НАШ СОВРЕМЕННИК
Очерк и публицистика
 

 

Дружба дружбой, а табачок — врозь

 

Вольфганг Грабовски — руководитель московского представительства Фонда Розы Люксембург специально для журнала “Наш современник” подготовил материал, в котором высказал интересные соображения о российской политике в Азии. Проблемы Азии и Ближнего Востока Грабовски знает не понаслышке. Он работал послом Германской Демократической Республики в Индии и Сирии. На первый взгляд может показаться, что азиатский аспект для России сейчас не так актуален, как борьба с терроризмом и проблема расширения НАТО. Но это не так. В аналитической статье Грабовски заложен глубокий смысл, который я попытаюсь полнее высветить.

Сегодня, когда уже всем стало ясно, что несправедливая война, развязанная США в Ираке, может обернуться для американских ястребов сокрушительным поражением, мы благодарим Бога за то, что не ввязались в американскую авантюру. Россия оказалась в одном лагере с Германией и Францией, которые, руководствуясь мудрой русской пословицей: “Дружба дружбой, а табачок — врозь”, отказались поддержать вторжение США в Ирак под флагом борьбы с терроризмом. Их позиция проста и понятна: национальные интересы Германии и Франции сильно пострадали бы в случае их участия в войне с Ираком.

У нас нет желания возвращаться ко временам “холодной войны” и вбивать клин в отношения между Европой и США. Однако в современном мире у Германии, Франции и России есть, безусловно, определенное совпадение интересов в глобальной политике. Развал Советского Союза привел к нарушению военного баланса сил в мире. Американцы решили, что теперь они стали “хозяевами на планете” и могут устанавливать на ней “американский порядок”. Но немцы очень хорошо помнят, чем закончилась схожая попытка Гитлера завоевать мировое господство, и первыми забили в колокола.

Даже в кошмарном сне американцы не могли представить себе, что против них поднимет бунт их самый верный и надежный союзник в Европе — Германия. Жуткое впечатление в США произвело заявление бывшего министра юстиции правительства ФРГ Дойблер-Гмелин, в котором она сравнила действия США в отношении Ирака с политикой нацистской Германии.

Но американцы тоже “не лыком шиты”. Чтобы не допустить углубления сотрудничества между Россией и европейскими странами, и прежде всего Германией и Францией, а также укрепления международных позиций России на фоне провала политики США в Ираке, они объявили “весенний призыв” новобранцев в НАТО. В альянс были приняты бывшие республики СССР, против чего возражала Россия. Конечно, это явилось сознательным унижением нашей страны в глазах мирового сообщества.

Джордж Буш заявил, что прибалтийские государства “были пленниками империи”. Ему следовало бы добавить, что теперь они будут “пушечным мясом” Америки. Латышские и эстонские парни присоединились к польским и украинским “миротворцам” в Ираке и уже несут потери. Но если быть честными, то надо признать — прием прибалтийских стран в НАТО — это большое “достижение” тех сил в США, которые стремятся внести разлад в сотрудничество между Европой и Россией. Народы Латвии и Эстонии инфицированы бациллой русофобии (разновидность “куриного гриппа”). Когда их представители угнездятся в разных комитетах и подкомитетах структур НАТО и ЕС, они начнут чинить препятствия и вставлять палки в колёса развитию сотрудничества между Европой и Россией во всех областях: культуры, науки, в сферах борьбы против терроризма, наркоторговли и прочая, прочая.

Расширением НАТО на Восток американские генералы выиграли у России пространство и время — факторы, играющие важную роль в военной стратегии. Обстановка на западных границах России сегодня намного хуже, чем в 1941 г. Тогда военная коалиция европейских стран во главе с Германией заняла исходные позиции на всем протяжении западных границ СССР от Черного до Балтийского морей. Сталину удалось не пустить Гитлера лишь в Прибалтику. Но тогда был Советский Союз.

Расширяя НАТО на Восток, Джордж Буш действует так же, как и Хрущев, разместивший в 1962 г. советские ракеты на Кубе, то есть на пороге американского дома. Нашим военным следовало бы посмотреть, какие меры принял тогда президент Кеннеди для отражения “советской угрозы”. Надо перенимать хороший опыт у друзей.

Отсутствие противодействия со стороны России наверняка поощрит американцев к продолжению “Дранг нах Остен”. В эпоху Средневековья в Испании практиковалась казнь “Гаррота”: осужденному надевали на шею железный обруч. Каждый день приходил палач и на один-два оборота закручивал на нём гайку. Вот так и с Россией хотят поступить.

С другой стороны, создание американцами военных баз вдоль границ России как на Западе, так и на Юге может привести к изменению внутриполитической обстановки в нашей стране. “Русские медленно запрягают, но быстро едут”, — говорил Бисмарк. Проамериканские силы рискуют полностью утратить свое влияние в Москве. Верх могут взять те, кто выступает за тесное военно-политическое сотрудничество с Китаем и Индией с целью противодействия гегемонистским устремлениям США.

О том, какой потенциал имеется у России в Азии, и рассказывает в своей статье Вольфганг Грабовски.

 

Владимир Родин

 

 

 

Вольфганг Грабовски

Российская политика в Азии

 

Дальневосточное измерение российской внешней политики задает крем­лев­скому руководству больше головной боли, чем отношения с Евро­пейским союзом, хотя и тут довольно много сложных проблем, как показали последние саммиты. Но всё же в отношениях с Европой расклад интересов той и другой стороны, в общем-то, просматривается достаточно четко, и при всех проблемах существует солидная объективная основа для возможного устойчивого сотрудничества.

Сегодняшняя Россия вполне сознает реальное соотношение сил и интересов, а также мощный конфликтный потенциал в Азии, о котором ныне никто не может сказать, как и в каком направлении он будет развиваться. Выдержит ли Китай огромный разрыв между рыночной экономикой и социальными — социалистическими претензиями? Окажется ли успешной в дальнейшем политическая демократизация Китая под руководством и контролем Коммунистической партии? Будет ли Китай, если станет сверх­державой (согласно прогнозам солидных американских политологов и эконо­мистов, уже в 2020 году КНР может догнать США), по-прежнему стремиться к поиску равновесия или же верх в Поднебесной возьмет иная тональность? Как будут реагировать Соединенные Штаты с их сверхмощной военной машиной, когда из их рук начнут уплывать козыри в политической игре, как предсказывают авторитетные политологи. Сможет ли Япония освободиться от американской зависимости и преодолеть затяжной кризис? Действительно ли Индия и Китай справятся со стремительным приростом своего населения? Станет ли реальностью стратегический треугольник — Китай, Индия и Россия, о котором в последний год своей жизни, когда уже стало ясно, что Советский Союз долго не протянет, мечтал Раджив Ганди?

В настоящее время основная забота Москвы намного более приземлена: масштаб и количество многообразных вызовов растет, а возможности России после развала СССР резко сокращаются. Огромная по территории азиатская часть РФ мало населена, что никак нельзя сказать о сопредельных китайских территориях. Рынок в Китае стремительно развивается, ему тесно в нынешних рамках. Суровая зима в прошлом году почти парализовала жизнь в России, обнажив всю ее слабость, обусловленную развалом экономики и системы социального обеспечения. Уменьшившиеся по численности и изношенные Вооруженные силы России в регионе практически не в состоянии обеспечить хотя бы минимальный уровень защиты огромной по протяженности границы. Сюда же следует добавить, что элита в этом российском регионе в свое время очень серьезно отнеслась к прозвучавшему в 90-х годах призыву Ельцина взять суверенитета столько, сколько сможет переварить, и постаралась найти свою удачу в многочисленных самостоятельных начинаниях, в том числе в международной сфере. Последнее не только чрезвычайно осложнило отношения с федеральным Центром, но и привело к еще большему ухудше­нию ситуации. Россия не может позволить себе такой экстравагантности.

Азия является особым полем деятельности главных “глобальных игроков” — американской сверхдержавы, а также набирающих силу Китая и Японии. Между ними возникло огромное пространство напряженности и соперни­чества. Велика опасность того, что они не смогут справиться с этой ситуа­цией. Однако та же ситуация предоставляет России, несмотря на ее слабость, возможность для маневра. В этой связи Россия может предложить кое-что интересное. Прежде всего — огромные энергетические ресурсы и другие природные богатства, которых почти нет у Японии и которых все больше не хватает Китаю. Привлекательно выглядит и огромный, почти не использо­ванный потенциал для размещения производственных мощностей и привле­чения инвестиций.

Сказанное в первую очередь относится к российско-китайским отно­шениям, которым в Москве уделяют особое внимание. При том, что многое в этих отношениях еще остается неопределенным (несмотря на заявления обеих сторон о стратегическом партнерстве). Но все-таки бросается в глаза целеустремленность, с которой Россия и Китай собираются их развивать. В Москве могут рассчитывать на то, что в Пекине не заинтересованы в про­должении процесса распада своего северного соседа (ведь Китай сам заинтересован в сохранении своей собственной государственной целостности и стабильности), к тому же за последние 15 лет достигнут такой уровень отно­шений, который еще в 1997 году был охарактеризован тогдашним прези­дентом Китая Цзян Цземинем как “новый тип межгосударственных отно­шений” (Beijing-Rundschau, № 34, 1997).

Совпадение интересов или их параллельность впечатляют. Вследствие слабости российской экономики внешнеторговый оборот между Российской Федерацией и Китаем несопоставим с внешнеторговым оборотом Китая с США (100 млрд долл.), Японией (60 млрд долл.) и Германией (52 млрд долл.). Российско-китайская торговля имеет куда более скромный характер, достигнув всего 6,3 млрд долл., однако интерес обеих стран к развитию экономических связей является совершенно определенным. Помимо этого партнеры исходят из того, что в среднесрочной перспективе этот показатель может составить уже 20 млрд долларов.

Перед Китаем с его экономическим бумом возникла огромная проблема: собственные энергетические ресурсы совершенно недостаточны. Страна в растущей степени зависит от импорта энергоносителей. И что может быть ближе, чем российский Восток с его гигантскими ресурсами. В ноябре 1997 г. был подписан договор на сумму 12 млрд долл., предусматривающий соору­жение газопровода в китайскую провинцию Шандонг, а также договор на сумму 3 млрд долл. относительно строительства атомной электростанции. Планируются нефтепровод из Восточной Сибири в Северный Китай, а также российское участие в создании крупного водохранилища.

Развитие экономического сотрудничества предполагает создание совместных предприятий и особых экономических зон, реализацию проектов в сфере сельского хозяйства и транспорта, строительство китайских торговых центров в различных российских городах, а также участие в реализации многосторонних проектов в Восточной и Северной Азии. Присоединение России к Азиатско-Тихоокеанскому экономическому форуму (АРЕС) было поддержано Китаем. Приобрела значительные масштабы “малая пригра­ничная торговля”. Продукция легкой и пищевой промышленности Китая играет важную роль в повышении уровня жизни на российском Дальнем Востоке и в Сибири. Огромный китайский рынок вбирает в себя российские товары, которые трудно сбыть где-либо еще, причем стабильно и в больших коли­чествах.

Большое значение для обеих сторон имеет растущая научно-техническая кооперация, начиная с машиностроения и заканчивая космонавтикой.

Важнейшим фактором в российско-китайском сближении является военный сектор. Для России это важный источник валютных поступлений, для Китая — возможность обеспечить надежный доступ к современной, помехоустойчивой технике, а также к ноу-хау. Китай получает современные боевые самолеты, военные корабли и танки, рассматривается проект создания предприятия для сборки российских боевых самолетов в КНР. Но это палка о двух концах, в первую очередь для России. С одной стороны, беспокойство ввиду достигнутых масштабов российско-китайского взаимо­действия проявляют соседние страны (в том числе Япония), с которыми Россия также хочет развивать отношения. С другой, конечно же, надо следить, чтобы, принимая во внимание быстро растущий научно-технический потенциал Китая, не потерять преимущества в военной области. К тому же Москва сталкивается с жесткой западной конкуренцией в высокотехно­логичных сферах. В России на это смотрят реалистически и вновь направляют инвестиции в оборонный комплекс, причем в больших масштабах.

Важным стабилизирующим фактором является достижение догово­ренности относительно делимитации границы — осуществлена на 99 про­центов. То, что никто не считал реальным в советские времена, удалось сделать. Исключение представляет сравнительно небольшой неделимитиро­ванной участок границы. Возникла новая стратегическая ситуация. До тех пор, пока между Россией и Китаем не установилось добрососедство, общая граница протяженностью 4300 км требовала огромных расходов на охрану, сосредоточения вооруженных сил и техники. Поэтому изменение обстановки принесло России заметное облегчение.

Большое значение имеет и то, что новые соседи Китая — Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан — включены в решение вопросов пограничного режима и что эти пять государств образовали Шанхайскую группу для обеспе­чения в регионе своих совместных интересов. После последней встречи членов этого объединения, названного первоначально “Шанхайской пятеркой”, стала формироваться региональная организация, значение которой выходит далеко за рамки урегулирования пограничных вопросов. Узбекистан вошел в нее в качестве полноправного члена. Индия и Монголия активно начали работу в ней в качестве наблюдателей. В результате последнего визита индийского премьера в Москву Индия стала членом этой организации.

Это объединение будет для России опорой в борьбе с исламскими фундаменталистами и террористами в Средней Азии, а также на Кавказе, включая их зарубежных спонсоров. В целом оно будет способствовать стабильности в России. Москве приходится считаться с тем, что опасность исходит не только с ее южных рубежей. Борьбу с такими угрозами, как нарко­торговля и организованная преступность, которые приобрели значительные масштабы, в Москве рассматривают в качестве приоритетной для российской политики в Азии. Успехи на этом направлении важны для европейцев, что стали лучше понимать в ЕС. Наруку России и то, что Китай, имеющий собственные проблемы с сепаратизмом в Тибете, в долгосрочном плане заинтересован в сотрудничестве с Москвой и будет и впредь поддерживать ее на международной арене (в том числе и ее действия в Чечне). В свою очередь в Пекине ценят, что в 1992 г. Россия взяла на себя обязательство не устанавливать официальных отношений с Тайванем и поддерживает КНР в так называемом вопросе о правах человека.

Россия и Китай решительно выступают за формирование многополярного мира и отвергают гегемонистские устремления США. Они последовательно высказываются против планов Администрации США создать новую систему противоракетной обороны. Позицию России, осуждающей расширение НАТО на Восток, разделяют в Китае. Оба государства совместно выступили против войны НАТО в Югославии, нарушений международного права и Устава ООН в ходе военных действий США в Ираке. И, конечно, ни Россия, ни Китай не могут быть заинтересованы в расширении влияния Соединенных Штатов в Центральной Азии.

Сегодняшние интересы и той и другой стороны сохранятся в обозримом будущем в качестве солидной основы для дальнейшего развития российско-китайских отношений. Оба партнера этого хотят, что подтверждается также их Договором о дружбе, сотрудничестве и добрососедстве.

Но существует и другая сторона медали. Это немалое количество сущест­вующих и потенциальных проблем и даже конфликтов. Достаточно бросить взгляд на географическую и демографическую ситуацию, чтобы получить об этом представление. На китайской стороне быстрое экономическое про­цветание с темпами роста, которые внушают страх Западу. На российской — едва остановленное падение в хаос и слабые, надо признать, признаки стаби­лизации. Разница в уровнях развития будет существовать еще долгие годы, несмотря на волю нового российского руководства к изменению ситуации. В Китае — колоссальный избыток населения, рабочих рук, в России — демо­графическая катастрофа.

Не всегда российские и китайские интересы, особенно в Азии, совпа­дают. Конечно же, от внимания Пекина не ускользнуло, что Россия нуждается в добрых отношениях с Японией — не только ради развития своего экономи­ческого и научного потенциала, прежде всего на Дальнем Востоке, но и для того, чтобы избежать дисбаланса, обусловленного весом Китая. В то же время в Китае отмечают, что в обозримом будущем Москва не сможет договориться с Токио относительно Курил. А такая договоренность является предпосылкой для прорыва в области российско-японских отношений, что может иметь для Японии и побочный эффект — обретение ею большей свободы маневра по отношению к США (что, в свою очередь, будет означать и шаг навстречу Китаю).

Очень внимательно, судя по всему, Китай следит за активным развитием новым российским руководством отношений с Индией, Вьетнамом, Север­ной и Южной Кореями, а также Монголией, находящимися в сфере китай­ских интересов. Отношения России с Индией, опирающиеся на традицион­ную взаимную доброжелательность, являются второй опорой для российской политики в Азии. Индия — когда-то важнейший партнер Советского Союза, после его развала с большим трудом смогла осуществить потребовавшуюся из-за этого радикальную корректировку курса. С Россией во времена Ельцина установились очень противоречивые и неровные отношения. В 90-е годы обе стороны были вынуждены сосредоточить внимание на ликвидации наследия прошлых лет и зачете взаимных требований, предъявить которые могла прежде всего Россия. И речь при этом не шла о каких-то “подарках”.

Примаков, а затем и Путин открыли новую страницу в российско-индийских отношениях. Подписано соглашение, направленное прежде всего на реализацию взаимных интересов в Средней Азии. Путин видит в Индии соратника в борьбе против международного терроризма и фундаментализма, он положительно отозвался о “линии контроля” в Кашмире. Индийская сторона, в свою очередь, подчеркнула, что российские проблемы в Чечне и индийские — в Кашмире имеют одну и ту же первопричину. Обе стороны исходят из того, что активизации российско-индийских отношений не препятствуют ни растущее сближение между Индией и США, ни рабочие контакты между Москвой и Исламабадом, отражающие в целом изменение российской политики в Южной Азии. Одновременно обе страны едины в том, что выступают за многополярное, а не однополярное мироустройство. Единство существует также в том, что касается неприятия войны НАТО против Югославии, нарушений международного права и Устава ООН. Россия поддерживает желание Индии стать постоянным членом Совета Безопасности. В ходе визита в Индию российского президента между двумя странами подписаны самые крупные до сих пор контракты на поставку военной техники (общая сумма составляет 3 млрд долларов, а в  течение 40 лет — примерно 30 млрд, поскольку перевооружение индийской армии не может быть осуществлено в короткие сроки). Индия получит четыре стратегических бомбардировщика Ту, авианосец “Адмирал Горшков”, боевые самолеты Миг и Су, танки Т-90, зенитные ракетные комплексы С-З00. Планируется также совместное производство боевой техники, как, например, самолетов Су-30.

Визит Путина должен придать, кроме того, новые импульсы развитию гражданского сектора экономики обеих стран. При том, что в первом полу­годии 2000 года был достигнут прирост двустороннего товарооборота в размере 19,8 процента, в стоимостном выражении объем товарооборота составил скромные 732 млн долларов. 12 сентября 2000 г. Россия, Индия и Иран (впоследствии к ним присоединился Оман) подписали соглашение сроком на 10 лет о создании транспортного коридора Север — Юг. Благодаря этому коридору можно будет экономить от 21 до 23 дней (если сравнивать с маршрутом через Суэцкий канал) при доставке грузов.

В населенном пункте Тамил Наду с помощью России сооружается АЭС мощностью 2000 мегаватт. Планируется создание совместных предприятий в таких сферах, как информатика, микроэлектроника, исследования в области углеводородов и нефти, термальной энергии, металлургии, фармацевтики и биотехнологий.

Президент Путин предпринимает попытки оживить прерванные или запу­щенные во времена Ельцина связи с другими государствами. При этом Москву особо не беспокоит, что среди них оказываются страны, заклеймен­ные Соединенными Штатами в качестве изгоев или проблемных. Визит Путина в Северную Корею, договоренности с президентом Ирана Хатами в ходе встречи на высшем уровне в Москве (12—15 марта 2001 года), последова­тельное неприятие действий США в отношении Ирака являются тому наглядными примерами.

За несколько недель до первой российско-американской встречи на высшем уровне после президентских выборов в Вашингтоне между Россией и Ираном, кровным врагом Соединенных Штатов, достигнуты договорен­ности о ежегодных поставках Тегерану вооружений на сумму 300 млн долл. Протест Белого дома был задним числом отклонен министром иностранных дел России. Ирану предложено также строительство новых атомных электро­станций. Очень важно и то, что углубилось взаимопонимание в отношении проблемы Каспия. Москва пошла навстречу Ирану в вопросе окончательного проведения границы по Каспию (фактически это раздел нефтяных место­рождений). Обе стороны недвусмысленно высказались против военного присутствия здесь государств из других регионов, то есть против соответст­вующих амбиций и действий США и НАТО. Путин говорил даже о “второй весне” в отношениях с Ираном. Последние договоренности в вопросе о строи­тельстве АЭС лишили, похоже, остроты и критику со стороны американских ястребов.

С визитом российского президента в 2001 году получили мощные импульсы отношения России с Вьетнамом. Достигнута договоренность о том, что внешняя задолженность не будет выплачиваться, а трансформируется в участие российских фирм в реализации совместных проектов. Так, пред­приятие “Вьетсовпетро”, на которое приходится 80 процентов вьетнамской добычи нефти, обеспечит ежегодные поступления в российский бюджет в размере 300 млн долларов. Предусматривается строительство нефтеперера­батывающего завода. В рамках такого прагматического подхода с Вьетнамом была подписана “Декларация о стратегическом партнерстве”. Путин подчерк­нул, что большое значение в контексте углубления двусторонних отношений придается примерно 200 тысячам выпускников советских и российских вузов, проживающих в настоящее время во Вьетнаме, Лаосе и Камбодже.

Все это позволяет утверждать, что после периода растерянности и неопределенности первой половины 90-х годов Россия вновь уделяет подобающее внимание азиатскому вектору своей внешней политики.

 

 
  • Обсудить в форуме.

    [В начало] [Содержание номера] [Свежий номер] [Архив]

     

    "Наш современник" N8, 2004
    Copyright ©"Наш современник" 2004

  • Мы ждем ваших писем с откликами.
    e-mail: mail@nash-sovremennik.ru
  •