НАШ СОВРЕМЕННИК
Русский архив
 

Русский архив

Первая мировая —
вторая Отечественная

 

Девяносто лет назад началась мировая война, которую в России — по аналогии с войной 1812 года — называли Отечественной. Она продолжалась без малого пять лет и унесла 9 миллионов жизней. Рухнули четыре великие империи — Российская, Германская, Австро-Венгерская, Оттоманская. Некоторые историки считают, что сокрушение этих древних царств и построение “нового мирового порядка”, заменив­шего власть аристократии властью денег, и было главной целью мировой войны.

К скорбной годовщине журнал подготовил две публикации из архива. Это отрывки из фронтовых дневников знаменитого генерала Андрея Снесарева и служебная записка товарища (заместителя) министра внутренних дел Степана Белецкого о роли немецких и французских масонов в подготовке войны.

Исторические свидетельства, между которыми, казалось бы, нет никакой связи, на самом деле удивительно дополняют, “подсвечивают” друг друга. С одной стороны — окопные будни, картины смертей, страдания простых людей, а с другой — закулисные интриги “хозяев жизни”, обрекающих на гибель армии и царства. Есть над чем задуматься и современному читателю.

И еще один выразительный штрих, о котором почему-то умолчал хорошо информированный С. Белецкий. Он со знанием дела рассказывает, как французские “Вольные каменщики” слепо (и самоубийственно!) ориентировались на германских братьев. Так вот — в это время наши русские неофиты рабски глядели в рот мастерам французских лож. Привлеченные призраком тайного знания и тайной власти, они самоубийственно губили свое Отечество, копируя своих парижских учителей.

Расплачиваться за эти трагические просчёты “элиты” пришлось, как всегда, русскому мужику. Не только брошенному в окопы, но и оставленному фактически без оружия, во всяком случае без артиллерии, которой суждено было сыграть ключевую роль в Первой мировой. По образному замечанию Снесарева, русские солдаты могли противопоставить германскому металлу “только грудь человеческую”.

Не стало ли предательство “верхов” причиной бунта “низов”, обернув­шегося Красным октябрем? Впрочем, эта тема уже других исследований и разысканий.

 

“ПОЭЗИЯ ПОЛИЦЕЙСКОГО РЕМЕСЛА”

Докладная записка
бывшего директора Департамента полиции
С. П. Белецкого о масонском заговоре

 

Как известно, в периоды войн, особенно таких, которые не относятся к числу победоносных, общественное сознание оказывается поражено синдро­мом поиска внутренних врагов, распространением теории мирового заго­вора. В этом отношении не стала исключением и Первая мировая война. Одним из проявлений шпиономании в российском обществе явился рост масонофобии. В существование масонского заговора верили не только на обывательском уровне, но и в высших структурах Министерства внутренних дел. Видным адептом этой теории являлся бывший директор Департамента полиции, товарищ министра внутренних дел Степан Петрович Белецкий. Ниже приводится записка, представленная им в Особый отдел Департамента полиции в марте 1916 года. В ней рассматривалась закулисная масонская сторона франко-германских отношений в преддверии мировой войны. Белецкий обвинял французских масонов в лоббировании германских инте­ресов. Представление записки совпало с началом немецкого наступления в ходе Верденской операции, что обусловливало соответствующее восприятие приводимой информации (синдром “измены союзников”). Подспудно проводилась мысль об угрозе масонских лож и для государственной безопас­ности России.

Верил ли сам С. П. Белецкий в реальность масонского заговора? Будучи, как никто другой из высших чинов Министерства внутренних дел, одержим идеей внедрения провокаторов в различные структуры революционных организаций, он вполне мог создать для себя иллюзорный мир тайных обществ и заговоров. Не случайно современники называли С. П. Белецкого “поэтом полицейского ремесла”, а поэзия, как известно, предполагает опреде­ленную гиперболизацию действительности. Работая в Департаменте полиции, Степан Петрович лично курировал следственные дела по “Вольным камен­щикам”. После инициированного товарищем министра В. Ф. Джун­ковским увольнения С. П. Белецкого разработка масонского следа была свернута.

С другой стороны, являясь мастером политической интриги, бывший директор Департамента полиции мог использовать масонскую карту как преднамеренную фабрикацию в собственных карьерных соображениях. За несколько дней до представления записки о масонах С. П. Белецкий, ока­завшийся замешанным в антираспутинской интриге министра внутренних дел А. Н. Хвостова, был снят с должности иркутского генерал-губернатора. Месяцем ранее его сняли с поста товарища (заместителя) министра. Вероятно, Степан Петрович, учитывая интерес императорской четы к заку­лис­ной деятельности “Вольных каменщиков”, предполагал посредством разоблачения масонского заговора восстановить свое реноме. С посланием С. П. Белецкого ознакомился в апреле 1916 г. новый директор Департамента полиции Е. К. Климович, который, судя по оставленному на полях заме­чанию, солидаризировался с ним в мнении о существовании масонского заговора.

С. П. Белецкий принимал активное участие в расследовании “дела Бейлиса”, ориентируя киевское жандармское управление на обеспечение поддержки обвинения о “ритуальном убийстве”. Неудивительно, что, сосредоточившись на разоблачении масонской закулисы, он в своей записке указал и на существование “еврейского заговора”. По мнению автора, полемизиро­вав­шего с черносотенными идеологами, на закулисном поле действовали одно­временно две тайные организационные структуры — еврейская и масонская, интересы и направление деятельности которых зачастую совпадали.

Каких бы то ни было сведений о том, что записке был дан ход, не имеется, однако она служит источником, иллюстрирующим умонастроения высшего российского чиновничества. Ощущая приближающийся крах империи и не желая признавать объективного характера данного процесса, оно обратилось к поиску закулисных механизмов мировой войны и связанных с ней социаль­ных катаклизмов.

В феврале 1917-го рукописный текст послания С. П. Белецкого был напе­чатан на машинке и в машинописном виде сохранен до настоящего времени.

Приводимый ниже документ публикуется впервые. Он находится на хранении в фонде Особого отдела Департамента полиции (ф. 102) Государст­венного архива Российской Федерации. Текст документа передается по правилам современной орфографии при сохранении языковых и стилисти­ческих осо­бенностей оригинала.

 

Вардан Багдасарян,
доктор исторических наук, профессор

 
  • Обсудить в форуме.

    [В начало] [Содержание номера] [Свежий номер] [Архив]

     

    "Наш современник" N8, 2004
    Copyright ©"Наш современник" 2004

  • Мы ждем ваших писем с откликами.
    e-mail: mail@nash-sovremennik.ru
  •