НАШ СОВРЕМЕННИК
Очерк и публицистика
 

Евгений Савченко,

губернатор Белгородской области

 

БЕЛГОРОДСКАЯ МОДЕЛЬ СОЗИДАНИЯ

 

В этом номере журнала широко представлено творчество белгородских прозаиков и поэтов, проникнутое любовью к родному краю, землякам с их каждодневным созиданием жизни. Белгородцы целенаправленно работают над национальными проектами и региональной Программой улучшения качества жизни населения, достигли определенных успехов в сельском хозяйстве, решении жилищной проблемы, когда приоритет — за домами усадебного типа. Свой дом на земле лучше, чем квартира в “многоэтажке”, утверждает губернатор Белгородской области Е. С. Савченко. Сегодня Евгений Степанович рассказывает по нашей просьбе, на чем зиждется успех социально-экономического развития области.

 

КАЧЕСТВО ЖИЗНИ — ДЛЯ ВСЕХ

 

Движение к качественно новому этапу жизни — это вызов времени, и наша готовность дать адекватный, достойный ответ вылилась в Программу улучшения качества жизни населения. Принята она ровно три года назад, в апреле 2003-го. Хотя скептики тогда говорили: мол, затея утопична, несвое­временна и ее отцы-идеологи — всего лишь прожектористы и популисты. Действительность же показывает, что мы с этим судьбоносным документом ничуть не поспешили и максимально точно оценили потенциал области, перспек­тивы развития как нашей территории, так и всей страны, чутко уловили государственный мотив новой экономической политики, стремление вернуть Россию в разряд великой державы.

Не забирая ни влево, ни вправо, белгородцы выбрали прямой и трудный путь созидания, органично соединив интересы государственные, террито­риальные и гражданские. Это и стало концептуальной основой нашей програм­мы-максимум, сфокусированной, спроецированной на человека таким образом, чтобы в конечном счете его жизнь заметно улучшилась.

Качество жизни не сводится только к уровню материального достатка, а является результатом удовлетворения потребностей в конкретных социальных условиях, которые дополняются уверенностью, что удалось сохранить и не поста­вить под угрозу свою физическую и психическую целостность, личную свободу и возможности для творчества. Естественно, что потребности одного человека отличаются от запросов другого, тем не менее существует ряд базисных. Одни из них связаны с реализацией фундаментального права на жизнь; другие — соотнесены с условиями труда и быта; третьи — с самореа­лизацией личности, осуществлением ее прав и свобод.

Допускаю вполне закономерный вопрос: как, в метрах или килограммах, все это измерить? Участвующие в разработке Программы ученые предложили комплексную оценку, систему показателей, отражающих уровень реализации потребностей человека, степень его удовлетворенности осуществлением своих планов, соотнесенных с социальными стандартами и ресурсными возможностями общества. Систематизированные показатели, как-то: здоровье и продолжительность жизни, стабильность и благополучие семьи, защищенность детства, профессиональный успех, уверенность в завтрашнем дне и т. д. — могут быть измерены с помощью статистических данных и социологических исследований.

Полученные таким образом показатели характеризуют степень социаль­ной комфортности и личного успеха, выраженного в индивидуальных достиже­ниях человека, его личностном росте, способности добиваться признания самосто­ятельно, собственными силами — это с одной стороны; с другой — дадут представление о деятельности органов власти, всех хозяй­ствующих субъектов. По сути это означает не что иное, как принци­пиальное изменение приоритетов управления, переход от функционального управления к соци­альному, когда и совершенствование инфраструктуры, и экономи­ческий рост уступают пальму первенства задаче содействия личному успеху сограждан, обретению индивидуального счастья. Это всецело соответствует конститу­ционному положению о Российской Федерации как социальном государстве (статья 7 Основного закона).

При всей своей оригинальности Программа улучшения качества жизни населения представляет собой технологический план, обеспечивающий движение региона по пути совершенствования всех групп индикаторов, характеризующих жизнь и деятельность людей. Это долгосрочный процесс, и его скорость зависит от эффективности солидарных усилий органов власти и управления, населения и институтов гражданского общества. Точно знаю одно: с движением к благополучной жизни нельзя “поспешить”, можно лишь опоздать, отстать от других, оказавшись на обочине цивилизации. Такова логика жизни, таковы законы эволюции общественных отношений. Прав тот, кто не просто идет в ногу со временем, но действует на опережение. Нужно не тормозить, а развивать внутренние, глубинные потребности любого нормального человека в самореализации, творческом поиске, помогать в осуществлении его жизненных программ, в стремлении к более высокому уровню духовного и материального благосостояния.

Белгородская модель созидания всегда отличалась своей социальной направленностью. Мы и прежде, имея более скромные возможности, стремились проводить последовательную политику в интересах большинства. Шаг за шагом преодолевая груз социальной усталости, белгородцы приобре­тают чувство уверенности — явный признак того, что жизнь налаживается. По данным аналитического еженедельника “Коммерсантъ — Власть”, Белгородская область занимает по качеству жизни пятое место среди субъектов Российской Федерации; впереди нас две столицы (Москва и Санкт-Петербург) и две республики (Татария и Чувашия). Для рейтингового анализа были отобраны 19 параметров, включая продолжительность жизни (наши мужчины в среднем живут 62 года, женщины — 74 года), жилую площадь, охват детей дошкольными учреждениями, уровень образования, медицинского обслуживания и многое другое, что учитывает официальная статистика.

Программа улучшения качества жизни населения стала областной объеди­нительной идеей. Первые промежуточные результаты, несомненно, выбивают почву из-под скептиков. Тем более что в наши паруса подул ветер из Центра. Президент Владимир Владимирович Путин выдвигает одну иници­ативу за другой, предлагает конкретные национальные проекты и программы, позво­ляющие поднять конкурентоспособность России во всех аспектах. Феде­ральная власть не просто посылает сигналы к действию, а решительно берет на себя функции генератора и проводника идеологии всеобъемлющих преобра­зований, консолидируя общество для решения вполне конкретных задач.

Сельское хозяйство как национальный приоритет

 

Вхождение в рыночный режим хозяйствования не оставило России иного выбора, как включиться в глобальную конкурентную борьбу. Эшелон мировой экономики набирает скорость, и, если не хотим, чтобы он ушел вперед без нас, нужно запрыгнуть в свой вагон на ходу, проявив смелость и ловкость. У нас это обязательно получится. На этот счет я, видно, неисправимый оптимист. Несмотря ни на что верю в большие способности нашего народа. Вот и по поводу вступления во Всемирную торговую организацию, первой жертвой которой, как многие предрекают, может стать село, ответил бы известной народной мудростью: волков бояться — в лес не ходить. Далеко не все отечественные сельхозтоваропроизводители согласны быть жертвой, потому готовятся к неизбежному самым тщательным образом, чтобы в момент цепких объятий глобальных конкурентов быть, что называется, во всеоружии. Прежде всего это демонстрирует мясная отрасль, которая определяет в немалой степени продовольственную безопасность страны. Именно на долю мяса приходится максимальный прирост импортного продовольствия. Вот и в минувшем году его закордонные поставки увеличились на 23 процента по сравнению с предыдущим.

Для Белгородчины производство мяса, как и в целом животноводство, является традиционно ведущим. Еще в советские времена область имела всесоюзно признанный успех благодаря специализации на промышленном производстве свинины, говядины и даже баранины. “Невидимая рука рынка”, конечно, основательно подорвала устойчивость животноводческих комплексов тридцати—сорокалетней давности, тем не менее именно с их реконструкции начался процесс возрождения высокотехнологичного производства, способного противостоять всем потенциальным конкурентам как вне, так и в пределах родного Отечества.

Без преувеличения, мясная отрасль переживает сейчас подъем, в чём убедился недавно председатель правительства М. Е. Фрадков, посетивший птицеводческую компанию “Приосколье”. Она включает в себя птичники, инкубаторы, комбикормовые заводы, торговые дома. Это одна из четырех инвестиционных компаний, наших бизнес-титанов — основных участников региональной программы развития птицеводства, предусматривающей к 2010 году выйти на 400 тысяч тонн бройлерного мяса. Такие же параметры заданы программой развития свиноводства. Помнится, когда на заседании областного правительства обсуждались эти программы, наш легендарный председатель колхоза имени Фрунзе, специализирующегося на производстве свинины, дважды Герой Социалистического Труда Василий Яковлевич Горин заметил: “Они меня просто ошеломляют своим размахом, своей гранди­оз­ностью”. Важно еще то, что они позволяют излечивать известные социальные заболевания деревни. Достаточно сказать, что в совокупности они дадут около 30 тысяч рабочих мест — хорошо организованных, высоко­механи­зиро­ванных и автоматизированных, достойно оплачиваемых. Уже не редкость, когда в агрохолдингах средняя месячная оплата труда достигает десяти тысяч рублей.

Сельское хозяйство действительно становится конкурентоспособным во всех аспектах. Главное теперь — сделать все возможное, чтобы этот процесс не пошел вспять. Государство должно гарантированно обеспечивать благо­приятный макроэкономический климат, чтобы бизнес не потерял интерес к сельскому хозяйству, которое наконец-то попало в сферу национальных приоритетов. Свои соображения на этот счет я имел возможность высказать на заседании Государственного совета, которое проходило в самом конце минувшего года. Первое: Правительству Российской Федерации необходимо заключить двустороннее соглашение с каждым регионом — участником национального проекта — в отдельности. Регион берет на себя обязательство произвести заданные объемы животноводческой продукции по современным технологиям. Правительство, в свою очередь, несет ответственность за создание и поддержание конкурентоспособности отечественного агропродо­воль­ственного рынка, а значит, должно принять решение не увеличивать, как сейчас, а уменьшать ежегодно квоты на импорт мяса и совместно с россий­скими ассоциациями товаропроизводителей регулировать оптовые и розничные цены, как это делается в странах с либеральной экономикой, скажем, во Франции.

Второе: инициированный Президентом страны Владимиром Владими­ровичем Путиным проект по селу — давно ожидаемый и ясно дающий понять, что государство встает на сторону отечественного сельхозтоваро­произ­води­теля, подставляет свое надежное плечо под тяжелый груз проблем аграрно-про­мыш­ленного комплекса России. Это чрезвычайно ответственное полити­ческое решение. Что же касается заданных параметров, то они, на мой взгляд, более чем скромны. В частности, в животноводстве обозначенный рост производства в три-четыре процента в год может быть многократно превышен. Государству вполне по силам создать за пять ближайших лет конку­рен­тоспособное производство в объемах, необходимых для того, чтобы Россия обрела продовольственную независимость и еще поставляла на внешний рынок экологически чистые продукты питания.

По этому поводу хочу заметить, что производство натуральных продуктов востребовано во всем мире, и у России есть шанс занять эту нишу. Эксперты западных стран говорят, что Россия может заработать около ста миллиардов долларов, поставляя на рынок экологически безопасные продукты.

Кстати сказать, мне импонирует наступательный настрой министра экономического развития и торговли РФ Германа Оскаровича Грефа, который недавно публично поделился своей мечтой об увеличении продоволь­ственного экспорта. Она родилась в Индии, где привезенное им вино заслужило самых высоких похвал участников переговорного процесса. Нечто подобное я наблюдал в Германии, на международной выставке в Берлине, на которой мы были представлены вполне достойно, с нами считались, прини­мали как партнеров, а хозяйствующие в белгородском агробизнесе субъекты заключили больше всех соглашений, договоров, контрактов. Посетители выставки, в основном это пожилые и молодые немцы, давали восторженные оценки натуральным продуктам, что демонстрировали наши пищевики, кондитеры, производители мясо-молочной продукции.

Разумеется, не на одних эмоциях индийцев или немцев замешаны наши амбиции относительно перспектив отечественного АПК. Белгородская область показывает хороший пример: за три года производство мяса птицы выросло с 35 тысяч тонн до 150. Успех обеспечен тем, что, с одной стороны, мы нашли союзников в лице инвесторов, которые уже вложили в село около 30 миллиардов рублей и еще столько же вложат; с другой — воспользовались благоприятными условиями, возникшими после введения Правительством Российской Федерации квот на импорт мяса.

Определенные успехи показывают и другие российские регионы. Вообще, аграрная отрасль по сути своей является самой конкурентоемкой; монополизм, сговор сотен тысяч субъектов хозяйствования тут практически исключен, в отличие от других секторов экономики. Что, между прочим, нередко выходит боком сельхозпроизводителям: поставщики техники, удобрений, горюче-смазочных материалов ежесезонно задирают цены, а рыночная стоимость сельхозпродукции растет в два-три раза медленнее, и получаемый аграрниками доход не позволяет возмещать понесенные на производство продукции затраты.

Неэквивалентный обмен товаров между городом и селом обошелся последнему уже в триллионы рублей. Только в нашей области ценовой диспаритет выкачивает в год около двух миллиардов рублей. В развитых странах, как известно, не допускается подобная экономическая и социальная несправедливость. Недаром они отчаянно бьются за право сохранить щедрые дотации своим сельхозтоваропроизводителям, настолько щедрые, что нашим не снились даже в самые благоприятные времена. Года три назад Герман Оскарович Греф вместе с Алексеем Васильевичем Гордеевым, министром сельского хозяйства, проводили в Белгороде совещание с представителями аграрного бизнеса. Они настолько удивили министров скромностью запросов, которые заключались всего лишь в просьбе регулировать импорт продовольствия, что Греф не удержался от замечания: “Мои западные коллеги мне сильно позавидовали бы”.

“Вмешательство” государства в виде соответствующего проекта является жизненно необходимой мерой. Тем более что дальнейшее финансовое обескровливание села усугубило бы многие наши национальные проблемы. Мы не вправе забывать об особой роли села. В России, как, впрочем, в любой другой стране, помимо производственной функции, оно выполняет другие, не менее важные для страны задачи: демографические, экологические, культурные. Пока живет наша деревня, Россия остается Россией.

СВОЙ ДОМ — ДЛЯ КАЖДОЙ СЕМЬИ

 

Помимо аграрной в области активно решается жилищная проблема. К ней мы тоже нашли свой ключик, сосредоточив усилия не столько на латании дыр, сколько на новом строительстве, отдав при этом приоритет индивиду­альному жилью, возведению домов усадебного типа. Через десять лет, по нашим расчетам, в собственных благоустроенных домах должны проживать две трети белгородцев, или около миллиона человек.

Начало реализации этой важнейшей социальной задачи было положено двенадцать лет назад, когда администрация области учредила фонд под­держки индивидуального жилищного строительства. Вначале он кредитовал сельских жителей: механизаторов, животноводов, а также учителей, медиков, культ­ра­ботников, для которых, кстати, был установлен дополнительный льгот­ный коэффициент, равно как и для многодетных семей, ветеранов боевых действий. Дополнительный — потому что общий порядок выдачи займов уже является льготным, с рассрочкой платежей на десять-пятнадцать лет и под пять процен­тов годовых, сейчас — вообще под один процент. Еще застройщику бесплатно предоставляются проекты жилых домов, по льготной цене (без НДС) продаются стройматериалы, компенсируется половина затрат на авто­транспорт, машины и механизмы, используемые при строительстве.

В основном ссуда погашается сельхозпродукцией, выращенной застрой­­щи­­ком на подворье: мясом, молоком, картофелем, другими овощами и фруктами — всем, что растет в огороде. Ведь мы строим для того, чтобы направить энергию в позитивное русло. Достойное жилье должно обрастать хозяйством с расчетом на то, что поможет хозяину нового родового гнезда обеспечить свою платежеспособность, высокий уровень благосостояния всей семье.

Что касается горожан, то им предложен вполне приемлемый вариант сотрудничества в реализации жилищной проблемы. Он не отменяет вовсе ипотеку, которая, по нашему мнению, все же хороша для стран, где инфляция один-два процента в год, а стоимость потребительских кредитов не превышает трех-четырех процентов. Нам больше подходит вариант кооперации, различных объединений граждан, использующих накопительные формы сбережений, своеобразные кассы взаимопомощи, которые при поддержке государства позволяют вовлечь в процесс строительства или инвестирования жилья практически все население. В чем заключается поддержка государства? Во-первых, в начислении ежегодной премии на остаток накапливаемой суммы на личных счетах граждан для компенсации инфляции; во-вторых, в финансовой поддержке первоначального взноса для определенной части населения, например, работников бюджетной сферы.

В нашей области на базе фонда поддержки индивидуального жилищного строительства организован кооператив “Свой дом”, куда уже вступили полторы тысячи человек, из них 900 — бюджетники, 550 — молодые семьи (до 35 лет), 50 — работники предприятий, организаций и учреждений различных форм собственности. 660 членов кооператива уже получили кредиты и приступили к возведению коттеджей на специально отведенных для этих целей земельных участках с заранее подведенными усилиями того же фонда-застройщика коммуникациями. Кооператив полностью оправдывает свое название. Он объединяет тех, кто разделяет наши взгляды на семью, где должны быть прочные связи между поколениями, где старшие показывает добрый пример младшим, где складывается особая аура, атмосфера любви, в которой воспи­ты­ваются дети, желательно — не меньше трех. (Кстати, при рождении третьего ребенка застройщик получает из бюджета сто тысяч рублей на лицевой счет в кооперативе.) Подобные семейные отношения, согласитесь, трудно выстроить в малогабаритной квартирке на N-ом этаже, в отрыве от земли.

Кооперативное движение объединяет тех, кто разделяет нашу идеологию градостроения, где доминирует усадебное домостроение. Если призадуматься над истоками современных проблем, а это и коммунальные, и демогра­фические, и миграционные, то в основе всех этих бед лежит неправильная, скажу так, расселенческая политика. Излишняя урбанизация, которая наблю­далась в прошлом веке, к великому сожалению, продолжается в наше время. Поэтому в рамках жилищного национального проекта необходимо, по моему глубокому убеждению, выстроить новую градостроительную политику. Нужно обеспечить в ближайшее десятилетие ежегодный ввод в России по миллиону коттеджей. Уровень многоэтажного строительства можно оставить на существующих 20-25 миллионах квадратных метров в год.

Что даст это стране? Во-первых, она превратится в большую строи­тель­ную площадку. Во-вторых, для миллионов соотечественников, в том числе из ближнего зарубежья, закончится время безысходности, а то и деградации, появится хорошая жизненная перспектива. В-третьих, будут укрепляться семьи, что самым положительным образом скажется на разрешении вышепере­численных проблем. Без всякого пафоса можно сказать, что Россию спасет добротный дом усадебного типа. Для достижения этой цели, которая может стать национальной идеей и оказать большое влияние на социальное самочув­ствие общества, привести к качественному изменению жизни в стране, считаю, что государству надо принять решение о конвертации богатства тленного в виде сотен миллиардов долларов в нетленное — миллионы усадебных домов для счастливых семей россиян. Судьба, возможно, дает нам последний шанс, и грешно его не использовать.

Первое, что обычно отмечают многочисленные гости Белогорья, это сплошь строительные леса. Действительно, куда ни глянь — целые микрорайоны новых застроек. Они разительно изменили ландшафт области, и я делаю такой вывод: если бы такой алгоритм строительства был запущен по стране лет 15—20 назад, облик России был бы совершенно иным. Иной была бы ситуация с кадрами. Иной была бы жизнь. Страна покрылась бы красивыми жилыми домами, а в них звенели детские голоса. И семьи были бы счастливы. Все бы работали, некогда было пьянствовать от тоски и безысходности. Верно народная мудрость гласит, что труд спасет от всех зол.

Проводя новую политику градостроительства, мы вряд ли добились бы таких успехов, если бы не велась работа по обустройству каждого уголка земли белгородской. Начали с газификации, которую завершили в максимально короткие сроки за счет концентрации усилий и средств. Также целенаправленно приступили к дорожному строительству и комплексному благоустройству терри­торий. Даже в сельских населенных пунктах строим тротуары, чтобы крестьянин имел возможность в любую погоду обходиться без резиновых сапог, прокла­дываем водопроводы, устанавливаем телефоны, декорируем адми­нистративные здания, выкладываем вокруг них песчано-цементную плитку, делаем живые изгороди, клумбы, альпийские горки, бюветы. И неуди­вительно, что наши большие и малые города и села становятся победителями различных конкурсов, Белгород дважды занимал призовые места как лучший город России. Отрадно, что в этих зримых преобразованиях отражаются старания земляков реализовать мечты о лучшей жизни, закла­дываются основы культуры нашего общего жития, формируется сознательная потребность в деятельной любви к родине.

 

 

 
  • Обсудить в форуме.

    [В начало] [Содержание номера] [Свежий номер] [Архив]

     

    "Наш современник" N4, 2006
    Copyright ©"Наш современник" 2006

  • Мы ждем ваших писем с откликами.
    e-mail: mail@nash-sovremennik.ru
  •