касается зауральских башкир, то они вошли в состав русского государ­ства в 80—90-х гг. XVI в. в процессе разгрома русскими войсками Сибирского ханства.

Важным является вопрос об условиях вхождения. Исторические источники свидетельствуют, что русский царь, во-первых, гарантировал башкирам, прежде всего, мирную жизнь, защиту как от притязаний их бывших властителей, так и от вторжений внешних врагов. Во-вторых, правительство пошло на существен­ную уступку по земельному вопросу. Оно сохранило за башкирами занимаемые земли и признало за ними вотчинное право на землю. В-третьих, правительство обещало не трогать религию башкир, не переводить их в другую веру. В-четвер­тых, оно обязалось не вмешиваться во внутреннюю жизнь башкир: власть на местах была оставлена в руках башкирских биев и князей.

Таким образом, Русское государство пошло на значительные уступки баш­кирам. Они получили широкую автономию в его составе с сохранением своих земель. Вот почему идея присоединения нашла поддержку в народе.

Эта позиция народа нашла отражение и в шежере. Когда представители юрматынцев во главе с Татигач-бием, возвратившись из Казани, изложили на собрании племени условия вхождения в состав Русского государства и спросили собравшихся, примут ли они все это, последние отвечали: “Весь народ сказал, хорошо, каждый из нас всей душой согласен”1.

Башкиры, со своей стороны, пошли навстречу интересам Русского государ­ства. Во-первых, они признали себя его подданными. Во-вторых, они согласи­лись нести военную службу и платить ясак за землю, за признание русским царем их вотчинного права. В шежере бурзян, кыпсак, усерган и тамьян сказано, что башкиры “приняли русское подданство с условием верной службы”2. В-тре­тьих, очень важным было то, что в результате присоединения башкир Русское государство мирно приобрело их земли, громадную территорию от Волги на западе до верховьев и среднего течения реки Тобол на востоке.

Таким образом, стороны нашли общий язык, пошли на взаимовыгодные уступки. Условия вхождения отвечали интересам и башкир, и Русского госу­дарства.

Нельзя не отметить, что дело было не только в мирном присоединении. Важно и то, что стороны решили строить свои отношения на договорной основе, которая устраивала и башкир, и Русское государство: они заключили договор о будущих взаимоотношениях. В шежере башкир племен бурзян, кыпсак, усерган и тамьян об этом говорится следующее: “...Царь Иван Васильевич обещал другими повинностями, (учрежденными) без нашего согласия, не причинять башкирскому народу страданий. Составили указную (в смысле: договорную) грамоту, (в которой) особо написали о наших землях и религии, дали слово и поклялись башкир, исповедующих ислам, никогда не насиловать в другую религию, и чтобы мы, башкирские роды, стали нести искреннюю службу; (согласившись) на эти оговоренные между нами условия, взяв друг у друга подписи, нашу грамоту в городе Казани записали в книгу (доел, тетрадь). Записанная в эту же книгу указная (то есть договорная) грамота все еще у нас на руках”3.

Весь дух и содержание других царских грамот, полученных башкирскими послами, также подтверждают состоявшийся процесс переговоров сторон и заключение соглашения между ними.

На основе всего сказанного можно сделать вывод о том, что царские жалованные грамоты представляли собой договор между Русским государством и башкирами. Договорная основа добровольного вхождения Башкортостана в состав Русского государства заложила основы дружеских взаимоотношений между русским и башкирским народами.

Важное значение для объективной оценки тех или иных событий прошлого имеет историческая память народа. В переломные моменты своей истории башкиры всегда указывали на добровольный характер их подданства. В чело­битной башкир всех четырех “дорог” от 26 февраля 1706 г. на имя царя Петра I говорится, что “деды и отцы их поклонились без спору и без войны и, приехав из своей воли, покорились” русскому царю4. Та же идея выражена в челобитной башкир от 1728 г., адресованной императору Петру II5. Еще яснее мысль о доб­ро­вольном присоединении башкир к Русскому государству выразили вос­став­шие башкиры Сибирской дороги в своем письме В. Н. Татищеву от 2 августа 1736 г.: “Мы, башкирские народы, наши отцы, деды и прадеды, великому государю в подданство пришли своими волями, оставя своих ханов. А великие государи нас содержали по нашей воле, а не под саблею”6. Перечень подобных материалов можно продолжать и далее. Однако приведенных документов вполне достаточно, чтобы сказать, что башкиры считали, что их предки мирно вошли в состав России.

Вхождение Башкирии в состав Российского государства было положитель­ным историческим событием. Присоединение к нему огромной территории Башкортостана явилось важным этапом в становлении и развитии многона­цио­наль­ного Российского государства. Для башкир вхождение в состав России открыло новый путь исторического развития. В крае было покончено с гнетом ногайских, казанских, сибирских и астраханских ханов, прекратились кровавые феодальные междоусобицы. Башкиры получили возможность спокойно жить и заниматься хозяйством. Это, в свою очередь, вело к росту их численности. Все башкиры оказались в составе единого Русского государства, было покончено с их былой политической и территориальной раздробленностью, что способ­ствовало этнической консолидации, укреплению их как народа. Переселение в край русских крестьян и ремесленников создало предпосылки для постепенного перехода башкир-полукочевников к земледелию и оседлости, совместному освоению ими огромных богатств Южного Урала. Основанные в Башкирии крепости превращались в города, центры ремесла и культуры. Башкиры получили возможность приобщаться к достижениям русской культуры, просвещения и науки, через них — к европейской цивилизации.

В произведениях передовых представителей русской творческой интел­лиген­ции с симпатией исследованы и показаны история и культура башкирского народа. Речь идет о таких корифеях российской культуры, как А. С. Пушкин, Л. Н. Толстой, П. И. Рычков, Р. Г. Игнатьев, Н. В. Ремезов, С. Т. Аксаков и др.

Одним из важнейших итогов добровольного присоединения Башкирии к Русскому государству является дружба русского и башкирского народов. Мирное вхождение края стало надежным фундаментом для установления добрососедских отношений башкир с русскими. Переселение русского населе­ния, хозяйственные связи между русскими крестьянами и башкирами, совмест­ная охрана ими юго-восточной границы России, участие башкирских конников в войнах и походах русской армии сближали народы, привели к установлению дружественных отношений между ними.

Сразу после вхождения в состав России башкирские полки участвовали в Ли­вонской войне второй половины XVI в. Башкиры сражались в ополчении Минина и Пожарского за освобождение Москвы в начале XVII в. и других войнах России. Особенно массовым было участие башкир в Отечественной войне 1812 г. 28 конных полков участвовали во всех крупных операциях 1812—1814 гг., они одними из первых вошли в Париж.

Более 700 тыс. уроженцев Башкортостана воевали на фронтах Великой Отечественной войны. Неувядаемой славой покрыла себя 112-я (16) башкирская кавалерийская гвардейская дивизия, награжденная четырьмя боевыми ордена­ми. 78 воинов дивизии стали Героями Советского Союза.

Но вхождение в состав Российского государства не избавило башкир от соци­ального и национального угнетения. Со второй половины XVII в. царское прави­тельство стало допускать серьезные отклонения от условий добровольного присоединения, что привело к крупным башкирским восстаниям.

Важно подчеркнуть, что договорные отношения между Россией и Башкор­тостаном нашли свое продолжение в начале XX в. В ходе мощного национально-освободительного движения еще 15 ноября 1917 г. Башкортостан был провоз­глашен территориальной автономией. 20 марта 1919 г. советское правительство, учитывая наличие уже провозглашенной автономии, силу и мощь башкирского движения, опирающегося на собственные вооруженные силы, заключило официальное Соглашение с белым башкирским правительством о признании Башкирской автономной республики. Это Соглашение давало большие права автономной республике вплоть до признания существования башкирской армии. К сожалению, в мае 1920 г. права республики были урезаны декретом “О государ­ственном устройстве Автономной Советской Башкирской Республики”.

Возобновлением договорных отношений между федеральным Центром и Башкортостаном следует считать подписание 3 августа 1994 г. Договора Российской Федерации и Республики Башкортостан “О разграничении пред­метов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государ­ственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Башкортостан”.

Однако сложившееся в России федеративное устройство в последние годы подверглось существенным изменениям. Признание неограниченного сувере­нитета только у федерального Центра по отношению к субъектам РФ может привести к реставрации унитарных отношений. Башкортостан, как один из основополагающих субъектов формирования и сохранения федеративного устройства Российского государства на всех основных этапах его развития, всегда выступал и выступает за создание благоприятных условий для развития и процветания как в целом России, так и национальных республик, возникших на основе реализации права народов на самоопределение. В дни празднования 450-летия вхождения Башкортостана в состав России следует помнить, что с помощью русского и других народов Башкортостан превратился в развитую индустриально-аграрную республику с передовой культурой. В годы пере­стройки Башкирская АССР, приняв декларацию о государственном суверени­тете, как субъект Российской Федерации, получила возможность решать свои социально-экономические и культурные проблемы. В настоящее время Республика Башкортостан является одним из ведущих субъектов Российской Федерации, входит в десятку самых экономически развитых и политически стабильных регионов страны.

Башкортостан в составе России прошел сложный путь исторического разви­тия. С высоты сегодняшнего дня можно смело утверждать, что добровольное вхождение Башкирии в состав Русского государства в середине XVI в. исторически вполне себя оправдало. Решение русского правительства и башкир оказалось мудрым и дальновидным шагом. Договорный путь оказался наиболее оптимальной формой решения сложных проблем во взаимоотношениях народов.

Историческое значение добровольного присоединения Башкирии к Россий­скому государству трудно переоценить. Оно положило начало принци­пиально новым отношениям между башкирским и русским народами, Башкорто­ста­ном и Россией, отношениям сотрудничества и дружбы. Важно также и то, что и Россия, и башкиры должны быть верными этому курсу, прошедшему сложные испытания в течение столетий.

 
  • Обсудить в форуме.

    [В начало] [Содержание номера] [Свежий номер] [Архив]

     

    "Наш современник" N5, 2007
    Copyright ©"Наш современник" 2007

  • Мы ждем ваших писем с откликами.
    e-mail: mail@nash-sovremennik.ru
  •