НАШ СОВРЕМЕННИК
Очерк и публицистика
 

Геннадий ЗЮГАНОВ,
председатель ЦК КПРФ

Русский вопрос

Главный вопрос

 

Сейчас каждую минуту на глазах у всего мира и при его молчаливом участии исчезает великая нация. Уходит самобытный, космический народ, тысячи лет предлагавший миру уникальные варианты цивилизационного развития. Народ, без которого была бы мертва шестая часть суши, вытоптана и выжжена вся Европа. Народ, создавший грандиозное государство между трех океанов, объе­ди­нивший сотни других народов, защитив их от вымирания, соединив их в одну дружную семью. Народ, победивший самое страшное зло на Земле — германский фашизм. И этот народ с его культурой и историей стал неугоден авторам “нового мирового порядка”.

Социологические опросы говорят, что уже более половины населения России почувствовало на себе значимость русского вопроса — нерав­ноправие русских в обществе, их ущемление в повседневной жизни. Наря­-ду с соци­ально-политическим протестом в стране зреет и нацио­нальный протест.

Сегодня русский вопрос — один из самых главных в политике не только оппозиции, но и власти. Он очень интересно и содержательно обсуждался на Всемирных Русских Соборах. Его хотят оседлать разные силы, в том числе и самые реакционные. Кондопога, социальные взрывы на рынках, бурно разви­ваю­щиеся процессы захвата недвижимости в крупнейших городах России всякого рода пришельцами с сомнительными деньгами и прошлым перепугали кое-кого. Эта взрывоопасная тема грозит сильно подпортить предстоящие думские и президентские выборы для “Единой России”, Путина и его будущего став­ленника.

Вот почему “партией власти” предпринимаются поспешные попытки “осед­лать” русский вопрос. Путин объявил 2007-й Годом русского языка. Но ни одной иностранной вывески даже в Москве не переписали. В Париж, Лондон и прочие центры Запада отправились выставки русской книги и толпы авторов, которых лишь условно можно называть русскими писателями. Срочно вспомнили о том, что у нас есть свое народное искусство. Хотя по-прежнему эфир заполнен гро­хотом поп-музыки и пением на языках, которые не понимает большинство слушателей. Правда, под выборы решили вспомнить и об ансамбле Моисеева, о “Березке”, о Чайковском, Горьком и Королеве.

Чревовещатели нашего президента стали развивать всякого рода теории о том, что такое политическая культура. И выдвигать задачу “изобретения рус­ского культурного человека”, который мог бы участвовать в построении “нового мирового порядка”. Под этим понимается использование “русского во­проса” в качестве подспорья для создания принципиально нового российского госу­дарства, которое якобы закладывает сейчас Путин. Прямо так и говорят: “рус­ский вопрос” разрешится с построением российского государства “по путин­ским лекалам”. Оно должно быть выстроено, ни много ни мало, на одну-две тысячи лет. Нечего сказать — захватывающая перспектива.

Ныне “все” признают первостепенную важность русского вопроса. Мы его поставили в повестку дня еще в 1991 году, когда русский народ стал самым круп­ным разделенным народом после расчленения Советского Союза. Затем о нем было сказано и в партийной Программе, принятой в 1995 году. Но об этом сегодня наши оппоненты предпочитают не вспоминать. Хотя эта тема вызывала живой интерес в любой аудитории на прошедших выборах.

Но почему русский народ — самый советский народ, по определению   И. В. Ста­лина, — народ, совершивший прорыв в социалистическое будущее, стал так ненавистен современным глобализаторам?

Это понятно. Наша культура и особенно литература — вершина мирового гуманизма. Она выделяется из всех великих литератур мира тем, что ее основой является антибуржуазность. Антибуржуазна вся русская культура, ибо антибуржуазен ее создатель — русский народ. Как народ по преиму­ществу крестьянский, свято хранящий ценности общинного коллективист­ского образа жизни, он всегда всеми силами сопротивлялся капитализму с его торгашеским духом, рыночными нравами — все дозволено! все на продажу! Борьба русского коллективизма с западным буржуазным индиви­дуализмом всегда шла не на жизнь, а на смерть.

Русская культура в этой борьбе извечно была на передовых рубежах. Ни в культуре труда, ни в культуре научного познания, ни в культуре образования и воспитания, ни в культуре общения воинствующему индивидуализму не было места. Русская литература, начиная с Пушкина, приговорившего буржуазный век — “наш век-торгаш”, — высоко держала знамя народности. Знамя чести и достоинства униженных и оскорбленных. Она ставила исконно русские вопросы перед всей Россией: кто виноват и что делать? Сегодня, с насильственной рестав­рацией капитализма в стране, эти вопросы звучат, как никогда, тревожно и актуально.

 

В удавке геноцида

 

Очень важно каждому осознать, что русская цивилизация находится в удавке геноцида. Под угрозой варваризации оказался даже сам русский язык. Многие понятия, такие как “труд”, “любовь”, “целомудрие”, “совесть”, “стыд”, выдавли­ваются из него под напором рыночного лексикона и блатного жаргона. Вульгари­зация языка с неизбежностью ведет к одичанию общественного созна­ния. Подмена слов “русский”, “русские” словами “российский”, “россияне” рассчитана на размывание национального сознания. Искажается и беспощадно переписы­вается вся наша история. Она представлена русофобами как история непре­рывного тоталитаризма, насилия и рабства. Подлинный, питаемый народ­ным чувством патриотизм подменяется казенщиной и ряженым балага­ном. Активней­ше ведется борьба с православным духовным наследием.

В политических кулуарах радикальных “демократов” негласно утверждается, что русских должно остаться на Земле не больше пятидесяти миллионов. Именно такого количества хватит для того, чтобы обслуживать нефтегазовую трубу, алмазные копи и лесоразработки в российской тайге. Этот план — не химера. Это стратегия, которая реализуется, унося каждый год в России по миллиону жизней. За 15 последних лет страна потеряла более 10 миллионов человек, из них 9,5 миллиона — русских.

Мы утверждаем: происходит геноцид коренных народов России. Их рациональное, сознательное, постоянное уничтожение. Мы считаем сего­­д­няш­­­нюю власть ответственной за величайшую в истории России траге­дию — гибель русского, российского народа. Гибель геополитическую, госу­дарственную, гибель духовную и в конечном счете — физическую.

Сегодня это всемирно известный факт. Французская газета “Фигаро” прямо пишет, что 80% собственности в России принадлежит восьми этническим кланам. Причем русского среди них нет. Хотя симбиоз русских компрадоров с этими кланами и транснациональными группировками — налицо. Кто эти кланы и их союзники, в публикации не сказано. Однако ясно, что ни один из них по собствен­ному желанию отказываться от господствующего положения не будет. А значит, и не заинтересован в действительном возрождении России, тем более русского народа. Хотя совершенно очевидно, что возрождение России прямо вытекает из возрождения русских, как государствообразующей нации. В первую очередь — ее самосознания, духа, святынь, чести и достоинства.

Базовые ценности жизни народа формируются всей историей. Они зако­дированы в духовной культуре. Это и определяет особенности национального сознания.

Народ жив, пока жива, защищена его культура, его язык. Лишившись их, он перестает быть народом. Утратив свое национальное своеобразие, он теряет ощущение опасности своему существованию. Вот тогда-то его ценности и подменяются ценностями поработителей. И наступает духовное рабство.

 

К истории вопроса

 

Нельзя закрывать глаза на то, что 20 лет тому назад во всех без исключения республиках и автономиях СССР капиталистическая реставрация совершалась под лозунгом защиты национальной культуры. Это исторический факт. Либе­­раль­ное движение было неразрывно слито с движением национали­стическим. От Азербайджана до Эстонии, от Чечни до Якутии. Везде лозунг национальной культуры означал изгнание “советских оккупантов” и русских “мигрантов”. Вспомним: сначала национальная культура; затем республиканский хозрасчет; потом: “Чемодан — вокзал — Россия”. И, наконец, снос памятников и воздви­жение монументов эсэсовцам.

При этом с самого начала обнаружилась странная, на первый взгляд, двойственность в тактике провокаторов. Возрастание национального само­со­з­нания любого народа — от армян и украинцев до чукчей и чеченцев — рассматри­валось как явление позитивное и прогрессивное. Аналогичные же процессы в национальном самосознании русских однозначно расцени­вались как явление резко отрицательное и реакционное — национализм, шовинизм, антисемитизм и т. д. Всячески поощряя нарастание национали­стических настроений в нерусской среде, демпропаганда одновременно внушала русскому народу комплекс неполноценности, вины и покаяния.

Одним из основных орудий перестройки стала русофобия. В чем же тут дело — в каких-то особых мистических свойствах русского народа? Нет, дело в его объективном историческом положении. Разрушители нашего единого Отечества чутко уловили, что русский патриотизм, русское национальное самосознание — противник антисоветских и антикоммунистических сил. И направили все свои усилия на его подрыв. Еще великий Шолохов предупреждал: “Одним из главных объектов идеологического наступления врагов социализма является в настоящее время русская культура нашей страны. Принижая роль русской культуры в историческом процессе, искажая ее высокие гуманисти­ческие принципы, отказывая ей в прогрессивности и творческой самобытности, враги социализма тем самым пытаются опорочить русский народ как главную интернациональную силу советского многонационального государства, показать его духовно немощным, не способным к интеллектуальному творчеству”.

Задача разрушителей в значительной мере была облегчена тем, что ей фактически способствовала тогдашняя официальная политика КПСС, выглядев­шая карикатурой на национальную политику 20—30-х годов. Именно карикату­рой, ибо она руководствовалась принципами, переставшими отвечать изменив­шимся условиям.

Суть национальной политики Советской власти первых послереволюционных лет заключалась в ликвидации фактического национального неравенства. Ясно, что эта политика обусловливалась совершенно конкретными обстоятельствами места и времени. И она приносила успех, пока соответствовала объективным задачам, пока обстоятельства не изменились. Бездумное продолжение ее и после того, как это неравенство было в основном преодолено, губительно сказалось сначала на судьбе Советского Союза, а затем и самой России.

В итоге русский народ сам оказался в неравном положении в собственной стране. Сегодняшнее его состояние не имеет прецедентов в новой и новейшей истории Российского государства.

Русские оказались крупнейшим в мире разделенным народом. И это раз­де­ление настолько глубоко и многомерно, что заставляет говорить о реаль­ной угрозе исчезновения русских как нации.

Они разделены географически. Двадцать пять миллионов человек в одночасье превратились в иностранцев в бывшем единым Отечестве, где они подвергаются дискриминации и вытеснению. Не лучше их положение и в некоторых так называемых национальных окраинах РФ.

Они разделены социально на “новых” и “старых” русских, пропасть между которыми углубляется с каждым днем.

Русских пытаются лишить национальной самоидентификации, растворить в каком-то безличном мифическом “россиянстве”. Ликвидация упоминания о национальной принадлежности в паспорте есть попытка убить одним выстрелом двух зайцев: замести следы хозяйничанья националистов, еще больше подорвать национальное самосознание русских.

В ужасающем положении находится русская деревня — исторический очаг отечественной духовности, хранительница великих ценностей нашего общества, таких как любовь и уважение к земле, природе, к коллективному труду, семье, к обычаям и традициям предков.

Снизилась солидарность и чувство национального самосохранения рус­­ского народа. А ведь именно они служили главными скрепами Совет­ского Союза и России. Помимо других причин, Союз распался еще и по причине полити­ческой пассивности русского населения союзных респуб­лик. А в самой Велико­россии, прежде всего в ее исконных исторических областях, народ в буквальном смысле вымирает. Возвратились болезни, о которых не слыхивали со времен гражданской войны. Безумных масшта­бов достигло спаивание населения деше­выми суррогатами.

По всем критериям, принятым в мировом сообществе, идет геноцид рус­ского народа.

Все это заставляет сделать вывод, что конкретная форма национального вопроса в современной России — это уже не вопрос “национальных окраин”, а вопрос “национальной сердцевины”. Он касается теперь в первую очередь не меньшинства, а подавляющего большинства населения России.

Я не хочу сказать, что у нерусских народов нет будто бы никаких проблем. От последствий “перестройки” и “реформ” страдают все, в помо­щи нуждаются все. И мы никогда и ни при каких условиях не скажем, что кого-то можно бросить на произвол судьбы. Но сегодня приоритет — возрож­дение русского народа, его духовности и культуры. Ибо центробежные факторы, под воздей­ствием которых разваливается Россия, сегодня другие. Раньше это было ущем­лен­ное положение национальных меньшинств. А сегодня — это ослабление русского народа как естественного центра притяжения. Продолжение этого процесса не принесет счастья и благопо­лучия ни одному из живущих в Россий­ском государстве народов, потому что их судьба теснейшим образом связана с судьбой русских. Задача в укреплении единства и мощи русского народа ради восстановления его роли как центра притяжения. Слабый народ таким центром быть не может.

 

Патриотизм и социализм

 

Угроза национальному бытию русского народа — не выдумка. Задача нацио­нального спасения — объективна и неотложна. Но она может быть разрешена только в том случае, если будет правильно сформулирована и правильно понята массами. Прежде всего вопрос в том, откуда исходит угроза национальному бытию и культуре русского народа.

Шовинист отвечает на этот вопрос коротко и ясно: от другой нации. На этом основании он призывает “забыть” о классовом угнетении внутри нации ради спасения ее как единого целого. В этом суть и социал-шовинизма 1914—1917 годов, и послефевральского “революционного оборончества”, и нынешнего “путинского патриотизма”. Что греха таить, левопатриотическая оппозиция также внесла свою лепту в культивацию подобных настроений.

Сегодня абсолютизируется мнение, что современный пролетариат — исключительно русские люди, которых не пускают в другие сферы. А эксплуата­торы — исключительно представители иных национальностей, инородцы. На этом основании делается вывод, что социальные противоречия густо окрашены в национальный цвет. Мы видим в политике российской верхушки переплетение самых разных элементов — и космополитизма, и национализма. А значит, и в социально-экономических делах не может быть простых решений. Нельзя, что называется, отмерить и отрезать: мол, вот это русское, а это не русское. Здесь требуется именно классовый, самый серьезный марксистский подход.

Вне борьбы с эксплуататорами внутри собственной страны нет и не может быть сегодня борьбы за свободу и целостность своего Отечества. Врагом русской нации является не какая-то другая нация, а насаждаемый в России социально-экономический строй, режим, его насаждающий. Падение этого режима приведет не к крушению России, а к расчистке пространства для ее возрождения.

Борьба за национальное освобождение, за национальную самобытность не может быть в современных условиях ничем, кроме как борьбой за социальное освобождение, за социализм. Это записано в нашей партийной Программе. А непременным условием борьбы за социализм является интернациональное сплочение и единство трудового народа. У этого единства много факторов: экономических, социальных, духовных.

Конечно, исторически и политически было бы неправильно отрицать, что в условиях деспотического российского самодержавия, когда оно пошло по нисходящей линии, имел место национальный гнет. Однако исходил он не от простых русских тружеников, а от безответственной в своих действиях много­национальной царской администрации, власть имущей элиты, угнетавшей и нерусские народы и русский народ. Она пыталась вбить клин в добрые взаимо­отношения между русским и “инородческим” населением, и, бывало, ей это удавалось.

Отжившее свой век самодержавие охраняло власть многонациональных российских помещиков и еще более многонациональной российской буржу­азии, эксплуататорскую вольность в России иностранного капитала. Под этой желез­ной пятой страдала вся многонациональная Россия. В данном смысле она действительно была “тюрьмой народов”. Однако русский народ в ней был не тюремщиком, а заключенным, как и прочие народы, связанные с ним единством исторической судьбы.

Революция устранила это противоречие. Не будь Великого Октября, ничего — ни СССР, ни России, ни русского народа давно бы не было. Не существовало бы и русской культуры. Равно как не существовало бы народов нашего общего Отечества и их культур.

Мощнейшим же фактором духовного сплочения трудящихся Российской Федерации и Советского Союза была великая русская культура. И это не резуль­тат русификации. Хотя она тоже имела место, и игнорировать ее нельзя. Русский народ никогда не чувствовал себя господином других народов, никогда не при­дер­живался двойной морали, никогда не стремился отгородиться от инопле­менников. Именно данное обстоятельство естественным образом определило роль русского языка как языка межнационального обще­ния. Русские естествен­но-исторически стали государствообразующим народом.

Коллективистский образ мысли и всей жизни русского народа скла­ды­вался веками. Идея коллективизма была поднята в русском сознании, в духовной культуре до идеи всемирного братства. Об этом исчерпывающе сказано гениальным Достоевским в его знаменитой речи о Пушкине: “Стать настоящим русским, стать вполне русским, может быть, и значит только стать братом всех людей, всечеловеком, если хотите... Для настоя­щего русского Европа и удел всего арийского племени так же дороги, как и сама Россия, как и удел своей родной земли, потому что наш удел и есть всемирность, и не мечом приобретенная, а силой братства и брат­ского стремления нашего к воссоединению людей”.

Именно это предопределило и роль русских, Руси как восприемников великой Византийской, а через Византию — и греко-римской культуры и цивили­зации. Русская культура стала мощным связующим звеном между культу­рой каждого из народов нашего Отечества и мировой культурой. Русское слово стало общим словом многоязычной России. С гениальной простотой об этом сказано Пушкиным:

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,

И назовет меня всяк сущий в ней язык,

И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой

Тунгус, и друг степей калмык.

 

В советскую эпоху интенсивно складывалась новая культура, на плодород­ной почве которой родился и вырос новый создатель и распространитель этой культуры — советская творческая интеллигенция, советская творческая элита. Это имело огромное, всемирное значение. Поскольку история доказала: общество и государство стабильны и динамично развиваются лишь тогда, когда у власти находится подлинная, народом взращенная и выдвинутая национальная элита. Действительно лучшие люди страны. Короче — цвет нации, а не ставленники враждующих олигархических кланов или корыстных группировок.

 

Другая культура

 

С реставрацией капитализма в России, с утверждением его в крими­нально-олигархическом виде русская культура превратилась в главный объект духовной агрессии капитала. Она последовательно убивается, вытаптывается, извраща­ется, злобно фальсифицируется. И это понятно. Ибо духовная культура — это, прежде всего, представление о добре и зле, красоте и истине. И, конечно же, пред­ставление о святости — о том, чем невозможно поступиться, пренебречь: любовью к Отечеству, долгом перед ним, достоинством и честью.

Первый и главный удар был нанесен по социалистическому производству с его уникальной культурой коллективного труда. Рушились трудовые коллек­тивы, праматерью которых являлась русская сельская община с ее традициями взаимопомощи и солидарности. Общественная собственность, объединяющая людей в труде и служившая материальной основой их культуры, была ликвиди­рована. При господстве частной собственности культура, равно как и ее важнейшая составная часть — наука, переведены на рыночную основу. Все это привело к деградации духовной жизни народа — русского в первую очередь.

Стала культивироваться антикультура, или “массовая культура”. Ее еще называют попсовой. Под видом борьбы со всем советским, коммунистическим тяжелым молотом космополитизма стали бить по традициям русского реализма в литературе, музыкальном и изобразительном искусстве, в кино, театре, на теле­видении. Прозападная власть вывела на оперативный простор поставангар­дизм и постмодернизм, вдохновители и ревнители которых принялись калечить сочинения литературных гениев, давая им свою извращенную интерпретацию в кино, на телеэкране, театральной сцене. Русские музыкальные, хоровые ансам­бли, театральные труппы русской драмы третируются, низведены на положение Золушки в сфере культуры. В лучшем случае — до этнографического элемента, призванного извлекать рыночную выгоду из посещения резервации туземцев вестернизированной публикой.

Не открою Америку, если скажу, что язык — как дерево, на котором появля­ются новые побеги, а старые ветви отмирают. Какие-то слова переходят в пассив. Буквально тысячи новых слов приходят в наш словарь, наш лексикон, так как отражают новые реалии. И это закономерно! Это процесс — живой, разви­ва­ющийся по своим законам. Но есть тревожные тенденции в языке, которые насаждаются целенаправленно, методично, повсеместно. И велика роль в этом средств массовой информации: телевидения, печати, радио, Интернета, кино и театра.

Чем это вызывается? Прежде всего, стремлением руководителей СМИ, продюсеров, постановщиков привлечь рекламодателей, поднять рейтинг передач, статей, роликов, теле- и кинофильмов. Дойти до обывателя, опуститься до его уровня, говорить на его примитивном языке, не давать ему задуматься над основами бытия.

На театральной сцене Москвы и Петербурга происходит издевательство над творениями русских литературных гениев. Глумление — вот что отличает поток западных окололитературных поделок, будто бы призванных “поднимать” и “развивать” тему русской культуры. Модернизм, постмодернизм, авангардизм и, наконец, поп-арт не случайно имеют богатых спонсоров и нагло теснят реализм русской культуры, что не в чести у власти. Все это формы и стили искусства сытых, пресыщенных жизнью. Их приверженцы претендуют на наднациональное, сугубо авторское, только автору понятное, выражение художественной мысли.

Произведения модернистов, авангардистов имеют массовые тиражи, шумную рекламу, что роднит их с вульгарными сочинениями детективной литературы, наводнившей книжные рынки. Почему? Потому что новомодные поделки отвлекают и отчуждают не только от суровой социальной действитель­ности, но и от национальных начал духовной жизни. Обращают русского человека в его противоположность — в космополита. Тиражи русских классиков ныне куда скромнее. Ведь они обращаются к разуму и совести читателя, к его душе, подвигают его к извечным вопросам. Классическая русская литература — искусство синтеза, высоких обобщений. Она побуждает к глубокому чувству и глубокой мысли. Чтобы отвратить от нее человека, молодого в первую очередь, насаждается в массах склонность к бульварному чтиву — “глотанию пустот”, по образному определению Цветаевой. Не чувствовать, не мыслить, а наслаждаться — это рекламируется, внедряется в быт и нравы рыночной культурой.

Под рыночный ранжир подводится система высшего и школьного образования. Ее якобы “реформа” — это удар страшной силы по стволу русской культуры. По преподаванию литературы, истории и математики. Дело не только в том, что образование, с принятием закона об автономном управлении школой, становится платным и для многих недоступным. Оно лишается тради­ционной основы русской школы — фундаментального гуманистического образо­ва­ния, дающего основы всестороннего умственного и нравственного развития, резерв интеллекта. Раннее утилитарное профессиональное образование — вот что сегодня становится уделом школы.

 

Не терять бдительность!

 

Культурная экспансия глобализма бьет по всем национальным культу­рам. Быть коммунистом, марксистом-ленинцем означает быть прежде всего органично вписанным в свою национальную культуру. Знать ее, защищать и развивать. Уважать культуру, традиции и обычаи всех народов.

“Исследовать, изучить, отыскать, угадать, схватить национально-особен­ное, национально-специфическое в конкретных подходах каждой страны к решению единой интернациональной задачи — вот в чем главная задача пережи­ваемого исторического момента”, — учил Ленин.

При этом нельзя забывать, что у русского вопроса был и есть сильный, ковар­ный и давно известный противник. Еще в первые годы Советской власти господствующей стремилась стать троцкистская доктрина, основанная на авантюристической теории “перманентной революции”. Россия в этой логике рассматривалась просто как “куча хвороста для разжигания мирового пожара”. А о ее долговременных, в том числе связанных с развитием русской культуры, интересах не могло быть и речи.

Под флагом Пролеткульта шла травля выдающихся представителей реализма в литературе и искусстве, в исторической науке. Пытались размыть и уничтожить форму существования русской культуры — реализм, норовя подменить его авангардизмом и модернизмом. Революционный космополитизм деятелей Пролеткульта выразился в их кощунственном лозунге: “Пушкина — на свалку истории”. Дело дошло до того, что пролеткультовцы посягнули на святая свя­тых — на русский язык. Пытались искусственно сконструировать язык и литера­туру пролетариата. Все это было проявлением троцкизма в сфере культуры и представляло реальную угрозу ее полного отрыва от национальных корней.

Идейный разгром троцкизма, его преодоление в политике, что было сделано под руководством И. В. Сталина, спасли русскую культуру. Она восстановилась в своих правах и получила свое высшее развитие в советской культуре, национальной по форме и социалистической по содержанию.

Самоубийственная теория “перманентной революции” потерпела крах и сменилась патриотической концепцией “построения социализма в одной отдельно взятой стране”, предполагавшей возрождение державной мощи России, а значит — и ее коренной культуры.

К жизни пробудились лучшие творческие способности русского народа. Под руководством партии Советская страна сумела сформулировать адекватный и быстрый ответ на возросшие угрозы и риски. Советская модель российской культурной стратегии явилась долгожданным синтезом двух традиционных русских доктрин: державной — с ее идеей государственной самодостаточности и славянской — с ее концепцией славянского геополитического блока и куль­турного пространства. Воплощение в жизнь этой модели принесло нам победу в Великой Отечественной войне, дало ранг ядерной сверхдержавы. Позволило создать блестящую науку, первой вывело страну в космос.

Однако предательство горбачевской элиты все это разрушило, свело на нет. Сегодня культурные и цивилизационные утраты России колоссальны.

Еще раз хочу подчеркнуть, что русские превратились в самый крупный на планете разделенный народ. На наших границах появились экономически сла­бые, постоянно враждующие между собой соседи. И это привело к тому, что Россия, сама находясь в тяжелейшем положении, вынуждена исполнять роль донора бывших советских республик. А также принимать на свою территорию с Кавказа и Средней Азии миллионы беженцев, переселенцев и нелегальных иммигрантов.

Одновременно с окраин страны усиливается отток русского населения в результате того, что власть бросила на произвол судьбы стратегически важные регионы — Дальний Восток и Крайний Север. Разрушены кадровые, экономи­ческие и организационные основы безопасности страны. Армия и военно-промышленный комплекс находятся в состоянии глубокого кризиса.

Резко сузилось пространство, где действует и способно развиваться русское культурное начало. Великая аура русской культуры, вписавшая в элиту мировой цивилизации культуры сотен народов СССР, оказалась разор­вана в клочья. И ныне активно замещается и в Прибалтике, и на Кавказе, и в Средней Азии, да и в самой России американизированными суррогатами эрзац-культуры.

Россия вновь стоит перед необходимостью решения тех же трех гро­мадных геополитических и цивилизационных задач, что и четыреста лет назад: прорыв к Балтике, собирание русских земель и выход к Черному морю, оформление четких границ на юге и юго-востоке, удержание сферы своего культурного воздействия. Только теперь у нас нет в запасе веков для их решения. Петля, наброшенная на горло России, давит все сильней.

Как же намереваются решать эти задачи нынешние властители России? Да никак! Власть сегодня не имеет никакой ясной стратегии. Более того, она демонстративно игнорирует униженное положение русского народа, от века являющегося державообразующим этносом России.

 

 

И снова — бой!

 

В этих условиях коммунисты как главная оппозиционная сила страны просто обязаны предложить обществу свою конструктивную национальную стратегию. Мы считаем, что в сложившихся обстоятельствах курс на спасение России приобрел четко выраженные черты национально-освободительной борьбы. Это определяется следующими ключевыми моментами.

Во-первых, американский глобализм сегодня пытается не просто эксплуа­ти­ровать Россию, а стремится, уничтожив ее государственность и подавив суверенитет, разрушить основы существования русского и других российских народов. Культурная агрессия Запада, подкрепляемая подрывными действиями “пятой колонны” изнутри России, представляет собой ключевой аспект данного процесса. Или — или: западное засилье или русское возрождение — так поставлен вопрос.

Во-вторых, новый класс крупных собственников, сложившийся в постсо­ветской России, не только не укоренен в национальную и культурную почву нашей страны, но является лишь отрядом “приказчиков” транснацио­нального капитала. В сущности, он представляет собой модернизированное издание компрадорской буржуазии. Это — каток, сминающий все русское, советское и народное в России.

В-третьих, лейтмотивом всей “политики реформ”, проводимой этим господ­ствующим классом, являются экономическая экспроприация и социальная маргинализация основной массы населения России. А также последовательное уничтожение его культуры, языка, традиционных ценностей и ориентаций. О том, насколько далеко зашло национально-классовое угнетение, говорит хотя бы тот факт, что нынешняя средняя зарплата жителя России намного меньше, нежели был заработок негров на предприятиях ЮАР в 70-е годы.

Переплетение экономического, культурного и национального гнета не может не создавать в российском обществе колоссального потенциала нацио­­нально-освободительной борьбы. Борьбы, в которой заинтересо­ваны самые широкие слои общества, весь исторически сложившийся институт отечествен­ной государственности в целом. Ибо, как писал Ф. Энгельс, “до тех пор, пока отсутствует национальная независимость, большой народ исторически не в состоянии даже обсуждать сколь-нибудь серьезно какие-либо внутренние вопросы”.

В таких условиях именно защита культуры — как залог развития демократии “до конца” — становится одной из основных задач всей борьбы за социальную революцию.

Причем, решая ее, современным российским коммунистам есть на что опереться, есть что защищать. В их распоряжении огромное богатство русской, всей российской культуры, а также марксистской и русской национальной мысли. В их арсенале — мощь русского слова, уникальный опыт российской глубинки.

Знание не только столичной, но и провинциальной жизни России показы­вает, как много можно сделать на местах — от премий и издательских программ до чествования хранителей Слова и всенародных праздников. Приедешь, скажем, в Новгородскую область и смотришь канал “Славия”, убеждаешься, что живы народные традиции, и на многие события люди смотрят коренным русским взглядом. Взять даже близкое Подмосковье: здесь утверждена премия имени Михаила Пришвина, создана содержательная издательская программа.

В мае Международный праздник славянской письменности и культуры впервые будет проводить не областной центр, а древняя Коломна!

Защита культуры — это подвижничество живых носителей и защитников русской — советской культуры, образующих духовную оппозицию власти. О них пишут газеты “Правда”, “Советская Россия”, “Московский литератор”, “Литера­турная газета”, журнал “Наш современник”, многие региональные партий­ные и патриотические издания. Огромную патриотическую просветительскую деятель­ность ведет издательство ИТРК, руководимое А. Титовым. Партия по мере своих сил и возможностей будет их поддерживать.

Это защита могучего реалистического начала нашей культуры. Не было бы носителей реалистических традиций в советской литературе — Максима Горького, Алексея Толстого, Константина Федина, Константина Паустовского, — никогда бы она не стала великой. А она стала таковой, дав не только советскому народу, но и миру художественных гениев: Михаила Шолохова — в прозе, Александра Твардовского — в поэзии.

Это деятельность великих мастеров русской, советской культуры, подняв­ших руководимые ими творческие коллективы на уровень мирового признания: Малый театр имени А. Н. Островского, Певческая капелла имени Глинки, хор имени Пятницкого, хор имени Александрова и др.

Это развитие традиций народного творчества — создание народных хоров и оркестров народных инструментов, народных клубов и библиотек, краевед­ческих музеев, проведение праздников русской поэзии и песни, смотров худо­же­ственной самодеятельности.

Надо, чтобы народ знал своих подвижников, слышал их голос. Живет и борется за Россию классик русской советской литературы Валентин Распутин. Сражаются Юрий Бондарев, Михаил Алексеев, Василий Белов, Егор Исаев. Имена духовных ратоборцев можно множить: это авторы (их немало) журнала “Наш современник”, возглавляемого Станиславом Куняевым, подвижники русского искусства — народные артисты Юрий Соломин, Николай Губенко, Владимир Бортко, Татьяна Доронина, Василий Лановой, Михаил Ножкин, Аристарх Ливанов, Александр Михайлов, Николай Бурляев, Владислав Чернушенко, Анатолий Полетаев, Александра Стрельченко, Наталья Курганская, Татьяна Петрова, Василий Овсянников, семья талантливых художников Кугачей, братья Ткачевы, Виктор Иванов, Андрей Курнаков и многие другие.

А как энергично борются за высокую культуру, образование и науку Нобе­лев­ский лауреат, депутат фракции КПРФ Ж. И. Алферов, выдающийся математик современности, академик, член КПРФ С. М. Никольский, член-корреспондент РАН, член президиума ЦК Б. С. Кашин.

А сколько подвижников в глубинах России? Всех не назовешь. Есть рато­борцы, есть…

 

Наши задачи

 

Любой народ — всегда патриот своей страны. Он любит ее, гордится ею. Он переживает ее неудачи и чувствует себя как бы членом одной семьи, имеющей общие интересы, исторические корни. Семьи, коллективно смотрящей в будущее. Без национальной гордости и патриотизма граждан не может быть нор­маль­ного жизнеспособного государства. Без них оно и народ приходят в упадок, распадаются и в конце концов исчезают со сцены истории.

Чтобы выжить, Россия должна сокрушить нынешнюю империю паразитов, преступников и бюрократов, установить подлинное народовластие и вернуть себе былые позиции в мире. В этом — стержень стратегии и тактики коммунистов в русском вопросе.

Предпосылки возрождения русской культуры — это, прежде всего, сохра­не­ние и доступность для народа огромного культурного наследия наших предков. Это и многочисленные сборники русского фольклора, и исторические летописи, и старинные народные песни, и духовная музыка, и древние памятники зод­чества и изобразительного искусства. Это великая классическая русская и советская литература и искусство, сочинения выда­­­ю­щихся русских мыслителей oт Древней Руси до настоящего времени. Это народная память. Она жива, но изранена и нуждается в возрождении, освобождении от фальсификаций истории. И здесь мы будем использовать весь арсенал партийной печати, возмож­­ности, которые получают предста­вители КПРФ в средствах массовой информации.

Требуются наше содействие защите и возрождению исторической памяти, православной культуры, уважительное отношение к вере, святыням и обычаям народа. Православная культура много шире сферы религиозных установлений. Она охватывает громадное большинство народа. Духовная мощь православной культуры — одна из составляющих Великой Победы 1945 года. Ставшая народной песня Александрова “Священная война” написана в традициях русской духовной музыки.

Надо максимально использовать для защиты и возрождения русской культуры деятельность фракции КПРФ в Государственной Думе. Следует вменить в обязанность фракции инициирование разработки законов, направленных на поддержку и развитие музейного дела, защиту духовного здоровья народа, в особенности молодежи. На обеспечение достойного материального положения работников науки и культуры. Давно пора ввести государственные стипендии для деятелей культуры, такие же, как те, что уже введены по нашей инициативе для олимпийских чемпионов.

Надо энергично восстать против криминализации всех сфер жизни страны. Уже каждый четвертый мужчина прошел через ответственность по Уголовному кодексу. В год 60 тысяч граждан заканчивают жизнь самоубийством — это население целого города. В стране до 4 миллионов наркоманов, более 2,5 мил­лиона больных алкоголизмом, до 2 миллионов человек страдают так называемой игроманией. Ежегодное убийство путем абортов 2 миллионов неродившихся русских — это катастрофические издержки пропаганды вседозволен­ности и “безо­пас­ного секса”. Вот страшная цена западного, торгашеского “образца свободы”.

Целесообразно создание творческого коллектива ученых для написа­ния учебного пособия в помощь учителям истории и учащимся старших классов. Нужно организовать и провести под эгидой КПРФ Всероссийский съезд, совещание или слет учителей истории, русского языка и литературы для рассмо­трения вопросов борьбы с фальсификацией отечественной истории. Выступить совместно за чистоту русской речи, народного и лите­ра­турного слова. Создавать по инициативе и при активной поддержке региональных отделений КПРФ исторические клубы для подрастающего поколения.

Нужна поддержка КПРФ местных инициатив по возрождению народного творчества: хоров и хоровых ансамблей русской песни, оркестров народных музыкальных инструментов, клубов любителей художественного слова.

Целесообразно проведение по инициативе и под эгидой нашей партии ежегодных слетов городов-героев (это наше начинание уже перехватывает “Единая Россия”). Конкурсов патриотической песни с обязательным включением в их программу произведений русских, советских композиторов. Конкурсов художественного слова многонациональной России (от Пушкина до Гамзатова). Эти мероприятия должны носить всероссийский характер и широко освещаться в партийной и патриотической печати.

Нужно уметь обличать преступления режима против культуры. Здесь не поме­шает и выдумка, а у нас еще много казенщины. Так, газета “Книжное обозре­ние” совместно с Генеральной дирекцией книжных выставок и ярма­рок присудила специальный приз “Почетная Безграмота” за “самое бес­смыс­ленное и беспощад­ное издательское достижение или за особо цинич­ное престу­пление против русской словесности” руководителю Первого телеканала Константину Эрнсту как “физическому воплощению телеви­дения, оглупляющего простого человека, отрывающего его от книги и чтения, от всякого проявления культуры”. Не учредить ли и нам аналогичную антипремию в области политической культуры?

Делом мирового значения является защита русского языка.

В этой связи, видимо, будет полезным поучиться у Франции, Канады, Норвегии, Польши, Венгрии и других стран, которые используют администра­тивно-правовые инструменты для защиты национальной культуры и продвиже­ния национального языка.

Так, во Франции как минимум 60 процентов фильмов, демонстрируемых телевизионными сетями — прежде всего в “прайм-тайм”, — должны быть евро­пей­ского производства. При этом доля оригинальных франкоязычных фильмов — не менее 40 процентов. Государственная компания “Radio Franсe” не связана такой квотой, но статья 30 ее устава оговаривает, что она отдает приоритет франкоязыч­ным песням и поощряет молодые национальные таланты.

В мире только четыре языка выработали терминологию и могут развивать, обучать и обучаться всем вариантам науки и культуры: русский, английский, французский и немецкий. Среди этих языков, обеспечивающих доступ ко всем благам и ступеням цивилизации, нет китайского, арабского, испанского, порту­гальского, индийского, индонезийского. Для преподавателя или научного работ­­ника, едущего на работу в Индию, Китай и т. п., требуется знать один из мировых языков. Значит, выбирая один из четырех языков, он выбирает или Россию, или страны НАТО. И, следовательно, отдает предпочтение и оказывается в орбите влияния России или этого агрессивного блока…

Китайские, вьетнамские, северокорейские, кубинские, арабские, афри­кан­ские и латиноамериканские руководители и интеллигенция, тысячи и тысячи граждан из стран Восточной Европы по-прежнему говорят по-русски. Знают и любят нашу страну и ждут того момента, когда она наконец стряхнет с себя бремя паразитов-компрадоров и политических авантюристов. Они поддержат нас и Россию.

 

Русская культура и русский социализм

 

Россия, нынешнее поколение ее граждан оказались на грани безвре­менья. И, обращаясь к народу, мы — как автор древнейшего памятника русской политической мысли “Слова о Законе и Благодати” митрополит Иларион — говорим: “Встань, отряси сон, ибы не умер ты, но спишь до всеоб­щего восста­ния”. Наш ответ на вызов времени — это теория и прак­тика русского социализма. Первый шаг на этом пути — необходимость убедительно объяснить народу, что именно социализм является квинтэс­сенцией той тысячелетней русской культу­ры, русской цивилизации, русской идеи, которая способна сплотить нацию для одоления смуты и хаоса “реформ”, сна разума и чудовищных химер нынеш­него безвременья.

Необходимо дать внятные ответы на целый ряд серьезных вопросов, возникающих в связи с введением в политический оборот формулы русского социализма.

Первая группа таких вопросов вплотную связана с проблемой идейного наследия как марксистско-ленинской, так и традиционной русской обществен­но-политической мысли.

Нам следует показать и доказать российскому обществу, что в своем нынешнем виде формула русского социализма органично вписывается и в марксизм, и в многовековую русскую культурную и духовную традицию. Что она не только впитывает в себя достижения всех течений отечественной мысли, но и способна предотвратить новые расколы в национальном сознании.

Вторая группа вопросов связана с сочетанием универсальной социалисти­ческой идеи и национальной самобытности “русского пути”.

В связи с этим надо точно определить, о каком социализме мы сегодня ведем речь. Ибо это понятие являлось ключевым как для Ленина или Сталина, так и для Троцкого или Хрущева. При том, что они зачастую вкладывали в него совершенно разное содержание. В любом случае не подлежит сомнению, что в начале третьего тысячелетия именно русский социализм должен стать современ­ной формой нашей общенациональной идеи, конструктивно сочетающей в себе идеалы социальной справедливости, национального достоинства и российской даровитости.

Третий комплекс проблем связан с разработкой теории государственного строительства. Здесь следует особенно тщательно учесть все прежние дости­жения и ошибки.

Мировой опыт наглядно доказал нам, что и всеобщая зарегулированность, и хаос “демократической государственности” равно губительны для России. Поэтому формула ответа на русский вопрос предполагает гармоничное сочета­ние: державной мощи — с народными свободами, государственного регулиро­вания — с демократическими институтами, а национальной самобытности — с дружбой народов.

Речь тем более не идет о каких-либо ущербных трактовках русской политической культуры, как якобы силы, ставящей на нищету и подавляю­щей личность, — той, что стрижет-де всех “под одну гребенку”. Нельзя решить проблему русской культуры, не решая всего спектра проблем бытия творца и носи­теля этой культуры — русского человека. Хотя бы потому, что культура — вещь отчуждаемая. В мире есть и было много охотников до русского культур­ного богатства, но… без самих русских. Слабый народ обречен потерять и себя, и свою культуру.

Наконец, четвертая группа проблем касается духовного содержания рус­ского вопроса и русского социализма.

Сегодня вполне очевидно, что без нравственного возрождения общества вытянуть Россию из той ямы, в которую затолкали ее “демократы”, невозможно. Как известно, мораль — это концентрированное выражение некой идеи, нацио­нальной, конфессиональной, общественной. Но так как на государственном, обще­признанном уровне таковой идеи нет, то нет и морали. “Единая Россия” предлагает обществу идею “достижения жизненного успеха”. Успеха в разнуз­данном потребительстве и самоуничтожении? А это значит, что стране навязыва­ются вся та же вседозволенность и волчьи капиталистические законы. Оголтелые либералы издеваются над “марьиваннами” и “иваниванычами”, высокомерно рассуждая — “если ты такой умный, то почему такой бедный”.

Мы, коммунисты, считаем и настаиваем, что возрождение морали и культуры, возрождение нации немыслимо без опоры на традиционные цен­ности, на много­вековые народные святыни. Немыслимо без обеспечения реальных экономических, социальных и политических прав и интересов русских и всех народов России.

Мы предлагаем обществу следующую программу решения проблемы русской культуры и всего русского вопроса в современных условиях.

1. Реальное равенство представительства русских, то есть абсолютного большинства трудящихся, как и всех народов России, в экономике, политике и в государственных органах управления снизу доверху.

2. Устранение всяких препятствий для национально-культурной самоорга­низации русских на всей территории страны. Защита русского языка. Прекраще­ние искусственной “американизации” нашей жизни, особенно в прессе и на телевидении. Охрана исторических святынь и памятников русской культуры.

3. Адекватное присутствие русских в информационной и культурной сферах. Особенно в средствах массовой информации. Активное противодействие попыткам духовной агрессии против русского народа, его национально-культурных традиций. А также — насаждению тоталитарных сект, других псевдо­рели­гиозных суррогатов “нового мирового порядка”, стремящихся подменить собой традиционную православную веру на территории истори­ческой России.

4. Принятие мер, наказывающих по всей строгости закона за любые прояв­ления русофобии как экстремистской формы разжигания межнацио­нальной розни. Будь то высказывания первых лиц государства, оскорбляющие русский народ, или бытовые конфликты в общественных местах.

5. Защита наших соотечественников за рубежом. Использование всех возможностей государственного и общественного воздействия на правящие режимы тех государств, где попираются культурные, гражданские и социально-экономические права русских.

Самобытность, преемственность, устремленность в будущее, духовность и народность являются основополагающими чертами русской идеи. В совре­менной России есть политическая сила, мировоззрение которой воплощает в себе все ее черты, — это КПРФ. Только она сможет стать той точкой опоры, объеди­нившись вокруг которой мы сумеем переломить ситуацию и начать долго­жданный выход из затянувшегося кризиса.

Мы отдаем себе отчет в том, что спасение и подъем русской культуры невозможны без решения всего комплекса социально-экономических и политических проблем, гнетущих, уничтожающих нашу страну.

Совершенно очевидно, что в нынешних условиях даже те куцые нацио­нальные проекты, которые поручил В. В. Путин своим кандидатам в “преем­ники”, не имеют шансов быть реализованными. Наоборот, в России и дальше продолжаются процессы деиндустриализации, социальной деградации и окончательного превращения страны в сырьевой придаток стран Запада и Востока.

Мы считаем, что лишь кардинальное изменение экономического курса при решающей роли государства позволит исправить ситуацию. Для этого, прежде всего, необходимо следующее:

1.  Новая индустриализация страны в соответствии с требованиями XXI века.

2. Национализация всех стратегически важных отраслей экономики.

3. Восстановление системы государственного управления и планирования.

4. Отказ от вступления в ВТО на данном этапе. Действенная защита вну­треннего рынка и отечественного товаропроизводителя от недобросовестной конкуренции из-за рубежа.

5. Преодоление нынешней гигантской пропасти в уровне доходов между богатыми и бедными через создание новой, более совершенной налоговой системы.

Мы понимаем, что предлагаемые меры являются довольно жесткими. Но дру­гого пути нет. Либо мы их реализуем, либо страну с падением мировых цен на нефть с неизбежностью ждет окончательная деградация промышленности, сельского хозяйства и социальной сферы. Наступит катастрофическое обни­щание населения. И, в конечном счете, произойдут экономическая регионали­зация и политический распад Российской Федерации.

Сегодня именно КПРФ является выразительницей национальных интересов России. Хочу напомнить нашим политическим оппонентам: национальную идею не изобретают. Она выстрадана нашим народом за тыся­челетия. Суть ее проста и очевидна. Нам не выжить в этом мире и не удержать просторы и природные богатства без сильного государства, мощ­ного общенародного сектора эконо­мики, возвращения народовластия, восста­новления уважения к человеку труда и воссоединения триединого русского народа — великороссов, малороссов и белорусов.

Без русской культуры, в которую внесли свой вклад все народы России, невозможен социализм. Без социализма не могут быть спаяны русская куль­тура, русский народ и вся Россия. Именно так, как и в Великую Отечественную войну, поставлен сегодня вопрос Историей.

Сформировавшаяся в труднейших условиях информационно-психо­ло­ги­ческой войны, политической травли и гонений, КПРФ сумела выстоять и впитать в себя боль за поруганное Отечество. Она впитала в себя и сегодня олицетворяет всю горечь оскорбленной русской души, весь накал святого народного гнева... Сплав этих чувств с марксистско-ленинским учением, с современными политическими технологиями и многовековым истори­ческим опытом России и воплощается сегодня в формулу русского социа­лизма, советской державности и народовластия. Это и есть путеводная звезда наших будущих побед!

 

 
  • Обсудить в форуме.

    [В начало] [Содержание номера] [Свежий номер] [Архив]

     

    "Наш современник" N5, 2007
    Copyright ©"Наш современник" 2007

  • Мы ждем ваших писем с откликами.
    e-mail: mail@nash-sovremennik.ru
  •