НАШ СОВРЕМЕННИК
Книжный развал
 

 

ВСЁ  ЛИ  ОСТАЁТСЯ  ЛЮДЯМ?

 

Заметки на полях трилогии “Всё остаётся людям”

 

Сразу хочу оговориться: рассказывая о книге Сизова, буду опираться и на свои воспоминания. И чтобы в дальнейшем не возвращаться к сказанному, замечу: автор этих заметок о книге — сибиряк-красноярец. Как и многие мои сверстники, я из города на Енисее в сорок втором году уехал на фронт, так и не окончив военное училище. А в сорок пятом вернулся на берега могучего Енисея и работал сначала редактором газеты на знаменитом пятиорденоносном “Красмаше”, а затем редактором Красноярского книж­ного издательства. Поэтому многое из того, о чём пишет Леонид Георгиевич, проходило и на моих глазах.

...Думаю, что кто-то из секретарей Красноярского крайкома партии, ещё живущих среди нас, прочитав книгу Леонида Сизова “Всё остаётся людям” (Красноярск, ИПЦ “Платина”, 2000—2003 годы) с белой — именно с белой! — завистью мог бы и сказать: “А почему не я?” Да потому, наверное, что именно этот человек, родившийся на берегах “неистового Енисея” во граде Красноярске, начавший свою трудовую жизнь слесарем по ремонту двигателей, а потом окончивший Сибирский лесотехнический институт, отработавший многие десятилетия сначала секретарём Красноярского горкома ВЛКСМ, затем заведующим промышленно-транспортным отделом, вторым и первым секретарём Красноярского горкома КПСС, председателем горисполкома и, наконец, вторым секретарём Красноярского краевого комитета партии, — именно он, Леонид Георгиевич Сизов, и выстрадал, и заслужил это право — искренне и полно написать о своём крае, обо всём, что видел, в чём принимал непосредственное участие, что полюбил всей душой и сердцем, чему посвятил почти всю свою жизнь.

С неослабевающим интересом читал я эти три огромных тома. И когда автор ярко повествует о своём детстве, о Енисее, куда бегал со своими сверстниками купаться, о ледоходе, о друзьях своих — невольно появлялась мысль: а ведь он мог бы, наверное, написать роман, в котором бы тесно переплетались судьбы знакомых ему людей, творящих большие дела на огромных — от хребтов Саянских до Ледовитого океана — просторах родного ему Красноярского края. Поистине неисчерпаемый жизненный материал! Но не роман получился в итоге — а строго документированный живой рассказ о преображении Красноярья в послевоенные годы, о первопроходцах и героях великих советских строек, о небывалом взлёте науки и культуры по обе стороны полноводного Енисея.

...Первая книга трилогии получила название “Летопись рукотворных чудес Красноярья”. В ней более сорока глав, и в каждой — рассказ о рождении и становлении того или иного предприятия, а то и целого комплекса пред­приятий. Да каких! Поэтому начну, как говорится, с “хлеба”, который издревле на Руси — всему голова. Таким “хлебом” развития индустрии (да только ли индустрии!) является электроэнергия.

В 1914 году на первой городской электростанции выработка электро­энергии достигла примерно 745 тысяч киловатт-часов, что давало возмож­ность питать всего-то 4800 электрических лампочек, освещающих дома богатого люда.

А всего через 40 лет могучая Держава, победившая фашизм, была способна создать великое “электрическое чудо” на обузданном Енисее, несущем в Север­ный Ледовитый океан в период паводков около 100 тысяч кубических метров воды в секунду. В Шумихинском створе был сооружён гигант энергетики мощностью в 6 миллионов киловатт!

Автор книги рассказывает о том, как со всех концов Советского Союза ехали на берега Енисея молодые гидростроители; как строился их краси­вейший посёлок, ставший впоследствии городом Дивногорском; как ниже будущей плотины возводился мост и как, наконец, наступило время, когда с само­свала в реку была сброшена огромная глыба с надписью: “Покорись, Енисей!”.

Леонид Сизов так описывает свои первые впечатления от встречи с А. Боч­киным, начальником строительства ГЭС: “Он не смотрелся маститым начальником, за плечами которого были уже, как писали журналисты, “шесть рукотворных морей”. Был прост, доступен, больше походил на работягу, на труженика, отягощённого жизненным опытом и грузом уже свершённого...”.

И вот, наконец, в три часа ночи 13 октября 1967 года дрогнули бетонные перекрытия под ногами собравшихся монтажников и гидростроителей, не уходивших с вечера из машинного зала станции. Откуда-то из глубины донёсся всё нарастающий гул. Приборы показали, что гигантское рабочее колесо турбины пришло в движение...

Не менее ярко автор книги рассказывает о строительстве и пуске самой мощной в мире Саяно-Шушенской ГЭС. Это тоже была комсомольско-молодёжная строительная площадка. Романтика хвойной тайги, костров у дорог манила тысячи и тысячи молодых парней и девчат. Здесь они испытывали себя на прочность, здесь были не просто свидетелями, а участниками героических свершений. В 1985 году ими были установлены последние, 9-й и 10-й, агрегаты гидростанции в Саянах. А в следующем году, выработав около 80 миллиардов киловатт-часов электроэнергии со дня пуска, ГЭС возвратила государству все затраты на её возведение.

Море электрического света создавало условия для стремительного развития всего промышленного и сельскохозяйственного потенциала края. Естественно, работы на десятках строительных площадок велись, что назы­вается, “в ногу” с вводом новых электроэнергетических мощностей, о чём и рассказывает автор книги.

Что было выдвинуто на первое место? Конечно же, производство алюми­ния — “крылатого металла”, в котором остро нуждалась наша авиационная промышленность. В конечном счёте большая часть электро­энергии Красно­яр­ской и Саяно-Шушенской ГЭС стала потребляться именно на этих гигантах индустрии. Автор книги подробно рассказывает о гигантских стройках и вводе в строй действующих знаменитого Ачинского глино­зёмного комбината. За всем этим видится стремительный рост нашей авиационной промышленности в годы Советской власти — и не менее стремительный рост поставок сибир­ского алюминия с уже “прихватизи­рованных” заводов за границу в последние годы, когда наша авиационная промышленность, как военная, так и граж­данская, что называется, была посажена “на мель”. Горько это сознавать...

Да, невозможно в этой небольшой по размеру рецензии объять, даже просто перечислить все “индустрии шаги саженьи”, совершённые за считан­ные годы всего лишь в одном из регионов Советского Союза (правда, каком огромном и богатом!).

Вторая книга трилогии Л. Г. Сизова посвящена главному “секрету” успеха в преображении Красноярья после войны. И секрет этот — кадры, или, говоря на демократическом “новоязе”, партийно-советская, хозяйственная и научная элита, взращенная в те годы в духе сибирского патриотизма, высокого профессионализма, новаторства. Автор не скупится — он называет десятки и сотни имён руководителей и рядовых героев строек, предприятий, колхозно-совхозных полей, учёных, деятелей культуры.

Автор сосредоточил особое внимание на бывших руководителях края, на чьи плечи ложилась самая тяжкая ноша ответственности за состояние дел в громадном крае. Начало списка “самых-самых главных” автор ведёт с Аверкия Борисовича Аристова, который возглавлял партийную организацию края с 1944-го по 1950 год. Это были трудные и славные годы послевоенной пере­стройки народного хозяйства.

Словно книга серии “ЖЗЛ” читается глава, посвящённая Владимиру Ивано­вичу Долгих — бывшему партийному лидеру края, потом, через годы — секре­тарю ЦК КПСС, а ныне руководителю Всероссийского совета ветеранов войны и труда. Когда началась Великая Отечественная война, девятиклассник Володя Долгих прибавляет себе год и добровольцем идёт на фронт в Красную Армию. В феврале сорок третьего получает тяжёлое ранение. Затем — годы учёбы в Иркутском горно-металлургическом институте. Талантливый инженер Долгих в 1958 году становится главным инженером, затем директором Норильского горно-металлургического комбината имени А. П. Завенягина. За освоение Талнахского месторождения ему присваивается звание Героя Социалисти­ческого Труда.

И, наконец, о третьей книге Леонида Сизова, получившей красивое название “Краснояры — в спорте яры”. “Название книги, — пишет автор, — навеяно известным высказыванием нашего великого земляка Василия Ивановича Сурикова... И я хотел бы отнести суриковскую удаль, ярь души и характера к нашим молодцам-красноярцам, показывающим удаль и мастер­ство в спортивных состязаниях страны и планеты”.

Автор книги называет имена, известные всему миру: Ивана Ярыгина, выдающегося советского атлета, тренера сборной страны по вольной борьбе, двукратного Олимпийского чемпиона, многократного чемпиона мира; Алексея Шумакова, чемпиона Олимпийских игр, чемпиона мира по греко-римской борьбе; Владимира Зырянова — легенду красноярского спорта в скалолазании, мотоспорте и горных лыжах.

*   *   *

...Прочитана последняя страница трилогии Леонида Сизова “Всё остаётся людям”. И невольно всё острее, всё тревожнее встаёт вопрос: а действительно ли всё, что создавалось трудом сибиряков, трудом приехавших со всех концов необъятного Советского Союза комсомольско-молодёжных бригад, — ныне, в новой России, является достоянием людей? И что надо сделать всем нам, чтобы в будущем с радостной утвердительностью отвечать “да!” на этот судьбоносный вопрос?

Игорь Гребцов

 
  • Обсудить в форуме.

    [В начало] [Содержание номера] [Свежий номер] [Архив]

     

    "Наш современник" N2, 2005
    Copyright ©"Наш современник" 2005

  • Мы ждем ваших писем с откликами.
    e-mail: mail@nash-sovremennik.ru
  •