НАШ СОВРЕМЕННИК
Очерк и публицистика
 

АЛЕКСАНДР  КАЗИНЦЕВ

МЕНЕДЖЕР ДИКОГО ПОЛЯ

 

Часть IV

 

СИСТЕМА “ПУТИН” И БУДУЩЕЕ РОССИИ

Диктатура бесплодных

 

Вознес мой холм — и с высоты его

Могу взирать на все, что мне подвластно.

Что не подвластно мне?..

А. Пушкин. “Скупой рыцарь”

 

 

Всё под контролем. Ресурсы в кулаке. “Российский политический лидер, сосредоточивший в своих руках самую большую власть со времен Сталина”, — характеризует Путина итальянская “Коррере делла Сера” (цит. по: Inopressa.ru). А уверенности нет.

Нет уверенности — это обнаруживается и в президентской интонации (к началу второго срока она обрела державную категоричность, но сейчас в ней снова, как и во времена путинского дебюта, различим вопрос, адресованный невидимому суфлеру). И в действиях власти — не к месту импульсивных, опрометчивых. Но главное — в ситуации в стране, которая ничего общего не имеет с картинкой, транслируемой из Кремля.

В твердыне московских царей нынче опасаются   в с е г о.   Не поверите — даже оранжевых шариков. На исходе минувшего лета газеты сообщили о трагикомическом эпизоде: “...Активисты движения “Мы” планировали в полдень провести на территории московского Кремля акцию по раздаче брошюры с текстом российской Конституции и оранжевых воздушных шаров. Об акции было объявлено заранее, и когда около 10 активистов “Мы” собрались в офисе движения “За права человека”, чтобы надуть воздушные шары, на улице уже дежурил автобус с милиционерами. А участников акции предупредили, что в случае появления на улице с оранжевым шариком они будут задержаны” (“Новые Известия”, 8.08.2005).

Любители воздушных шаров не испугались. Тогда власти срочно закрыли Кремль! Так, наверное, во время оно княжеские дружинники запирали ворота детинца при приближении татарских полчищ...

Впрочем, режим, судя по всему, решил бороться не только с легкомыс­ленными поклонниками оранжевого цвета (а заодно и с собственной Конституцией: не допустить ее раздачи в Кремле — жест предельно выразительный, показы­вающий, как в путинской эрэфии обстоит дело с уважением к Основному закону).

Ближе к концу года в прессе появились сообщения о том, что МВД срочно закупает, в том числе за границей, спецтехнику для подавления массовых бес­порядков. “К примеру, крупная партия водометов будет закуплена в Израиле”, — информирует “НГ” (12.10.2005).

Значит, по русским старикам — из израильских водометов! Красноречивая подробность...…

С другой стороны, где же приобретать спецтехнику, как не в Израиле? Там уже полвека — со времени образования еврейского государства на земле Палестины — власти воюют с коренным народом. Московские “демократы” заполу­чили под свой контроль Россию всего 15 лет назад. Естественно желание поучиться у старших товарищей.

Замминистра внутренних дел генерал Михаил Суходольский полон энтузиазма. Он заявил “НГ”, что закупленные водометные машины “в ближайшее время будут использоваться для ликвидации несанкционированных митингов и массовых уличных беспорядков” (там же).

Любопытно, не правда ли — власти который год талдычат о стабили­зации и более того — об улучшении жизни, росте зарплаты, обуздании инфляции и т. д. и т. п. “Жить стало лучше, жить стало веселее”. Тогда зачем, спрашивается, запасаться спецтехникой в чаянии народных волнений?

Похоже, ни режим, ни газетчиков такие нестыковки не волнуют. Журналисты взахлеб расписывают убойный эффект заморских монстров. “Машина буквально напичкана электроникой, — заходится от восторга “МК”. — Тут есть все, начиная с системы пожаротушения и заканчивая специальным тараном, с помощью которого можно проехать через баррикады. Основная водяная пушка расположена на крыше и может поворачиваться на 360 градусов. Рядом с ней находится видеокамера, которая является “глазами” оператора и ведет постоянную запись, по которой в дальнейшем можно будет установить не только главных зачинщиков беспорядков, но и определить правомерность действий самих милиционеров. Если же ледяного душа окажется недостаточно, то в баки водометов добавят специаль­ные красители, которые помогут сотрудникам милиции опознать и задержать дебоширов” (“МК”, 11.11.2005).

Текст впечатляющий! Как и сама машина. Конечно, опытный литератор вычеркнул бы несколько местоимений (который — который — который — явный избыток). Однако этот плеоназм тоже характерен. Он, быть может, невольно передает степень воодушевления, кровожадный энтузиазм писаки.

Казалось бы, уже все сказано, а журналист не может угомониться: “Но и это не все. Один из главных козырей водометной машины — это способность распылять вместе с водой слезоточивый порошок. Получившаяся смесь может очень быстро покрыть огромную территорию. В “газоводяном” режиме машина за считанные минуты может разогнать 10-тысячную толпу, и израильский опыт применения водометов это подтверждает” (там же).

Читая этот гимн насилию, невольно вспоминаешь текст иного рода, но также призывающий к расправе над русским мужиком:

 

Трави его трактором. Песней бей.

Лопатой взнуздай, киркой проколи!

                                      Э. Багрицкий

 

Вроде бы другие времена. А песня та же! И та же ненависть, кружащая голову, туманящая глаза, напрочь отшибающая врожденную осторожность. Социальная месть? Не только.   Н а ц и о н а л ь н а я   ненависть   з а х в а т ч и к о в   к коренному народу!

О,   э т и   “миндальничать” не будут. Окруженные толпой “туземцев” (нищих туземцев, добавим теперь), властители боятся и ненавидят ее. В случае крайности в ход пойдут не только водометы. “Мы будем стрелять”, — не раз провозглашал главный политтехнолог Кремля Г. Павловский (цит. по: “Завтра”, № 13, 2005). Ему же принадлежит многозначительное высказывание: “Путин революции не боится: у него есть средства, он Верховный главнокомандующий” (“МК”, 18.07.2005).

В последние месяцы у ястребов от либерализма прибавилось уверенности. В Кремле напряженно ждали вестей с южного порубежья: сумеет ли очередной постсоветский режим пережить “оранжевое” поветрие. В начале ноября из Баку пришла обнадеживающая но­вость. Серия “оранжевых революций” остановлена”, — выстрелил верно­подданный “МК” (9.11.2005).

Что же случилось в Баку? Ничего особенного на первый взгляд: власть выиграла выборы. Но в том-то и дело, что после Тбилиси, Киева, Бишкека на это почти не надеялись. Вот почему известия из азербайджанского Центризбиркома воодушевили не только бакинских баев, но и московских господ.

Рецепт успеха прост. Полиция буквально втоптала оппозиционеров в асфальт. Характерен итог митинга, проведенного 1 октября: более 60 раненых, 200 задержанных (“Независимая газета”, 3.10.2005). 9 октября люди снова вышли на улицы. И вновь десятки раненых, около 100 задержанных. Полиция не просто разгоняла демонстрантов — преследовала их, круша всё на своем пути. Ущерб, в частности, понесли уличные кафе, где пытались укрыться манифестанты (“Независимая газета”, 11.10.2005).

И так — изо дня в день, до самого голосования. Прибавьте обыски в офисах оппозиционных партий, задержания активистов (все это запротоколировано наблюдателями), и вы сможете ощутить бодрящую атмосферу “свободного волеизъявления”. Московская проправительственная пресса на полном серьезе отмечала: “Падение интереса к выборам, хотя и обернулось некоторым понижением явки, в целом носило абсолютно здоровый (!) характер. Оно лучше всяких аргументов (!!) убеждало — никаких эксцессов не будет” (“МК”, 8.11.2005).

С Александром Будбергом, гнавшим репортажи из столицы солнечного Азербайджана, не поспоришь: удар полицейской дубинки и впрямь убеждает “лучше всяких аргументов”. Но тезис журналиста о том, будто падение интереса к выборам и, как следствие, снижение явки носит “здоровый характер”, представляется странным, особенно в статье известного либерала. И показательным — именно в таком направлении эволюционирует не только бакинская, но и московская “демократия”.

Тут уместно отступление. Опытные полемисты советуют: прежде чем спорить — уточни термины. “Оранжевая революция” не прошла! — ликовали кремлевские СМИ. По идее, и мы, простой люд, должны радоваться: цветные революции нанесли России колоссальный ущерб.

Но само это понятие   м н о г о о б р а з н о.   На том же киевском Майдане — я писал об этом — стояли самые разные группы: активисты, проплаченные западными фондами, галичане, фактически оккупировавшие Киев, местная молодежь, пришедшая потусоваться, и наивные правдоискатели, увидевшие в ряженых оранжистах народных заступников.

Иное дело — Баку. Под ударами полицейских дубинок особенно не потусуешься. Молодых балдежников в толпе почти не было. Разбежались и профессиональные активисты. Их лидер — экс-спикер Милли меджлиса Расул Гулиев даже не решился приехать в страну из Лондона, где он, подобно другим представителям “альтернативной” эсэнговской элиты, с комфортом обосновался.

Своих “галичан” — особого субэтноса, ориентированного на Европу, — в Азербайджане нет. Кто же тогда выходил на митинги? Обычные люди, чья зарплата в два-три раза меньше, чем в России, и в полтора-два раза меньше, чем на Украине. Они имели право,   в ы с т р а д а л и   п р а в о   на протест.

Их-то и лупила полиция! Получившая — аккурат к выборам — 5—6-кратное повышение окладов (“Независимая газета”, 3.10.2005).

Я не могу радоваться победе над   т а к и м и   “революционерами”. Я не люблю, когда избивают  н и щ и х.  Ликование отечественных будбергов нестерпимо вдвойне: они явно проецируют бакинский “триумф” на Москву — так, дескать, и надо! Лупите, а если не поможет, то и стреляйте. “Раздавите гадину!” — “демократический” припев, знакомый с 1993-го. Тогда “гадина” была “красно-коричневой”…...

В сущности, либеральные борзописцы и политтехнологи провоцируют власть — по примеру азербайджанской — отбросить остатки демократии. Напомню, Алиев не ограничился избиением демонстрантов. Накануне выборов он приказал арестовать ряд министров своего собственного кабинета. Их обвинили в двух смертных грехах: коррупции и финансировании оппозиции. В первое легко поверить, ибо вся система власти в Азербайджане насквозь коррумпирована. Об этом свидетельствуют наблюдатели, более объективные, чем г-н Будберг — советую ему почитать свою же газету (“МК”, 15.08.2005). А вот в то, что министры — назначенцы обоих Алиевых — готовили   г о с п е р е в о р о т,   позвольте не поверить. Их признания   п е р е д   т е л е к а м е р о й,   о чем с торжеством сообщали московские СМИ, на мой взгляд, вовсе не являются доказательством вины. Виновность устанавливает суд, а не государственная телекомпания, контролируемая лично президентом. Казалось бы, для демократов это аксиома.

Выяснилось — нет. Железный Будберг отчеканивает: “...Министры-олигархи, финансировавшие госпереворот, оказались за решеткой” (“МК”, 8.11.2005). Опасность не только в том, что журналист без проверки принимает обвинения, выдвинутые властью, и даже не в том, что известный либерал с нескрываемым восторгом приветствует пресло­вутую “решетку”. Опасность прежде всего в том, что само   у ч а с т и е   в   в ы б о р а х   на стороне оппозиции фактически приравнивается к   п р е с т у п л е н и ю.   Даже если арестованные министры финансировали блок “Азадлыг” (“Свобода”), это не означает, что они финансировали   г о с- п е р е в о р о т.   “Свобода” официально участвовала в выборах.

В предыдущей главе я уже обращал внимание: противостояние власти законными методами все чаще трактуется в СМИ как “провокация” (см. репортаж “МК” об арестах молодых оппозиционеров 9 мая “Провокаторы исчезают в полдень”). Публикации об азербайджанских выборах продемонстрировали: это не случайность, а  т е н д е н ц и я.

Могут сказать: конечно, насилие власть не красит, но Алиев — наш союзник. А “оранжевые” занимают антироссийские позиции. Для меня это аргумент серьезный.

Но можно ли назвать бакинский режим пророссийским? Алиев отчаянно флиртует с Америкой. Воспользуемся свидетельством человека, лучше других осведомленного. Американский журналист Томас Гольц 15 лет проработал в Азербайджане. Вот что он говорит об отношениях Баку и Вашингтона: “Налажено военное сотрудничество и сотрудничество в области безопасности в целом, при этом на беспрецедентном уровне.….. Осуществление проекта нефтепровода Баку—Тбилиси—Джейхан является свидетельством укрепления американо-азербайджан­ского сотрудничества в области энергетики в ущерб Ирану, Армении и, возможно, даже России...” (“Независимая газета”, 24.10.2005). Более того, как отмечает Гольц, “находящиеся у власти в Вашингтоне идеологи вполне могут восполь­зоваться Азербайджаном как базой для дестабилизации положения в Иране”.

Откровения американца требуют лишь одного уточнения. Проект нефте­провода, уводящего каспийскую нефть в обход России, направлен не столько против Ирана и Армении, сколько против нашей страны. Сейчас из Баку на Запад спешно тянут еще две трубы: западный рукав нефтепровода в грузинский порт Супса и газопровод в турецкий Арзрум (где азербайджанский газ будет конкурировать с российским).

Ущемляют интересы Москвы и планы по перебазированию американских войск из Ханабада (Узбекистан) на аэродромы в Азербайджане. Теперь — после размещения джи-ай  ещё и в Румынии — Соединенные Штаты имеют возможность замкнуть черноморскую дугу (Румыния—Турция—Закавказье) и окончательно запереть Россию в Северном Причерноморье.

В этих условиях по меньшей мере нелепо представлять результаты азербайджанских выборов как поражение Запада: дескать, раз революции  не получилось, значит, Запад проиграл. Или на том же основании как триумф Москвы. Если только мы не согласимся считать успехом России искоренение где бы то ни было любого инакомыслия, подавление всякой свободы — в кавычках и без.

Люди, знающие историю, могут припомнить, что такой период у нас был — в царствование Николая I. Да и брежневский застой, несмотря на ностальгическую привлекательность для нынешнего поколения, основывался на подавлении интеллектуальных поисков внутри страны и в “социалистическом лагере”. И в том, и в другом случае мы восстановили против себя коалицию мировых держав и, что еще хуже, народов.

Повторение пройденного было бы   т р а г е д и е й.   Геополитической и духовной.

А вот Запад, прежде всего США, может занести происходящее в Азербайджане в свой актив. Сценарий, разработанный в Вашингтоне для Баку,  и з н а ч а л ь н о  ничего общего не имел с украинским. Если Киев еще до выборов поставили перед фактом: Соединенные Штаты будут считать сфальсифицированным любой результат, не устраивающий оппозицию, то режиму Алиева — также загодя — была выдана индуль­генция. В октябре, за месяц до голосования, Буш отправил азер­байджанскому президенту послание, где приветствовал его привержен­ность “проведению свободных и справедливых выборов” (“Независимая газета”, 24.10.2005). Подобными авансами мировой гегемон не разбра­сывается.

Основой официальной американской доктрины, по словам Т. Гольца, является поддержание в Азербайджане “стабильности, с тем чтобы продолжить развитие добычи энергоносителей и добиваться своих политических целей” (там же). Американцев можно понять: в Каспийском море сосредоточено 5% мировых запасов нефти и 10% запасов газа (“МК”, 15.08.2005). И ключ к этой кладовой у Алиева.

Не случайно сразу по окончании выборов Америка устами своего посла Рино Харниша признала их законность. И это несмотря на то, что оппозиция насчитала 21 тысячу (!) нарушений. То, что хотя бы некоторые из обвинений справедливы, подтверждено решением Конституционного суда Азербайджана, отменившего результаты по 10 округам. Сам Ильхам Алиев, демонстрируя объективность, освободил от занимаемых должностей глав трех районов — именно за вмеша­тельство в подсчет голосов (“Независимая газета”, 17.11.2005).

По утверждению иностранных наблюдателей, в частности из ПАСЕ, наруше­ния отмечены по крайней мере в 20 округах (“Независимая газета”, 7.12.2005). Тем не менее не только американский посол, но и Госдепартамент признали выборы легитимными.

Так что же, Запад отказался от экспорта цветных революций? Всё не так просто. Здесь-то мы и подходим к главному итогу выборов, о котором напрочь умалчивают российские СМИ. Во-первых, потому, что он им невыгоден. Во-вторых, потому, что опасен для  н а с  (в данном случае я не отделяю народа от власти). Механизм, “затикавший” в Баку, скорее всего, еще подбросят в Москвy. К 2007-му...

Американский посол открыл Алиеву зеленый свет. А президент Парламентской ассамблеи ОБСЕ — обратите внимание! — член конгресса США Элси Гастингс зажег перед ним красный. На пресс-конференции в Баку он заявил: “Наше мнение заключается в следующем: вчерашние выборы не отвечают обязательствам Азербайджана перед ОБСЕ и международным стандартам проведения демократических выборов” (“Независимая газета”, 8.11.2005).

Это не досадный разнобой мнений. Не случайная нестыковка позиций (столь характерная, отмечу попутно, для заявлений российских официальных лиц). Нет, тут продуманная,   и е з у и т с к а я   политика. Опасная тем, что она по сути неотразима и позволяет достичь сразу   н е с к о л ь к и х   целей. Соединенные Штаты умудрились и своего союзника сохранить у власти, и оппозицию от себя не оттолкнуть.

Но СШA не просто помогли Алиеву. Они подцепили его на  д в о й н о й  крючок. Будет вести себя примерно — останется в силе вердикт Харниша. Попробует проявить строптивость — никогда не поздно вернуться к нелицеприятной оценке Гастингса. Опыт Тбилиси и Киева показал: победа “оранжевых” ставит страну под контроль Америки. В Баку Соединенным Штатам удалось повернуть ситуацию таким образом, что при   л ю б о м   раскладе контроль остается за ними.

Это новое,   п р и н ц и п и а л ь н о   важное обстоятельство, коренным образом   м е н я ю щ е е   смысл и оценку событий. Рано господа будберги с облегчением вздохнули: революция остановлена! Это Гулиев остановлен. А Буш своего добился.

Да и остановлены ли оранжисты, еще вопрос. А если вдуматься, то и вопроса нет: американская тактика давления на два конца конфликтного коромысла с   н е и з б е ж н о с т ь ю   оборачивается   з а т я г и в а н и е м   кризиса, созданием ситуации   н е у с т о й ч и в о г о   равновесия, когда достаточно лишь слегка сместить центр — и при минимуме усилий достигается максимальный эффект.

Горючий материал для протестов всегда найдется. Собственно, его никто и не думал разгребать. Алиев с самонадеянностью восточного деспота полагал, будто достаточно вбить оппозицию в подворотни, чтобы обеспечить себе победу. Но что ждало людей в подворотнях? Грязные стены и неизбывная нищета. Причина протестов осталась неустраненной.

И вот — выборы закончены, а митинги продолжаются. 9, 13, 19, 26 ноября. И всякий раз это не единицы маргиналов — десятки тысяч людей! 26 ноября нервы у президента не выдержали. Он дал команду с показательной жестокостью разогнать собравшихся. По всем мировым телеканалам прошли кадры: струи водометов сбивают демонстрантов с ног, полиция, размахивая дубинками, преследует людей, неподвижные фигуры, оставшиеся на асфальте после стычек. Около 100 демонстрантов получили ранения, более 30 задержаны (“Независимая газета”, 28.11.2005).

“НГ” цитировала слова председателя Народного фронта А. Керимли: “Уверен, что власть в Азербайджане совершила непоправимую ошибку, сбросила маску демократов и продемонстрировала миру свое истинное лицо. И против них, безусловно, должны быть приняты самые жесткие меры” (там же).

Сомневаюсь, что меры будут “самыми жесткими”. Но это и не столь важно. Вопрос в другом. Начать репрессии легко. Но сколько,   к а к   д о л г о   можно лупить несогласных? Казалось бы, тоже ещё  проблема: сколько захочу, столько и буду!.. Однако на деле существует   л и м и т   н а   н а- с и л и е.   Нигде формально не закрепленный, меняющийся от случая к случаю, от страны к стране и, однако же, вполне конкретный.

Характерно, за полгода до бакинских событий политологи и журналисты упрекали киргизского президента А. Акаева: мол, применил бы насилие, не погнушался испачкать белые перчатки, глядишь, и сам бы в президентском кресле усидел, и страну бы от хаоса уберег. Так вот, для справки любителям “помутузить” оппозицию: Акаев уже делал ставку на насилие. В 2002-м, когда противники впервые потребовали его отставки, он дал приказ стрелять. Погибло 17 человек (“Независимая газета”, 8.11.2005). И все — лимит на насилие был исчерпан. Стрелять второй раз он не осмелился. Да ему, скорее всего, и не дали бы.…..

Как бы то ни было, “триумф” власти в Баку создал проблем больше, чем решил. Боюсь только, что кремлевские политики и прокремлевские писаки никаких уроков не извлекли. Показательно — тот же “МК” попросту перестал печатать сообщения из Азербайджана, когда выяснилось, что ситуация не столь однозначна. Все, что усвоили наши “демократизаторы”, — это “лупить и не пущать”! Будто именно так — и только так! — можно решить любые проблемы.

Второй раз за один год события в постсоветских столицах оказались чуть ли не мистически связаны с ситуацией в Москвe. В январе 2005-го, напуганные победой “оранжевой революции” в Киеве, российские власти без боя уступили старикам, обделенным Зурабовым. В декабре закат “оранжевой революции” в Баку тут же отозвался приметным ужесто­чением политики Кремля.

Нa исходе года властям предстояло серьезное испытание: выборы в Мосгор­думу. Если раньше местные выборы — даже столичные — не имели большого политического значения, то в 2005-м “Единая Россия” объявила их “главным хитом осени” (“МК”, 26.07.2005). “...Этот состав Мосгордумы через два года будет утверждать нового мэра столицы. А Москва — это страна в стране, где каждый голос на вес золота”, — пояснил один из главных “медведей”, депутат Госдумы В. Мединский.

Но дело не только в статусе Москвы. От позиции столичного градоначальника во многом зависит судьба центральной власти — вот что особенно важно. Вспомним: в 1993-м Лужков решительно поддержал Ельцина в его противостоянии с Верховным Советом, что фактически предопределило падение Белого дома. Пример с обратным знаком: в 2004-м киевский мэр А. Омельченко, конфликто­вавший с Кучмой, предоставил Майдан в бессрочное пользование оппозиции, во многом предрешив победу оранжистов.

Не будет преувеличением сказать, что от исхода московских выборов в значительной мере зависело будущее России, во всяком случае в ближайшие годы. Не говоря уже о том, что они призваны были стать политическим камертоном, определяющим настрой избирателей перед кампанией 2007—2008 годов.

Успех, добытый (а отчасти выбитый) властями в Баку, вдохновил Москву на проведение выборов в стиле Ильхама Алиева. То, что “викто­рия”, одержанная в Азербайджане, оказалась более чем двусмысленной, предпочли не заметить.

Первым делом из бюллетеней вычеркнули графу “против всех”. Вроде бы чисто бумажная акция, бюрократическая казуистика, а в результате от выборов оказалась отсечена большая часть протестного электората.

Недавние исследования показали, что симпатии избирателей делятся — примерно поровну — между тремя силами: партией власти, правыми и левыми. Причем только партия власти “вычерпывает” почти все свои голоса (в декабре по России за нее готовы были проголосовать 25%). На левом фланге только 15% избирателей нашли свои партии (прежде всего КПРФ и “Родину”). На правом положение просто катастрофическое — лишь 4,6% поддерживает существующие организации (“Независимая газета”, 6.12.2005). Всего же “бесхозными” остаются более 50% голосов.

Графа “против всех” позволяла выразить недовольство не только отдельными партиями —   с и с т е м о й.   А многие “протестанты” определялись прямо на участке. Однако на московские выборы они не пришли. Кстати, явка составила 34,8% (“МК”, 6.12.2005). Один из самых низких показателей по стране! Долгое время сохранялась опасность, что выборы вообще признают несостоявшимися: к 10 часам проголосовало всего 2%.

Еще одна мера, предшествовавшая народному волеизъявлению, — запрет на проведение митингов. 11 ноября (в разгар “оранжевого” противостояния в Баку) глава московского ГУВД генерал В. Пронин объявил депутатам Мосгордумы, что он обратился к Ю. Лужкову с предложением о запрете митингов со 2 по 6 декабря (то есть накануне и после голосования). Вскоре этот запрет был распространен и на демонстрации оппозиции, намеченные на 27 ноября.

Любопытна реакция депутатов на явное ограничение гражданских свобод (Москва традиционно считается центром либерализма). Председатель Мосгордумы “единоросс” В. Платонов не просто поддержал предложение генерала, поимено­ванное, кстати сказать, “антитеррористическими мерами”, но и объявил о подготовленных им поправках к законодательству, существенно ограничивающих право граждан на демонстрации (“МК”, 14.11.2005).

Сама кампания проходила при силовом давлении власти. Газеты сообщали о том, что дворникам предписали расклеивать агитматериалы “Единой России”. Могу подтвердить — сам видел унылых киргизов в комбинезонах муниципальных служб, расклеивающих “медвежьи” плакаты. Те же листовки облепили едва ли не все торговые павильоны, причем клеили их с внутренней стороны стекла, чтобы оппоненты не могли сорвать. Тогда как наглядная агитация прочих партий мгновенно уничтожалась теми же коммунальными службами.

Впрочем, к подобным методам мы уже привыкли. Так же, как и к “обработке” пенсионеров, которым вместе с пенсией приносили указание за кого голосовать (“МК”, 18.11.2005).

Не обошлось и без новаций. “В Северном Тушине, — информировал “МК”, — младший сержант милиции задержал фургон с плакатом “Родины”. Водителю заявили, что если тот не уберется, ему проколют шины. Водитель не убрался, шины прокололи. Схваченный “родинцами” милиционер раскололся: он получил приказ от начальника ОВД... … У станции метро “Тульская” дорогу агитатору от Партии социальной справедливости перегородил пикет “Единой России”... К агитатору от ПСС подошла милиционер Иванова и с подоспевшим нарядом милиции пару часов держала паренька (тоже по фамилии Иванов), не давая ему ни уйти, ни работать. Однофамилица призналась: по устному распоряжению начальника своего ОВД она обязана отгонять от метро все партии, кроме “Единой России”.… На Ильинке милиция разогнала “яблочников”, пытавшихся провести так называемый индивидуальный пикет (на него не надо разрешения властей). А митингующих либерал-демократов злоумышленники, внезапно выскочившие из толпы прохожих, с ног до головы облили краской” (там же).

Но самым крутым поворотом кампании стало снятие с выборов партии “Родина”. Ни в Москве, ни на федеральном уровне такого еще не бывало! В полной мере значимость произошедшего можно оценить, вспомнив, что “Родина” занимала   в т о р о е   место в гонке (“МК”, 28.11.2005). Усилиями Мосгорсуда был устранен   г л а в н ы й   к о н к у- р е н т   партии власти.

После этого по-новому воспринимается наделавшее немало шума заявление Б. Грызлова о том, что “медведи” собираются взять   в с е   м е с т а   в Мосгордуме. В ответ ему напомнили: по закону органы законодательной власти не могут формироваться из представителей только одной партии. Тогда решили: Грызлов просто не знает законов, которые он же — как спикер Госдумы — принимает. После устранения “Родины” выяснилось — дело вовсе не в недостаточной информированности...

Опасность прецедента не сводится к ограничению свободы выбора. Далеко идущие последствия может иметь присвоение судом — городским, а затем Верховным — права интерпретировать и оценивать художественный (кинематографический) образ. Напомню, “Родине” инкриминировали “разжигание национальной розни” на основе   и с т о л к о в а н и я   рекламного ролика.

Творение г-на Рогозина заканчивалось призывом: “Очистим Москву от мусора!” Примитивно? Без сомнения. Провокационно? Скорее всего, да. Но — обратите внимание — в ролике не сказано, что под “мусором” следует понимать кавказцев. Эти слова можно отнести к арбузным коркам (на чем настаивал Рогозин). И неким обобщенным неряхам, замусорившим Москву. И лишь в качестве   о д н о г о   из вариантов — к иммигрантам, в частности кавказцам.

Трактовка, предложенная судом, не может быть признана бесспорной. Тем более что законники не посчитали нужным дождаться результатов профессиональной экспертизы. К тому же они отвергли незыблемый принцип юстиции: толковать все сомнения в пользу обвиняемого. Если новый подход войдет в обычай,   л ю б а я   партия окажется под ударом. Чуть ли не в каждом символе или образе можно усмотреть крамолу — было бы желание. Красный флаг коммунистов — призыв к насилию (цвет крови), голубой либерал-демократический — знак нетрадиционной ориентации. И т. д. и т. п.

К сожалению, партии-счастливчики, продолжившие предвыборную гонку, предпочли не задумываться об отдаленных последствиях. Они принялись с азартом делить электорат “Родины”. Не пытаясь соблюсти хотя бы видимость приличий.

Вместо того чтобы промолчать (коли уж проявить корпоративную солидарность пороха не хватает), партийные лидеры выступили с совместным заявлением, где потребовали еще более суровых санкций: “Власти, правоохранительные и судебные органы обязаны пресекать в зародыше любые попытки стравить между собой людей разной национальности и веры” (“Московская правда”, 1.12.2005). Такой лексики, да и таких обращений не было, наверное, с незабвенных тридцатых.

Примечательно не только само обращение, но и   д а т а   его публикации. Призыв “в зародыше пресекать” прозвучал 1 декабря, а 2-го состоялось рассмотрение апелляции, поданной “Родиной” в Верховный суд. Служителям Фемиды прямым текстом объяснили,   к а к и м   должно быть решение...

...Меньше всего мне хотелось бы выступать адвокатом г-на Рогозина. Из предыдущих глав читатели могли догадаться, что я не принадлежу к его поклонникам (хотя позиция самой “Родины” мне близка). У меня вызывают вопросы его действия. Зачем было   п о д с т а в л я т ь   партию, имевшую хорошие шансы на выборах? Аналитики с намеком напомнили: “Рогозина вскормили в Кремле, а значит, до сих пор контролируют” (“МК”, 29.11.2005). Утверждают (Г. Павлов­ский), что на следующий день после выборов Рогозин встречался с Путиным (“МК”, 6.12.2005). Почему об этой встрече не объявили официально, и о чем там шел разговор? Примечателен и отказ лидера “Родины” от протестных акций — несмотря на громогласные заявления, сделанные раньше. “Он умолял обиженных активистов не устраивать никакой акции протеста”, — сообщил “МК” (5.12.2005).

Однако эти   ч а с т н о с т и   не должны затемнять существа дела: против наиболее успешной оппозиционной партии был использован административный ресурс. И остальные политические силы   п р и в е т с т- в о в а л и   акцию!

После такого карт-бланша режиму нетрудно было провести выборы по шаблону. “...Сразу из нескольких точек Москвы пришла информация о том, что к избирательным участкам подвозили полные людей автобусы, которые голосовали по открепительным... В реестр заявок для голосования вне помещения вносили людей, их не подававших (например, тех, кто на больничном). В Крылатском наблюдателя удалили с милицией”, — информировал “МК” (6.12.2005).

Выборы сопровождались обысками и задержаниями активистов внесистемной оппозиции. Сотрудники спецслужб штурмовали квартиру, где хранились “50 тыс. подписей и другие документы, которые члены НБП планировали сдать в Регистрационную палату Минюста РФ” (NEWSru. сom). Компьютер с документацией разбили. 20 национал-большевиков были задержаны. Под горячую руку попали журналисты REN-TV и газеты “Коммерсант” (там же).

Проведен обыск и в квартире лидера молодежной “Родины”. А в Подмосковье арестован лидер РНЕ А. Баркашов (там же). Заметка на портале NEWSru.com, где в числе прочих сообщались эти сведения, с вызывающей бесхитростностью озаглавлена “Столица выбирает депутатов Мосгордумы”.

Т а к и е   выборы не могли не принести победы “Единой России”. Теперь “медведи” контролируют 80% мест в столичной Думе (результат, которому мог бы позавидовать И. Алиев).

Тотальная победа была столь ожидаема, что уже за два дня до голосования обозреватель “МК” Ю. Калинина взялась обобщить: “Мы, собственно, уже жили с одной партией. В быту ее так и называли — партия. Говорили: ты член партии? — и всем было понятно, о чем речь, потому что партия была одна — коммунисти­ческая” (“МК”, 2.12.2005).

Вполне возможно, что   и н е р ц и я   п р о ш л ы х   л е т   была одним из решающих факторов, побудивших людей проголосовать “правильно”. Но тем, кто согласился с таким “повторением пройденного”, я советую обратить внимание на существеннейшее уточнение в статье Калининой (которую, кстати, в симпатиях к КПСС никак не заподозришь!): “…У коммунистов хотя бы была идея. Люди все-таки во что-то верили. У единороссов идеи нет” (там же)*.

 

Сколь бы значимы ни были столичные выборы, ими не исчерпывается полити­ческая жизнь страны. Знаковым событием последних месяцев стал кремлевский проект, фактически перекрывающий финансирование неправительственных организаций из-за рубежа. Цель все та же — отвести “оранжевую” угрозу.

Гром грянул в середине лета, когда Путин принимал правозащитников. Акция, призванная продемонстрировать “приверженность демократическим идеалам”, нежданно переросла в перебранку хозяина Кремля с получателями западных грантов. На просьбу правозащитников облегчить доступ к источникам финанси­рования Путин с неожиданной резкостью ответил: “Простите, не въезжаю, как говорят некоторые”. И с раздражением продолжил: “Категорически возражаю против финансирования из-за рубежа политической деятельности в РФ! Ни одно уважающее себя государство этого не допускает! И мы не допустим” (NEWSru. com).

Президент не случайно форсировал голос — он отвечал не столько своим маловлиятельным собеседникам, сколько пытался докричаться до американского конгресса. Выделившего 85 млн долл. на “программы содействия демократическим и экономическим реформам в России” в 2006 году. Видимо, в Кремле помнят, как подобная долларовая накачка помогла киевским “грантоедам” организовать стояние на Майдане.

В принципе, это был вполне здравый ответ на   у г р о з у   и н о с т р а н- н о г о   в м е ш а т е л ь с т в а.   Но беда в том, что российские власти не только перекрывают денежные потоки с Запада, но и “наезжают” на отечественных спонсоров оппозиции. “После того как в преддверии московских выборов наших спонсоров налоговые инспекторы приглашали и довольно грубо спрашивали, почему они коммунистам перечисляют деньги и где их берут, у нас уже спонсоров среди юридических лиц почти не осталось”, — жаловался главный юрист КПРФ Б. Соловьев (“Неза­висимая газета”, 9.12.2005). По сути оппозицию оставляют без средств. А следовательно, и без политической перспективы.

Соответствующие поправки в законодательство оперативно внесли едино­россы, а Госдума столь же срочно рассмотрела их в первом чтении. Казалось, дальнейшее — дело техники. И вдруг хитроумная комбинация застопорилась. Запад надавил на Кремль с невиданной прежде силой. “Удар в две тысячи ЮКОСов”, — с ликованием вынесла новость на первую полосу оппозиционная “НГ” (6.12.2005).

Незадолго до того рупор американского бизнеса газета “Уолл-стрит джорнэл” выступила с требованием наказать Россию за “сворачивание демократических процессов” (цит. по: “Независимая газета”, 2.12.2005). Газета предложила заменить Путина на посту очередного председателя “большой восьмерки” Ющенко. Предложение нелепое: Украина не входит в G-8! Но показывающее, насколько накалились страсти.

Конгресс США и Европарламент приняли грозные резолюции. В Москву спешно вылетел заместитель госсекретаря Т. Бернс. “Состоялся жесткий разговор, касающийся как раз госконтроля над некоммерческими и неправительственными организациями” (“Независимая газета”, 6.12.2005).

Путин вынужден был отступить. Попытавшись извлечь хоть какую-то выгоду из им же созданной коллизии, он сделал широкий жест в сторону демократии, повелев Госдуме пересмотреть злополучные поправки.

Конфликт показал — Запад не намерен выдавать Путину ярлык на   м о н о п о л и з а ц и ю   власти. А без этой “верховной” санкции “подготовительные работы” внутри страны не многого стоят. Обитателям Кремля, приободрившимся было после неудачи “оранжевой революции” в Азербайджане, пришлось с горечью уразуметь: “счастливый билет” предназначался исключительно бакинским властям. Москву “просили не беспокоиться”…...

Почему Путину не дозволяют того же, что клану Алиевых, — отдельный вопрос. Не будем его затрагивать, иначе придется рассматривать длинный список разнообразных факторов, включая исторический. А это столетия борьбы, интриг, взаимных обид. Но и самый скрупулезный анализ не позволяет дать однозначного ответа: слишком много иррационального в отношении Запада к России. Свежий пример: уж насколько выгоден Балтийский газопровод Европе, в частности Германии, а смотрите, какие страсти вокруг него бушуют, как позорят бывшего канцлера Г. Шрёдера за намерение участвовать в проекте... Не будем даже дотрагиваться до ящика Пандоры! Примем за факт: Запад стремится ограничить влияние Путина. А после истечения президентских полномочий в 2008-м, намерен и вовсе заставить его уйти.

Еще в Братиславе Буш твердо объяснил, что “друг Владимир” не может рассчи­тывать на продление срока. Через три года ему придется расстаться с Кремлем.

Репортеры запечатлели выразительную сцену: “Почерневшее лицо Путина — главное впечатление от первого появления двух президентов перед журналистами после бесед” (“Завтра”, № 9, 2005). Было от чего измениться в лице: от Путина потребовали всего и сразу — не только отказа от продления полномочий, но и согласия на передачу российских ядерных объектов под “совместный” контроль России и Америки (там же).

Весь прошлый год настойчивые напоминания западных визитеров о необходимости своевременного ухода чередовались с контрольными вопросами, пока Путин не выговорил — почти по слогам: “Я не буду менять Основной закон. По Конституции нельзя избираться три раза подряд” (цит. по: “Независимая газета”, 3.08.2005).

Переговорами с Путиным дело не ограничилось. Запад заинтере­сован не просто в уходе нынешнего кремлевского лидера, а в замене его на фигуру еще более лояльную. Показательно, что в   т о т   с а м ы й   день, когда Буш объяснялся с “другом Владимиром”, о намерении балло­тироваться в президенты объявил Михаил Касьянов.

Он позиционировал себя не только в качестве вероятного   с м е н щ и к а   Путина, но и как фигуру,   а л ь т е р н а т и в н у ю   ему. Экс-премьер с ходу сделал несколько громких заявлений, охарактеризовав эпоху Путина как период упадка демократии.

К Михаилу Михайловичу мы еще вернемся. А пока продолжим о Владимире Владимировиче.

Судя по всему, он и сам не прочь уйти. Специалистка по России Мари Мандрас из французского Национального центра научных исследований утверждает в газете “Фигаро”: “Российский президент не обладает ни возможностями, ни душой диктатора” (30.10.2003).

Понятно, чужая душа — потемки, а душа сотрудника спецслужб, пусть и бывшего, и вовсе — “тьма египетская”. А потому делать подобные заключения — занятие рискованное. И все же в том, что французская исследовательница вряд ли ошиблась, убеждает черта, доминирующая в образе Путина. Его   н о р м а л ь н о с т ь.   В буквальном смысле слова — он такой же, как все, из одного ряда с другими.

Тут уместно краткое отступление. В глобализирующемся мире люди с задатками диктаторов, или, говоря высоким слогом, вождей стали редкостью, даже диковиной. Трудно определить, что сказалось больше —  унификация личности, повышенная тяга к жизненному комфорту,   н е с о­- в м е с т и м а я   с полнотой ответственности за державу, либо размывание самой основы национального государства, проявляющееся в прозрач­ности границ, открытости рынков и т. п. Сегодня центральная власть вынуждена делить большую часть полномочий с массой международных организаций (таких, как ООН, ВТО, OБСЕ, ПАСЕ, ЕЭС, ЛАГ, Исламская конференция, МАГАТЭ, “Красный Крест” и др.), а заодно и с десятками транснациональных корпораций. Добавьте независимую прессу, сильные профсоюзы, требовательных сверх меры однопартийцев и критически настроенных представителей оппозиции, членов парламента и, наконец, избирателей. Перед всеми надо отчитываться, учитывать все интересы (забудешь — живо напомнят!). Контролеров столько, что эта орда спо­собна отравить удовольствие от обладания властью. И зачем же в таком случае влезать в хомут многотрудной работы? Думаю, Путин был абсо­лютно искренен, воскликнув: “Если семь лет работать с полной отдачей, с ума можно сойти” (цит по: “Завтра”, № 30, 2005).

К слову, информированная “Файнэншл таймс” не так давно сообщила: “Неко­торые советники Путина в частной беседе говорят, что степень прямой вовлечен­ности президента в политическую деятельность снизилась, и даже его рабочие часы за последний год сократились”. Газета делает вывод: “Путин ведет себя как “хромая утка” (президент, завершающий последний срок на своем посту)” (цит. по: Inopressa.ru).

Надо сказать, и раньше Владимир Владимирович в кругу приближенных не слыл трудоголиком. Теперь он, похоже, и вовсе не переутомляется.

“Я уверен, что для Владимира Путина бремя власти уже невыносимо, — утверж­дает известный политолог С. Белковский. — И он действительно хочет сложить с себя колоссальную ответственность за бестолковую страну Россию, а значит, уйти в 2008-м” (“МК”, 14.04.2005).

Правда, достоверность этого суждения вызывает некоторые сомнения — Белковский слывет главным критиком президента. Но система доказательств, развернутая им в серии статей, выглядит убедительно.

Белковский отмечает теснейшие связи Путина с бизнесом. По мнению политолога, они-то и способствовали стремительному возвыше­нию питерского чиновника: “...Владимира Путина привели к власти вовсе не мифические чекисты, а крупные собственники... В первую очередь акционеры “Сибнефти” и “Альфа-групп”. Именно они рекомендовали летом 1999-го тогдашнего секретаря Совета безопасности РФ Путина как преемника Бориса Ельцина — в противовес альтернативным претендентам Сергею Степашину и Николаю Аксененко. И, надо сказать, Роман Абрамович и Михаил Фридман с Петром Авеном не прогадали. Путинский Кремль сделал все возможное не только для защиты их бизнес-интересов и обеспечения экспансии подконтрольных этим людям компаний, но и благословил “обналичивание итогов приватизации” — сначала продажу Тюменской нефтяной компании British Petroleum, а затем и операцию по покупке “Газпромом” (вероятно, совместно с Royal Dutch/Shell) “Сибнефти” (“Завтра”, № 30, 2005)...

Вывод Белковского радикален: “...Второй президент РФ по своей природе вообще не политик... Он — обычный и типичный предприниматель. И все его решения и действия подчинены исключительно логике крупного бизнеса, сводящейся так или иначе к извлечению прибыли” (“Завтра”, № 46, 2005)….

Я бы не стал называть Путина “предпринимателем”, предпочтя этому определению, все-таки не вполне подходящему к нынешнему хозяину Кремля, путинскую автохарактеристику —  м е н е д ж е р. А вот что касается отмеченного Белковским интереса к “извлечению прибыли”, то этот тезис оспорить трудно. Политолог убедительно аргументирует: “Газпром” приобрел “Сибнефть” по  з а в ы ш е н- н о й  цене. “Пакет акций “Сибнефти”, принадлежавший Роману Абрамовичу, буквально накануне сделки подорожал с 12 млрд долл. до 13,1 млрд долл. При этом в 1995 году контрольный пакет “Сибнефти” был продан на залоговом аукционе, разумеется, за целых 100,3 млн долл.” (там же). Оценим не только остроумие комментатора, но прежде всего остроумие людей, провернувших сделку, позволив­шую им положить в карман ровно 13 млрд долл. (13,1 млрд — 0,1 млрд = 13 млрд)!

Пo схожей схеме, утверждает Белковский, в наступившем году госкомпании выкупят 62% акций “Сургутнефтегаза” и контрольный пакет “Норильского никеля”. Автор лукаво замечает: “При этом предположить, что кремлевское начальство получает со сделок гонорары, именуемые в просторечии “откатами”, мы не вправе: зачем это все людям, которые в споре за принадлежащие им пока 30% акций “Сургутнефтегаза” перечислят 10 млрд долл.? Хватит на отборный овес и пони Владику и семи поколениям его потомков” (там же).

Намек, хотя и туманный, но зато легко идентифицируемый...

Если предположить, что все обстоит так, как утверждает Белковский, тo почему бы действительно не уйти на покой?

Тем более что, по прогнозам политолога, ситуация в стране будет только ухудшаться: “...В отличие от большинства функционеров собственной деградиро­вавшей администрации, он (Путин. — А. К.) понимает, что за последние 5,5 года стране во всех сферах — кроме резервов ЦБ и Стабфонда — стало хуже, а не лучше. И уже очень скоро на поверхность вылезут страшные беды, которые схватят российского правителя костлявой рукой за горло: от фактического отделения Северного Кавказа, который и сегодня уже на самом деле неподконтролен Москве, до серии техногенных катастроф, неизбежных в условиях крушения не модернизи­ровавшейся с брежневских времен национальной инфраструктуры... И тогда уже никогда не стать Путину Абрамовичем” (там же).

Рискуя показаться непоследовательным, замечу: в   э т и х   условиях решение Путина остаться на третий срок было бы поступком, достойным, по крайней мере, уважения. Показывающим, что его связывает со страной нечто большее, чем финансовые выгоды... Но скорее всего нам придется стать свидетелями очередного “торжества демократии” (а заодно и личных интересов г-на Путина).

Отступление на заранее подготовленные позиции выглядит весьма логичным, а потому и более чем вероятным. Проблема в том, что существуют силы, способ­ные помешать президенту совершить этот спасительный маневр. И силы эти куда более серьезные, чем пресловутый “глас народа”, в очередной раз взывающий: “Отец родной, не погуби, останься!”

“Зажатый между двумя блоками” — так австрийская газета “Стандарт” озагла­вила редакционную статью о Путине (1.12.2005). Наличие в Кремле двух групп влияния — “питерских силовиков” и либеральных министров — общеизвестно.

В случае ухода шефа экономисты скорее всего пересядут в кресла президентов и вице-президентов крупных корпораций. Не без выгоды разменяв властные полномочия на сумасшедшие корпоративные оклады. В отличие от них “питерские силовики” проиграют однозначно. Московские  старожилы кремлевских кабинетов, недолюбливающие напористых пришельцев из Северной столицы, загодя зло­радствуют: “Целые эшелоны с бывшим начальством потянутся обратно в Питер”...…

А кто-то может совершить еще менее приятный вояж — в Гаагу. Не случайно на табло газеты “Завтра” в середине 2005-го появилась инфор­мация: “Инсайдерские источники сообщают, что по запросу американских контрагентов был подготовлен и отправлен в Вашингтон первый вариант “списка Чубайса”, в котором содержится 39 фамилий “военных преступ­ников” из числа российских офицеров и деятелей из окружения прези­дента Путина, непосредственно руководивших боевыми действиями в Чечне в период 1999—2005 годов. Этот документ предполагается исполь­зовать не только по прямому назначению — для организации показа­тельного процесса в Гааге, но и для шантажа ряда фигурантов данного списка с целью “привязать” их к реализации данного проекта” (“Завтра”, № 27, 2005).

При неблагоприятном повороте событий припомнить могут не только Чечню, но и Беслан, и “чрезмерное применение силы” при штурме “Норд-Оста”, а может, и давние учения с закладкой гексогена в Рязани. И, конечно же, дело ЮКОСа! Нелепо предполагать, что вердикт районного суда (пусть даже и ставшего притчей во языцех — Басманного) поставит точку в судьбе богатейшего человека в России.

В целях самосохранения группа силовиков наверняка сделает все возможное, чтобы и по истечении второго срока удержать Путина у власти. Склонные к лихим обобщениям журналисты газеты “Завтра” не исключают самого крутого развития событий: “Сторонники уж больно сильно давят, да и вообще могут сделать большую пакость. Сейчас со взрывами весьма просто. И остается пока только гадать, чем закончится данный гамбит” (“Завтра”, № 37, 2005).

Аналитики прочих изданий рассматривают менее экстравагантные сценарии.

П е р в ы й:   принимается новая редакция Конституции, разрешающая избираться на третий срок. В провинции законодательные собрания время от времени обсуждают соответствующие поправки. Дважды эту идею “потрогала” Госдума, причем последний раз — в середине 2005-го — по инициативе много­опытного либерал-демократа А. Митрофанова, которому не однажды приходилось озвучивать спорные инициативы Кремля.

Минусов у этого варианта несколько. Главные:

а) Запад не позволит. И он располагает “механизмами принуждения”, о которых мы еще поговорим;

б) продление полномочий на четыре года проблемы не решает. Вступив в конфликт с Западом и частью российской элиты, президент сделается фигурой уязвимой и ему придется держаться за власть до конца.

Сценарий   в т о р о й:   досрочный уход президента в отставку, срыв выборов-2008 (скажем, из-за низкой явки избирателей) и последующее выдви­жение Путина на новый срок. Эксперты обратили внимание на принятую думским Комитетом по конституционному законодательству поправку, которую они назвали “загадочной”. Вроде бы она открывала лазейку для нынешнего хозяина Кремля, позволяя осуществить подобную комбинацию (“Независимая газета”, 24.06.2005). Однако председатель ЦИКа Вешняков заявил, что на выборы президента нововведение не распространяется.

Вариант   т р е т и й:   уход в отставку с возвращением в Кремль через четыре года. План, не оставляющий Путину никаких шансов. Представьте, что Ельцин бы выставил свою кандидатуру в 2004-м. Кто бы за него проголосовал?

Нет, в России, тем более в нынешней РФ, человек имеет непре­рекаемый авторитет только до тех пор, пока его портрет висит во всех кабинетах, а министры-силовики готовы выполнить любой его приказ. Как только портреты вынесут, а силовиков переподчинят, вчерашний властитель возвращается в “первобытное состояние”.

По той же причине не годится и   ч е т в е р т ы й   вариант  — с Путиным в качестве премьера. Конечно, можно довести его до логического конца, трансформировав Россию из президентской республики в парламентскую. Но такое резкое изменение   т р а д и ц и о н н о й   схемы грозит потерей управляемости, тем более в сегодняшней ситуации, далекой от стабильности. Даже если допустить, что кремлевским изгонщикам России не жалко, они рискуют потерять свои места, за которые так держатся.

Единственный реальный сценарий сохранения власти связан с объединением России и Белоруссии в Союзное государство. Один из вариантов будущей Конституции этого покамест виртуального образования предполагает учреждение постов президента и вице-президента, избираемых на 7 лет. Казалось бы, вот долгожданное решение проблемы. Не случайно с лета 2005 года полузабытая идея объединения возвращена в повестку дня. Госсекретарь Союзного государства П. Бородин не скрывает, что “президентом видит Путина, вице-президентом — Александра Лукашенко” (“Ведомости”, 11.11.2005).

Однако и этот сценарий труднореализуем. Во-первых, у Лукашенко прекрасная память. Он помнит, что в 90-х в Москве было два “вице”. Первый — Янаев — оказался в тюрьме в августе 91-го. Второй — Руцкой — в октябре 93-го...

Во-вторых, далеко не факт, что белорусы согласятся поступиться своей независимостью. Идея объединения была популярна в 90-е годы. Но после газовой блокады Минска и лавины оскорблений в адрес “белорусских совков”, ежедневно низвергаемой московскими CМИ, интеграционные настроения заметно охладели.

И, наконец, все то же роковое препятствие — Запад. Комментарии, прозву­чав­шие вслед за бодрыми рапортами Бородина, не оставляли сомнений: объеди­нения не одобрят! В штаб-квартире НАТО в Брюсселе отмечали: “Никто пока не уверен, что сближение состоится. Но если это все-таки произойдет, возникнут юридические вопросы, касающиеся членства России в различных организациях — в ООН, ОБСЕ, Совете Европы, а также вопросы об отношениях Россия — НАТО” (“Независимая газета”, 31.10.2005).

Показательно, что Европа не ограничилась туманными угрозами. Едва Бородин заговорил о светлых перспективах Союзного государства, как в Италии вспомнили о, казалось бы, давно сданном в архив “деле Мабетекса”, компании, произво­дившей реставрацию Кремля в 90-е годы. И объявили в международный розыск Екатерину Силецкую — дочь союзного госсекретаря (“Независимая газета”, 9.11.2005).

Не вызывает сомнения, что на Западе ищут ключик и к Владимиру Путину — на случай, если он заупрямится или доводы “силовиков” окажутся чересчур убеди­тель­ными. Когда 2 мая 2005 года в Берне был арестован бывший глава Минатома Евгений Адамов, обозреватели сразу припомнили арест в Америке экс-премьера Украины Павла Лазаренко. Считается, что он дал такие обстоятельные показания на В. Кучму и других руководителей “незалежной”, что они стали управляемыми фигурами и не смогли оказать отпор “оранжевой революции”.

Адамова посадили в тюрьму по требованию Соединенных Штатов. В Швей­царию его выманили в результате хитроумной спецоперации. Американцы напра­вили запрос швейцарским властям, те занялись проверкой финансовых операций дочери экс-министра. Чадолюбивый отец ринулся разбираться — и оказался в ловушке.

Уразумев, что заокеанские спецслужбы вот-вот заполучат носителя госсекре­тов, российские власти потребовали выдачи Адамова РФ, возбудив против него уголовное дело. Американцы также прислали официальный запрос, но месяцем позже. После отчаянной закулисной борьбы, в ходе которой успех поначалу сопутствовал Штатам, Москве в последний момент удалось-таки вырвать опасного свидетеля из рук американских следователей.

То, что Вашингтон интересовало не само по себе дело Адамова, обвиняемого в растрате 9 млн долл., выделенных Соединенными Штатами на повышение безопасности российских ядерных объектов, явствует из того, что его подельник, Марк Каушанский, проживающий в США, оставлен на свободе. Американцам нужен был даже не Адамов, а его информация. Они с готовностью обещали Швей­царии отправить экс-министра в Россию сразу после вынесения приговора (“Незави­симая газета”, 4.10.2005). Но перед тем они бы хорошенько “выпотрошили” его.

О чем мог рассказать высокопоставленный узник? О закулисной жизни кремлевского двора, например. Навести на след финансовых афер бывших коллег по кабинету и знакомых из президентской администрации. Мог дать показания о плохом техническом состоянии ядерных хранилищ, что подкрепит требования США о взятии их под международный контроль. Адамов был способен приоткрыть секреты российско-иранского ядерного сотрудничества (а если таковых нет, сымпровизировать в обмен на освобождение).

Еще об одном, быть может, самом существенном аспекте дела Адамова сообщает хорошо информированная “НГ”: “В ситуацию, подобную той, в которой оказался экс-глава Минатома, может сегодня попасть едва ли не каждый российский высокопоставленный чиновник. У большинства из них, если постараться, можно найти и счета в зарубежных банках, и учащихся или ведущих бизнес за границей детей... Сигнал Запада, которым стало дело Адамова, они не могут не заметить. А значит, стараясь не повторить его судьбу, весьма вероятно, будут стараться не раздражать лишний раз европейских и заокеанских партнеров” (“Независимая газета”, 4.10.2005).

Другим предупредительным звоночком стал скандал, разгоревшийся вокруг немецкого Commerzbanka. В конце июля 2005 года во Франкфурте и Цюрихе (опять Швейцария!) полиция провела широкомасштабные обыски в офисах этого крупного немецкого банка. Искали следы сделок с российской группой “Теле­коминвест”.

По информации “Уолл-стрит джорнэл”, “расследование основывалось на подозрениях в том, что активы “Телекоминвеста” были переведены через подстав­ные фирмы и доверенных лиц из государственной собственности России в группу венчурных фондов” (цит. по: BBCRussian.com).

В причастности к афере подозревали министра связи России Л. Реймана, которого газета американских финансистов именовала “личным другом Владимира Путина” (там же). Немецкая “Франкфуртер Рундшау” в тот же ряд ставила Людмилу Путину (NEWSru.com).

Два месяца спустя германское Федеральное ведомство по контролю за финансовой деятельностью объявило, что проверка Commerzbanka не выявила серьезных нарушений и дело закрыто. Однако расследование успело наделать шума и даже привело к отставке члена правления банка Андреаса де Мезьера, отвечавшего за бизнес в Центральной и Восточной Европе.

Несомненно, поиски “болевых точек” будут продолжаться. Один из наиболее непримиримых оппонентов Путина Гарри Каспаров открыто призывает Запад работать в этом направлении. Английская “Гардиан” цитирует ушедшего в политику гроссмейстера: “Бейте оппонента в слабое место, а его (Путина) слабое место — это банковские счета его друзей” (цит. по: Inopressa.ru).

Возможны и иные, самые причудливые сюжеты. В середине 2005-го в Канаде был показан документальный сериал о подлодках. Две серии посвятили гибели “Курска”. Кинематографисты воскрешают версию о том, что “Курск” был потоплен американскими подлодками “Толедо” и “Мемфис”. Якобы Путин был сразу же проинформирован об этом, но не решился пойти на конфликт с США.

В свое время ту же версию выдвигала московская оппозиционная пресса. Но одно дело — газета “Завтра”, чей антиамериканский настрой хорошо известен, другое — фильм западных журналистов. Конечно, Канада — периферия Запада. Но если допустить, что во время предвыборной кампании в России с подобными заявлениями выступят крупнейшие американские и европейские СМИ, Путин окажется в очень сложном положении. Основа его популярности — образ сильного руководителя, способного постоять за Россию, — будет подорвана.

Мы рассмотрели лишь несколько сюжетов, оказавшихся на слуху. Но, без сомнения, в сейфах западных спецслужб хранится немало другой информации, которая может быть использована для давления на Кремль.

Возникает вопрос: на что может опереться Путин в возможном противостоянии? Тут-то и обнаруживаются роковые последствия триумфального, как представлялось, процесса монополизации власти. Губернаторы и президенты автономий унижены и обозлены. Олигархи напуганы, а значит, обозлены вдвойне. Лидеры партийных фракций, склонившиеся перед президентом в угодливом поклоне, наверняка не простят ему своей собственной услужливости.

Даже монолит “Единой России” на поверку оказывается не столь прочным. Эксперты отмечают: “Созданная путем слияния многочисленных чиновничьих кланов, “Единая Россия” лишь внешне напоминает партию, и то до поры до времени — пока в стране относительно спокойно. Случись что, и загнанные внутрь противоречия тут же вылезут наружу. Причем борьба развернется не между мифическими правым и левым “крыльями”, а между клиентами региональных лидеров. О том, что будет именно так, говорят, в частности, шаги одного из наиболее крупных нотаблей “ЕР” — Юрия Лужкова. Стоило Кремлю опросто­волоситься с монетизацией, и мэр Москвы... раскритиковал правительство и обвинил руководство “Единой России” в фальсификации партийного устава” (“Независимая газета”, 7.10.2005).

Остается народ. Всепрощающий, долготерпеливый, он вроде бы готов подставить свою широкую спину властителю, чтобы тому сподручнее было держаться за власть. По данным независимых социологов из Левада-центра, “40% жителей России положительно относятся к идее внесения в Конституцию изменений, позволяющих Путину избираться на третий и последующие (!) сроки”. Не одобряют идею “вечного царствования” — 42% (“Независимая газета”, 6.09.2005). Результаты опроса, проведенного фондом “Общественное мнение”, близким к Кремлю, еще более оптимистичны: 57% за продление полномочий и лишь 26% — против (“МК”, 24.09.2005).

Но кому, как не Владимиру Владимировичу, знать, чего стоят подобные замеры народного мнения. Достаточно задать пару косвенных вопросов, чтобы от парадного благолепия не осталось и следа. Тот же Левада-центр попытался выяснить, какие   к о н к р е т н ы е   действия Путина люди оценивают как удачные. Только 39% считают успешной его экономическую политику (противоположного мнения придерживаются 57%); усилия по урегулированию конфликта в Чечне положительно оценивают 33% (отрицательно — 60%); 37% считают, что президент сумел навести порядок в РФ (60% думают иначе). Данные приведены по публикации в “Независимой газете” (6.12.2005).

Что касается жизненных перспектив, то русских людей о них лучше не спрашивать. По данным Левада-центра, 24% считают положение   н е- т е р п и м ы м.   50% говорят: “Жить трудно, но можно терпеть”. Но лишь 20% счастливчиков заявляют: “Все не так плохо” (“МК”, 5.08.2005).

Интересны и цифры, озвученные ФОМом. “Больше половины россиян (55%) уверены, что негативных событий сегодня в России происходит больше, чем позитивных. Противоположной точки зрения придерживаются только 23% участников опроса”. Относительное большинство (46%) полагает, что Россия развивается в неправильном направлении. Лишь 32% верят, что нынешний политический и экономический курс позволит достичь успеха (BBCRussian. com).

И если, несмотря ни на что, значительное число россиян готово и дальше поддерживать Путина, то это не столько результат сознательного выбора, сколько следствие   с м я т е н и я   в   у м а х.   С одной стороны, люди боятся, что при новом начальнике жить станет еще хуже. С другой, они просто не позволяют себе додумывать до конца, не соотносят оценку качества жизни с оценкой деятельности руководителя.

Официальная пропаганда грубо замазывает зазоры между реальностью и догмой. А индустрия развлечений, господствующая на ТВ, с успехом отвлекает от насущных проблем. Очевидно, однако, что массированный   и н ф о р м а ц и о н- н ы й   у д а р   способен с легкостью изменить ситуацию, и тогда миллионы недовольных жизнью ткнут пальцем в сторону президента: вот причина наших бед.

Нелепо предполагать, что Запад не способен такой удар нанести.

И власть нервничает. О чем можно судить не только по трагикоми­ческой борьбе с оранжевыми шариками на подступах к Кремлю. Режим допускает и куда более серьезные ошибки.

Одна из них — “левый поворот”, как журналисты окрестили инициативу Путина, озвученную им через месяц после публикации одноименной статьи М. Ходор­ковского.

Узник номер один стращал неизбежным движением общества влево. В адми­нистрации поспешили упредить события, провозгласив собственную “социальную революцию”. “Основная цель нашей деятельности — существенное повышение качества жизни наших сограждан”, — заявил Путин в начале сентября (“МК”, 6.09.2005). Как будто до этого не было ни монетизации льгот, ни безудержного роста тарифов (спровоцированного, в первую очередь, госмонополиями), ни тупого накопительства нефтедолларов в кубышке Стабфонда.

Ладно, забыли! Разобьем кубышку и начнем тратить. Посулы звучали поистине царские: врачам прибавка к зарплате — 10 тыс. руб., медсестрам — 5 тыс., гранты учителям 100 тыс. в год.

Эксперты понимающе кивали: президент начал предвыборную кампанию. “Люди должны почувствовать улучшение к середине 2007-го”, — толковали замыслы Кремля авгуры (“МК”, 1.11.2005).

Великолепный план! Если бы не... Тут начинается череда уточнений, напрочь перечеркивающих широко разрекламированную “социальную” инициативу.

Т а к т и ч е с к и   она преждевременна.

“Почувствовать улучшение к середине 2007-го”. Плохо же знают психологию менеджеры с Боровицкого холма! Прибавке в кошельке человек радуется, получая ее   в п е р в ы е.   Потом она становится привычной. И возникает мысль: надо бы еще! Тем более что за жилье, свет, газ, за проезд, еду и одежду придется платить значительно больше.

П р а к т и ч е с к и   заявленные меры явно недостаточны.

Рассчитывали на прибавку все. Но вскоре выяснилось: она предназначена только для участковых врачей и медсестер. А это 8,2% и 5% от их общего числа (“МК”,19.10.2005). Учительские гранты получат всего 0,6% преподавателей (“Завтра”, № 40, 2005). Мизер!

С т р а т е г и ч е с к и   инициатива разрушительна.

Она грозит окончательно похоронить отечественную медицину. Об этом гневно говорил самый известный врач России Леонид Рошаль: “Как можно было предлагать президенту повысить зарплату только участковым врачам и медсестрам? А “узкие” специалисты? Заведующие поликлиниками? Они же все разбегутся!” (“Незави­симая газета”, 30.09.2005).

Между прочим, и до этого в поликлиниках не хватало прежде всего врачей-специалистов. Вот список вакансий в поликлинике № 76, расположенной — подчеркну — не где-нибудь в захолустье, а в самом центре Москвы. Я обнаружил его в разделе объявлений газеты одного из московских районов. Понятно, в Кремле не снисходят до чтения таких листков, поэтому приведу список полностью: “Врач-невролог, врач функциональной диагностики, врач-кардиолог, врач-отоларин­голог, врач клинической лабораторной диагностики, медицинская сестра по физио­терапии, инструктор по лечебной физкультуре, медицинская сестра”.

После путинской инициативы эти вакансии так и останутся незанятыми. Скорее всего, наша медицина откатится на два столетия назад, когда доктор был один — на все случаи: и роды принять, и зуб удалить, и кости вправить.

Правда, такое развитие не противоречит общему курсу родного правительства на “бездефицитное” обслуживание населения, которое и так привело к деградации всех социальных институтов. Но манифестировать подобные намерения перед выборами, тем более под маркой “социальной революции”, согласитесь, более чем опрометчиво...

Политический эффект от начинаний Путина даже не нулевой, а минусовый.

Власти элементарно купились на хитроумную пиар-акцию М. Хо­дорковского, спровоцировавшего их на фальстарт. Вообще они вчистую проигрывают инфор­мационную войну его команде. Спустя три года после ареста Ходорковский умуд­ряется оставаться активным действующим лицом российской политики. Отечест­венные, да и мировые СМИ чуть ли не ежедневно вспоминают Михаила Борисовича.

Как только интерес спадает, следует очередное громкое заявление узника номер один, и снова паблисити обеспечено! Но, как правило, ему даже напрягаться не приходится — все делает сама власть. Совершая ошибки мыслимые и немыслимые, которые совершать нельзя.

Во-первых, это непомерно затянутый процесс. Каждое появление Ходорков­ского в зале суда благодаря телевидению становилось выходом на   м и р о в у ю   трибуну и потом неделями обсуждалось в прессе*.

Во-вторых, это  безумная инициатива мстительных “силовиков” организовать   п о в т о р н о е   судебное разбирательство. Заключенному, в сущности, все равно, сколько сидеть: годом больше или меньше (тем более не факт, что Михаилу Борисовичу предстоит до конца отбыть срок: сменится власть, и он — порх — снова в столичном офисе!). А вот возможность помаячить перед телекамерами повторный процесс предоставит в избытке.

Куда более резонно желание начальства запрятать опасного узника подальше, в забайкальскую глушь. Но почему обязательно в окрестности Читы, где во время оно томились в остроге овеянные героическими мифами декабристы? И почему именно в год 180-летнего юбилея восстания?

Конечно, в Кремле плохо знают историю вообще и отечественную в частности. О декабризме там имеют представление еще более смутное, чем в современной школе. Ну так наняли бы консультантов! Деньги немеряные, почему в админист­рации не нашлось ни одного знающего человека?

А   с   т о й   стороны всё знают, обо всём помнят и всё используют. Будьте любезны: “Жена Ходорковского Инна на этой неделе по пути на свидание к мужу посетила церковь, построенную декабристами в областном центре Чите. “За 180 лет поведение государства не слишком изменилось”, — сказала она” (NEWSru.com).

Не меньше ошибок допустил режим в истории с Михаилом Касьяновым.

Его выдвижение в качестве кандидата от “демократической” оппозиции не было просчитано. Наверное, власти полагали, что после устранения Ходорковского никто из политических тяжеловесов не решится вступить в борьбу с Кремлём. А маргинализировать амбициозных новичков вроде Г. Каспарова труда не составит.

Нельзя сказать, что расчет был вовсе безосновательным. И тем не менее возвращение Касьянова в политику состоялось. Значит, не учли многого…...

В частности, давления американцев. Говорят, именно они буквально заставили Михаила Михайловича выйти на “тропу войны”. Будто бы предложение возглавить оппозицию повергло Касьянова в панику. “Теперь или Ющенко, или Жвания”, — якобы невесело пошутил он во время визита в Соединенные Штаты (“Завтра”, № 9, 2005).

Знающие люди объясняют, почему этот сибарит с улыбкой киногероя   в ы н у ж д е н   был подчиниться: “...…У Михаила Касьянова не было выбора, становиться или не становиться во главе оппозиции. Это был акт его финансовой самозащиты. Иностранная часть касьяновских капиталов много больше российской, что делает экс-премьера еще более зависимым от Госдепа, чем от Кремля” (“Новые Известия”, 8.08.2005).

Таких-то вождей нам подбирают за океаном! Впрочем, за кремлевской стеной Касьянову противостоят точно такие же “материально заинтересованные” деятели. Опять же, по инсайдерской информации, американцы требовали от сотрудников путинской администрации не трогать экс-премьера. И пригрозили всевозможными неприятностями в случае отказа. Сообщившая об этом газета “Завтра” проком­ментировала: “Это страшная угроза для нашей элиты, которая хранит за рубежом свои средства и в силу этого прочно находится на крючке, является объектом шантажа и политических манипуляций внешних сил” (“Завтра”, № 30, 2005).

Как бы то ни было, побывав за океаном и в Лондоне, Касьянов объявился в Москве, бряцая новенькими доспехами. Что делают в такой ситуации умные люди? Пытаются договориться. Вроде бы неофициальные переговоры с Касьяновым российские власти вели уже в 2004-м. Тогда ему предлагали эмигрировать. Он отказался (“МК”, 14.05.2005).

Что же, надо было повторить попытку. Неужели Владимир Владимирович за год забыл номер телефона недавно еще второго человека в России? Предложил бы ему выгодное местечко в наблюдательном совете какой-нибудь естественной монополии. Не все же заняли питерские...… А если бы экс-премьер заупрямился, надавил бы на него, напомнив о легендарных “двух процентах”. Но только не о   д а ч е   — это выглядит как коммунальная склока, недостойное крохоборство. Тем более все знают: приватизация дач, квартир, машин широко практиковалась еще при Ельцине для задабривания сановных отставников. Сами дали, а теперь кричат: “Караул, украл!”. Несолидно.

Вместо того чтобы попытаться решить проблему “без шума и пыли”, выбрали самый неудачный вариант. Уже который месяц Касьянова преследует журналист. Да какой — Александр Хинштейн, чья повышенная возбудимость во время заочных дебатов с Сергеем Доренко в 1999-м заставляла беспокоиться за его здоровье. Он заходится в крике: “Я жду от Генпрокуратуры возбуждения уголовного дела, жду начала производства выемок во всех фирмах, которые имеют отношение к этой (дачной. — А. К.) схеме, массированного производства допросов и очных ставок и предъявления обвинения минимум по трем статьям УК” (NEWSru.com).

Что сказать в подобном случае: успокойтесь, голубчик, выпейте, что ли, чаю. Фарсовый характер этим разборкам придает немаловажное обстоятельство: несмотря на грозные призывы журналиста, обещанных “выемок и допросов” не последовало.

В Кремле не только не смогли решить “проблему Касьянова”, но, кажется, до сих пор не поняли, зачем американцы направили его в Россию.

По аналогии с Ющенко решили: будет брать Москву. Подсчитали количество возможных сторонников и возликовали — кишка тонка! В самом деле, вот какие чувства, по данным ВЦИОМа, россияне испытывают к бывшему главе прави­тель­ства: 42% — безразличие, 24% — недоверие, 7% — разочарование, 7% — антипатию, 6% — уважение, 5% — надежду, 1% — восхищение (“МК”, 16.07.2005). Где уж тут взять власть?

Между тем в данном случае параллели уместнее проводить не с Ющенко, а с Гулиевым. Тот, как известно, даже до Баку из своей лондонской штаб-квартиры не долетел. То ли самолету запретили посадку, то ли нервы у экс-спикера сдали. Во всяком случае, приземлился он в Симферополе, угодил, было, в тамошнюю предвариловку, но в конечном счете благополучно отбыл на туманный Альбион.

В чем же смысл предвыборного вояжа Гулиева и более удачной московской прогулки Касьянова? В том, что в нынешнем   в и р т у а л ь н о м   мире противникам режима вовсе не обязательно свергать власть, захва­тывать “почту, телеграф, вокзалы”. Даже личное присутствие требуется далеко не всегда. Достаточно объявить о своих намерениях перед десятком телекамер, а затем подождать, какие глупости сделает власть. Это как в восточных единоборствах — пример, который должен быть понятным для Путина. Противника бросают на пол, ловя на его собст­венном силовом приеме. Режим выводит на улицу полицию, водометы, бронетранспортеры (все это подготовили к прилету Гулиева в Баку). Или развязывает разнузданную травлю в прессе, как поступили в Москве. Оппозиции (и ее западным покровителям) остается только фиксировать происходящее. И в прайм-тайм демонстрировать в теленовостях.….. Вы думали, вас будут свергать? Дурачки, вас будут   к о м п р о м е т и р о- в а т ь,   чтобы потом давить на вас, вынуждая к новым и новым уступкам.

В случае с Касьяновым такой вариант тем более вероятен, что давление будет нарастать не только из-за рубежа, но также из сердцевины самой системы. Многознающий В. Никонов отметил: “Среди обитателей Рублево-Успенского шоссе очень много поклонников Михаила Касьянова” (“МК”, 28.06.2005).

А. Хинштейн вместе с “МК”, в усердии паче разума, выбалтывает еще более интересные сведения: в одном ряду упоминаются имена Касьянова и М. Фридмана, Касьянова и Р. Абрамовича (NEWSru.com).

Сверьтесь со списком людей, которые, по версии С. Белковского, привели Путина к власти, и убедитесь в идентичности. А это уже более чем серьезно. Если верить ВЦИОМу, у Касьянова сегодня 12% поклонников. У Путина в 1999-м не было никого, кроме Фридмана с Абрамовичем. И все-таки олигархи сделали его президентом…...

Это вовсе не значит, что Михаилу Михайловичу предопределено повторить путь Владимира Владимировича. На  д а н н ы й  момент это означает всего лишь то, что по возвращении из-за рубежа Касьянов стал серьезным фактором российской политики, который в Кремле не смогли нейтрализовать.

Случаи некомпетентности, приведенные выше, непосредственно связаны с борьбой за власть. Но и помимо этого режим то и дело попадает впросак. Достаточно оглядеться или по крайности перечесть предыдущие главы, чтобы убедиться в этом. Из новейших примеров можно привести заявление Федеральной миграционной службы об амнистии м и л л и о н а  нелегальных мигрантов, сделанное аккурат во время расовых беспорядков во Франции. Информагентства с недоуме­нием констатировали: “Пока переполненная нелегальными мигрантами Европа мечется в ужасе, унимая “парижский пожар”, Федеральная миграционная служба (ФМС) России демонстрирует чудеса толерант­ности” (NEWSru.com).

Сразу подчеркну — в рамках данной работы я не считаю возможным оценивать инициативу ФМС   п о   с у щ е с т в у.   Слишком серьезные, требующие отдельного разговора вопросы возникают. В частности, сохранит ли Россия свою идентичность, узаконив экспансию мусульманских этносов? При том, что число только нелегальных мигрантов приближается к 15 миллионам (“Ведомости”, 11.11.2005). К слову, духовные лидеры мусульман, проживающих в России, уже потребовали изменить нашу государственную символику, изгнав из нее православные символы (“МК”, 7.12.2005). Жест, казалось бы, декларативный, но знаковый, свидетельствующий о далеко идущих планах.….. А если мусульмане коренные сомкнутся с полутора десятками миллионов приезжих? И к ним ежегодно будет прибавляться еще по два миллиона мигрантов — за что ратует первый заместитель председателя комитета по делам СНГ Госдумы Ахмед Билалов (“Независимая газета”, 18.11.2005)? Не сбудется ли в таком случае мрачный прогноз московских газетчиков, предупредивших, что “через несколько лет все вывески в Бирюлеве или Дегунине будут написаны затейливой восточной вязью, перекусывать придется в дуканах, а отовариваться — в ханутах” (“Комсомольская правда”, 27.06.2005)?

Не правда ли, проблемы, заслуживающие внимания?

Но повторю — не буду затрагивать их походя. Задам лишь вопрос: могут ли люди в здравом уме (или, скажу мягче, адекватно воспринимающие реальность) ставить задачу   п р е д е л ь н о   л и б е р а л и з о в а т ь   миграционное законодательство   в   т о т   с а м ы й   м о м е н т,   когда орды мигрантов жгут Париж?

При  т а к о м  уровне компетентности не так уж важно, решит ли Путин, вопреки своим заявлениям, удерживать власть или передаст ее назначенному им преемнику. Бессмысленно гадать, кто им станет. Путинские “рокировочки” всегда неожиданны. Зато хорошо известен  п р и н ц и п,  который определит выбор: “Путин выберет наиболее серого и наименее самостоятельного из возможных кандидатов” (“МК”, 17.04.2005).

Правда, даже циники журналисты уверены, что через горнило народного голосования способен пройти далеко не каждый назначенец. “...…За андроидов, типа Грызлова, Миронова, трудно заставить проголосовать даже при стопроцентном административном ресурсе” (“МК”, 14.03.2005).

Коллеги, вы действительно так думаете? И что вы запоете, когда кто-либо из названных станет не только преемником — и. о. президента? (По аналогии с механизмом передачи власти Ельциным логично предположить, что и Путин уйдет загодя, позволив преемнику сосредоточить в своих руках всю мощь пресловутого административного ресурса, которая и будет задействована на выборах.)

Что касается поддержки народа, то почему бы ему и не проголосовать за Грызлова-президента, если он отдает голоса за Грызлова — лидера “Единой России”?

Соцопросы фиксируют поразительное явление: народные настроения   н и к а к   н е   с в я з а н ы   с народным выбором. Вот какие качества выде­ляют россияне в нынешней власти: “Криминальная, коррумпи­рованная” — 62%; “далекая от народа, “чужая” — 42%; “бюрократи­ческая” — 39%. В то же время “справедливой” считают ее 3%; “компетент­ной” — 6%; достойной уважения — 7% (данные Левада-центра). И при этом наибольшую поддержку опрошенные готовы были оказать “Единой России” и лично Путину (“Независимая газета”, 6.12.2005).

Обосновывая готовность россиян голосовать за партию власти, опытный депутат Г. Гудков заметил: ее поддержат “не потому, что были достигнуты какие-то грандиозные успехи, а потому, что ничего страшного не случилось” (“МК”, 28.06.2005).

Вроде бы логично. Но необходимо уточнение: при нынешней власти “случи­лись” Беслан, “Норд-Ост”, обрушение “Трансвааля” и множество других трагедий. Гудков сделал свой прогноз незадолго до выборов в Мосгордуму, которые принесли оглушительную победу “Единой России”. Показательно: сообщения о триумфе газеты печатали на одной полосе с информацией об обрушении бассейна “Дельфин” в Пермской области.

Сама жизнь прочертила страшную схему: если не менять власть, не изменятся и условия нашего существования. Рушились здания — и будут рушиться. Боевики захватывали города — захваты продолжатся. В октябре накануне выборов 200 бандитов совершили налет на Нальчик, так же, как за год до этого — на Грозный и на Назрань. В ноябре чуть не повторился Беслан. 21 ноября радиостанция “Эхо Москвы” сообщила: “Захвачена школа номер 6 в Буйнакске”. Позднее МВД опровергло информацию, уточнив, что в данном районе проводилась операция по задержанию “группы боевиков”. Версия, вызывающая некоторые сомнения: все-таки окрестности школы не лучшее место для разборок со стрельбой. Из-за отдаленности и труднодоступности Буйнакска не­легко установить, что же произошло на самом деле. Но даже если милицейская версия верна, она свидетельствует о том, какая тонкая грань отделяет обыденную жизнь Кавказа от трагедии.

Нелепо надеяться, что проблемы рассосутся   с а м и   с о б о й.   Напротив, в дальнейшем можно ожидать обострения ситуации по всем важнейшим направлениям. Давление извне будет нарастать — к этому подталкивает энергетический и — шире — сырьевой кризис. На территории России сосредоточена  т р е т ь  мировых запасов сырья (данные доктора экономических наук М. Делягина. — См. “Завтра”, № 42, 2003). Поставить их под свой полный контроль — заветная мечта Запада. Не случайно М. Олбрайт охарактеризовала как “несправедливость” российскую принадлежность Сибири. А эксперты прямо заявляют: “Новый виток глобализации требует, чтобы богатства отдельно взятой страны принадлежали всему миру” (“Независимая газета”, 16.09.2005).

Следовательно, Запад будет пытаться обессилить российскую власть, а если удастся, то и расчленить страну. Соответствующие планы разрабатывают с научной тщательностью. В 2004-м был предан гласности доклад Национального Совета по разведке — ведущего аналитического центра американского разведсообщества. Анализируя международную обстановку вплоть до 2015 года, составители предсказывают воз­можность распада России к этому сроку на 6—8 государств (“Независимая газета”, 9.11.2005). Такая же оценка содержится в новейшем иссле­довании, подготовленном совместно “Фондом Карнеги” и “Фондом мира” (там же).

Американские стратеги не исключают и нанесения ядерного удара по России. Собственно,   н и   о д н а   страна не застрахована от агрессии Соединенных Штатов. Специальная директива, принятая при Буше, разрешает Пентагону наносить  п р е в е н т и в н ы е  ядерные удары по любой точке земного шара. Но в 2005-м воинственные планы  к о н к р е т и з и р о в а л и — в США была проведена серия военных учений со строго засекреченным  р о с с и й с к и м  сценарием. По просочившимся данным, суть сводилась к обмену ударами, в результате которого страна Slomonia (в первом варианте — Rusalka) оказывается поверженной (данные из статьи У. Аркина в “Вашингтон пост” (1.11.2005) приведены по: InoСМИ.ru).

Разумеется, американцы не просто планируют распад России, но основы­ваются на анализе реальных процессов, происходящих в стране.

Кавказ фактически уходит от Москвы, что признает кремлевский наместник Д. Козак в секретном докладе, основные положения которого попали в печать. Впрочем, и рядовому наблюдателю ясно, что нельзя говорить о полноценном российском контроле, когда война из Чечни расползается по всему Северному Кавказу, боевики штурмуют столицы автономий, а власти не могут обеспечить даже собственную безопасность (за вторую половину 2005 года   т р и   п р е м ь е р а   северокавказских республик серьезно пострадали в результате терактов и автокатастроф).

После того как в конце 2005 года на встрече ОБСЕ в Любляне Россия “сдала” Южную Осетию, ситуация на Кавказе еще больше обострится. Наблюдатели предрекают агрессию Грузии против Цхинвала, результатом которой станет массовый исход населения из Южной в Северную Осетию. В 1992 году такое же “переселение народов” привело к конфликту в населенном ингушами Пригородном районе Осетии (беженцы из Цхинвала потеснили там ингушей). В ближайшее время следует ожидать новых столкновений, которые, скорее всего, будут еще более кровавыми, учитывая всеобщее ожесточение после Беслана.

Угрозы на Дальнем Востоке не столь очевидны. Но не потому, что там всё спокойно, а потому, что Москва недостаточно пристально отслеживает процессы, происходящие в этом гигантском крае. И, в конечном счете, это безразличие Центра к положению на отдаленной окраине само по себе становится серьезной проблемой.

Достаточно проследить за тем, что происходит с властной элитой Дальнего Востока, чтобы понять, насколько запущена ситуация. Убит В. Цветков — губернатор Магаданской области. Осужден заместитель губернатора Корякин. Прокуратура расследует обвинения против М. Машковцева — губернатора Камчатки. И. Фархутдинов — губернатор Сахалина — погиб. Губернатор При­морского края С. Дарькин и мэр Владивостока В. Николаев имеют сомнительное прошлое.

Э к о н о м и ч е с к и   регион уже ушел из России. Показательна ситуация с лесной промышленностью (наряду с рыбной это самая успешная отрасль дальневосточного хозяйства). Только 4% (!) продукции идет в Центральную Россию, остальное вывозят в сопредельные страны (“Независимая газета”, 15.12.2005). По факту Дальний Восток включен не в отечественный, а в китайский (в меньшей степени корейский и японский) хозяйственный комплекс.

Миграция — особый вопрос. Над безлюдным российским краем (здесь проживают 7 млн человек) нависает китайское пограничье с населением 300 млн человек (“Независимая газета”, 6.08.2002). В какой-то момент эта масса в поисках земли и работы неизбежно хлынет через почти не охра­няемую границу. Депутат Госдумы генерал Н. Безбородов сообщил шоки­рующие сведения: в Забайкалье 109 дивизиям КНР противостоит 1 (!) дивизия РФ (“Независимая газета”, 15.12.2005).

Здесь не место анализировать подробно происходящее на наших тихоокеанских рубежах. Но даже отрывочные сведения показывают, что не так уж неправ был депутат А. Митрофанов, заявивший: “Контроль над Дальним Востоком Москвой утерян” (“Независимая газета”, 19.07.2004).

Не претерпела коренных изменений и ситуация в Поволжье, где главам населенных в основном мусульманами республик удалось сохранить большую часть своих полномочий. Не следует забывать о том, что именно с опорой на тради­ционный сепаратизм бывших автономий Запад планирует образовать государство Идель-Урал, которое рассекло бы Россию на Европейскую часть и Сибирь.

Но если даже угрозу распада удастся преодолеть, страну в ближайшие годы ждут, по крайней мере,   т р и   к р и з и с а.   В 2007—2008 годах эксперты прогнозируют рост   с о ц и а л ь н о г о   недовольства. В 2011—2012 годах грядет   и н ф р а с т р у к т у р н ы й   кризис, связанный с массовым выбытием из строя объектов инфраструктуры и жилого фонда. В 2015—2017-м нам предстоит столкнуться с   с ы р ь е- в ы м   кризисом ввиду истощения запасов некоторых природных ископаемых (“Независимая газета”, 23.11.2005).

Возможно, кто-то упрекнет меня в сгущении красок. Дескать, Россия уже не раз сталкивалась с серьезными испытаниями — и ничего, выдержала….

Действительно, в минувшем веке   т р и ж д ы   вставал вопрос о сохранении целостности страны. Но тогда ее возглавляли не наемные служащие —   м е н е д ж е р ы,   а люди иного масштаба и закала. Сто­рон­ники называли их вождями. Оппоненты — диктаторами и фанати­ками. И впрямь они были фанатиками идеи и власти. Но именно потому, что ценили то и другое выше собственной выгоды, они смогли укрепить власть, увлечь идеей миллионы, поднять страну, возведя ее в ранг сверх­державы.

Способны ли на подобное люди, занятые заботой о своих житейских интересах и страшащиеся даже оранжевых шариков?

*   *   *

И последнее. Мне приходилось слышать: ну хорошо, ты — гений отрицания (простите за цитату), но ответь-ка — что нужно делать?

Скажу прямо — такой вопрос представляется мне лукавством. Если люди действительно   г о т о в ы   что-либо делать (а только в таком случае  п р а в о м е- р е н  вопрос), то они могут обратиться к специальным работам, где обозначены конкретные ориентиры. В сфере экономики это труды академиков Д. Львова, Р. Нигмату­лина, члена-корреспондента РАН С. Глазьева, доктора экономических наук М. Делягина. В духовной сфере — прежде всего книги приснопамятного митрополита Иоанна и его учеников. В политической — программные документы ведущих партий патриотической оппозиции.

Другое дело — насколько эти программы реалистичны. Скептицизм в их отношении можно бы признать оправданным, если бы общество проявляло к ним хоть какой-то интерес. Однако программы, да и солидные исследования отвергают с порога, не открывая. Что свидетельствует: люди отнюдь не горят желанием узнать, как  о н и  должны действовать в кризисной ситуации. Нет, они, как правило, ждут, что за них ее исправит кто-то другой и принесет результат на блюдечке.

Разумеется, такие ожидания (а соответственно и вопрошания) бессмысленны.

Впрочем, существует простейший способ переломить ситуацию. Он не требует от человека никаких усилий, кроме минутной сосредоточенности и толики воли. Достаточно в день выборов прийти на избирательный участок и проголосовать за смену власти. И не говорите, что вам не по силам сориентироваться — во всем мире люди выбирают между правящей партией и крупнейшей силой оппозиции.

Результат подтасуют? Это возможно только при низкой явке и небольшом разрыве между конкурентами. Ясно выраженную  волю миллионов исказить невозможно. Была бы воля!

В с е   наши соседи из Восточной Европы и даже все постсоветские республики до Урала уже не по разу произвели ротацию власти. Ярых “демократов” сменили бывшие коммунисты, а в некоторых государствах и они вынуждены были освободить место новым конкурентам. Можно спорить о том, много ли от этой смены выиграли простые люди. Хотя следует признать, что уровень жизни у наших соседей повыше. Надо думать, они все-таки чего-то добились, заставив правителей прислушиваться к своим нуждам и настроениям.

И только в России народ проявляет   п р о т и в о е с т е с т в е н н у ю        и н е р т н о с т ь.   Будучи недовольным властью (о чем свидетельствуют  в с е  соцопросы), он неизменно голосует за эту самую власть. Если нас и впрямь интересует вопрос: что делать? — его следует конкретизи­ровать:   к а к   п р е о д о л е т ь   р а з р ы в   между настроениями людей и их выбором? Очевидно, однако, что эта тема выходит за пределы моей работы.

Я стремился обобщить результаты деятельности системы “Путин” за шесть лет (с 2000 по 2005-й). Я считал нужным сделать это, потому что люди сплошь и рядом оправдывают свое безволие и бездействие: мы, мол, многого не знаем. Довод не вполне искренний — ведь не могут же они не видеть происходящего! В то же время информационный голод, особенно после перехода основных теле­каналов под государственный контроль, действительно существует.

Надеюсь, моя книга поможет хотя бы отчасти удовлетворить его. После прочтения незнанием уже не отговориться.

ВЫ — ЗНАЕТЕ.

БОРИТЕСЬ!

 
  • Обсудить в форуме.

    [В начало] [Содержание номера] [Свежий номер] [Архив]

     

    "Наш современник" N2, 2006
    Copyright ©"Наш современник" 2006

  • Мы ждем ваших писем с откликами.
    e-mail: mail@nash-sovremennik.ru
  •