НАШ СОВРЕМЕННИК
Очерк и публицистика
 

Станислав КУНЯЕВ

Кто расстреливал
белорусских партизан?

 

Шляхтичи из “Новой Польши” никак не угомонятся: после моей работы “Шляхта и мы” они вгрызаются в каждый мой комментарий о польско-совет­ских отношениях.

В февральском номере “Новой Польши” за 2004 год опубликован мате­риал Петра Мицнера “Интернированные союзники”, который начинается так:

“В статье “Братец кролик в европейском и мировом зверинце” (“Наш современник”, № 10, 2003) Станислав Куняев пишет о польских солдатах, оказавшихся после II Мировой войны в советском плену. Куняев приводит цифры: 60 тысяч, в т. ч. пять генералов. При этом он инсинуирует, что эти люди сражались на стороне фашистской Германии. Между тем в действительности это были бойцы польского подполья, в основном Армии Крайовой, которые в 1943—1944 гг. вместе с Красной Армией и пытались освободить Волынь, Литву, Люблинское воеводство и другие восточные земли от немецкой оккупации. После выполнения этой задачи они были арестованы и сосланы в лагеря”.

Некоторая шляхетская подлость автора заключается в том, что якобы инсинуация (“инсинуирует”) о польских военнопленных принадлежит мне. Между тем Петру Мицнеру, читавшему мою статью “Братец кролик...”, должно быть известно, что я там писал, обращаясь к польскому историку Анджею Новаку: “Вам надо прочитать книгу австрийского историка Стефана Карнера “Архипелаг ГУПВИ”. Там Вы найдете таблицу со сведениями о том, сколько военнопленных и каких национальностей содержалось после войны в советских лагерях. Среди прочих — 60 272 человека в графе “поляки”, там же наткнёшься, как бы это ни было Вам неприятно, на 5 польских генералов”. Эти слова я написал в ответ на восклицания Анджея Новака из декабрьского номера “Новой Польши” за 2002 год: “Что именно означает эта цифра... ни один историк до сих пор не слыхивал о польских коллаборационистских формированиях, сражавшихся против Советского Союза”.

Итак, я честно указал полякам, откуда взял эти данные, но Петр Мицнер стыдливо умолчал о книге австрийского историка. Не потому ли, что трогать коллегу из цивилизованной Европы как-то неудобно? То ли дело обвинить в “инсинуациях” русского писателя. Но то, что Мицнер не опротестовывает цифру польских военнопленных (60 272 человека), находившихся в советских лагерях не после кампании 1939 года, а после года 1945-го, — уже хорошо. Слава Богу, согласились со мной поляки, что цифра не мифическая. Но тут же выдвинули новый аргумент: мол, эти бойцы польского подполья сра­жались в одних рядах с Красной Армией против гитлеровцев. “Но сразу же после того, как линия фронта перемещалась на Запад, бойцов АК разоружали и арестовывали”; “Семнадцать тысяч бойцов АК были отправлены в лагеря”; “...они были побеждены, преданы своими союзниками”. (Все цитаты из статьи П. Мицнера.) Вначале я даже засомневался: а вдруг и правда мы отправили в послевоенные лагеря несколько десятков тысяч своих союзников, своих товарищей по оружию, по фронтовому антифашистскому братству? Но от моих сомнений меня во многом избавило письмо, которое я получил в июле 2004 года из цивилизованной Германии.

 

“Глубокоуважаемый господин Куняев,

из-за недостатка времени, увы, могу лишь ограничиться глубокой благодар­ностью за книгу “Шляхта и мы”; вместо развернутой рецензии решил послать Вам интересный материал на немецком языке о сотрудничестве Армии Крайовой и гитлеровских оккупантов, с надеждой, что Вы найдете возмож­ность “углубиться” в чтение трудов историка В. Chiari.

 

Искренне Ваш                                                                              А. Гастев”.

 

Присланный мне текст из журнала “Шпигель” (19/2000) гласил:

 

“Союз с врагом

 

Польская Армия Крайова временно сотрудничала во Второй мировой войне с частями СС и вермахта. Это подтверждают документы из московского архива, которые историк Бернхард Чиари опубликовал в журнале “Остой­ропа”. Армия Крайова (АК), подчинявшаяся польскому правительству в эмиграции (в Лондоне), воевала вначале против немецких оккупантов за свободную Польшу. Однако в 1943 г. бойцы Армии Крайовой развязали на глазах у немецких оккупантов жестокую гражданскую войну против советских партизан в Восточной Польше, Белоруссии и Литве. Поляки были озлоблены тем, что Сталин приказал расстрелять в 1940 г. в Катыни тысячи польских офицеров. В начале 1944 г. АК в Вильно предложила немцам провести переговоры о сотрудничестве: “Ненависть к большевизму” у поляков так же “велика”, как и у немцев. Армия Крайова, подчеркивал оберфюрер СС Вильгельм Фукс, — “единственная сила, способная подавлять больше­вист­ско-еврейские банды”. 7 февраля 1944 г. полковник АК Александр Крыжа­новски заключил с немцами сделку о сотрудничестве в регионе Вильно: немцы снабжали поляков оружием, медикаментами, лечили раненых, а поляки выразили готовность оказать в долговременном плане помощь Гитлеру в войне против Советов, выделив для этой цели 18 пехотных батальонов. За это они потребовали прекращения немецкого террора и признания польских границ по состоянию на 1939 г. Для “испытания на прочность немецко-польского сотрудничества” АК передала в подчинение немецкому командо­ванию “3-ю польскую партизанскую бригаду”. Получив от немцев карты и разведданные, бригада, по приказу немецкого командования, атаковала советских партизан. Однако до создания прочного союза дело не дошло. Лондонское правительство в эмиграции отклонило широкое сотрудничество с нацистами. Только небольшие соединения АК продолжали после этого взаимодействие с немцами. Когда в 1944 г. Сталин захватил Вильно, он приказал депортировать руководителей АК. Многие бойцы АК были арестованы”.

 

Материал был иллюстрирован двумя фотографиями из того же архива. На одной — полковник Армии Крайовой А. Крыжановский в форме с железным крестом, на другой — сцена расстрела белорусских партизан. И мне стало яснее, почему поляки полвека кричат на весь мир о Катыни, о разделе Польши в 1939 г., но молчат о военнопленных 1944—45-го годов. Видимо, знают, что у многих пленных из АК рыльце в коричневом пушку.

Все подобные документы, хранящиеся, как следует из текста, в москов­ских архивах, в советские времена тщательно скрывались от историков, чтобы не разрушать единство “социалистического лагеря”. Сейчас, видимо, к ним тоже добраться не просто — осложнять общие демократические устои Польши и России нынешним российским идеологам не хочется.

Лишь цивилизованные и добросовестные немцы, поработавшие в смутные 90-е годы в российских архивах, нет-нет да и опубликуют доку­менты, не вписывающиеся ни в советскую, ни в демократическую идеологию.

Кстати, книга Бернхарда Чиари, вышедшая в 2003 г. в Мюнхене, называется “История польской Армии Крайовой во II мировой войне”.

Очень советую почитать ее Петру Мицнеру, всем сотрудникам и авторам “Новой Польши”.

 

 

 
  • Обсудить в форуме.

    [В начало] [Содержание номера] [Свежий номер] [Архив]

     

    "Наш современник" N12, 2004
    Copyright ©"Наш современник" 2004

  • Мы ждем ваших писем с откликами.
    e-mail: mail@nash-sovremennik.ru
  •