НАШ СОВРЕМЕННИК
Очерк и публицистика
 

К 50-летию Белгородской области

 

 

Евгений САВЧЕНКО,

доктор экономических наук, губернатор Белгородской области

С РОДИНОЙ В СЕРДЦЕ

 

Напомню: Белгородская область образована Указом Президиума Верхов­ного Совета СССР от 6 января 1954 года. Народнохозяйственный комплекс страны динамично развивался и требовал новых ресурсов. В числе масш­табных акций того времени — освоение целины, газовых месторождений Западной Сибири, бассейна Курской магнитной аномалии, основная часть которого — четыре пятых разведанных запасов — находится на территории нашей области. То, что они близко расположены к поверхности земли, позволило вести добычу руды открытым, более дешевым способом.

Предприятия белгородской Магнитки в районе Губкина и Старого Оскола возводились методом народной стройки. Комсомольцы, молодежь ехали сюда не только со всех концов Советского Союза, но и из стран социалистического содружества. Все вместе они проделали трудный, как у всех первопроходцев, путь к руде. Это был первый опыт открытой разработки месторождений. Аналогов ему не было ни в отечественной, ни в зарубежной практике. Хотя смелые проекты, надо заметить, для того времени были обычной практикой. Не пугали ни новизна, ни колоссальный объем работы. Специалисты приводят такое сравнение. Объем крупнейшей египетской пирамиды Хеопса — тридцать три миллиона кубометров. Приблизительно столько же грунта — 33,1 миллиона кубометров — было вынуто при сооружении только первой очереди Лебедин­ского комбината. И все это надо было поднять и переместить на значительное расстояние.

18 декабря 1959 года “Белгородская правда” зафиксировала историческое событие: “В шесть часов утра бригадир экскаватора № 9 Павел Анисимович Павлов вскрыл руду. Машинисты экскаваторов П. А. Павлов и Герой Социа­листического Труда И. В. Ермоленко начали расширять рудное поле”. Далее газета приводит рассказ непосредственно “виновника торжества” Павлова, работавшего в ночную смену: “С большим трудом отколол ковшом глыбу вели­чиной с чемодан. Подошел начальник смены Василий Иванович Солошенко, посмотрел внимательно и говорит: “Ну, ребята, поздравляю, дошли до руды”. А с раннего утра к забою началось паломничество. Люди шли, чтобы собственными глазами взглянуть на руду. Куски бурой тяжеловесной руды с острыми гранями переходили из рук в руки... Ради этих радостных минут, которые останутся в памяти на всю жизнь, стоило бороться с водой, работать в 30-градусные морозы и гололед, недосыпать и волноваться так, как только могут родители перед рождением долгожданного ребенка”.

26 декабря в Губкин приехали видные ученые, геологи, инженеры, горняки из Москвы, Ленинграда, Харькова, Куйбышева, Воронежа, чтобы присутст­вовать при первом взрыве... Земля вздрогнула, вспоминал кто-то из очевидцев, на какое-то время заставив всех оцепенеть. Может, кому-то показалось, что это отозвалось эхо недавней войны. И лишь когда огромные куски руды осели на землю и все вокруг стихло, вниз, в карьер, хлынула люд­ская лавина. Все щупали, нюхали руду, брали кусочек на память. Здесь же состоялся митинг, на котором было принято приветственное письмо в адрес руководства страны. А 29 декабря из Губкина в Липецк ушел первый эшелон с рудой — 1560 тонн.

Не менее впечатляющую картину представляло собой строительство Стойленского комбината, который был по сути градообразующим для Старого Оскола, вплоть до рождения в нем еще одного технологического чуда — первенца бездоменной металлургии Электрометаллургического комбината.

Параллельно с развитием добычи и переработки руды набирали мощь другие отрасли народнохозяйственного комплекса молодой Белгородчины. Заметным явлением не только в рамках Poccии, но и всего Советского Союза стала специализация в животноводстве, строительство в каждом районе нашей области крупных комплексов по промышленному производству свинины, говядины, молока, яиц и мяса птицы. Все это требовало укрепления кормовой базы, которое происходило прежде всего за счет высоких урожаев, использо­вания передовых технологий, лучших сортов и гибридов всех посевных культур, повышения общей культуры земледелия. Свои рекорды показывали свекловоды. Некоторые из них получали с гектара до 500 и более центнеров сахарной свеклы. Не отставали сахаровары, которые целенаправленно рабо­тали над совершенствованием технологических процессов с целью увеличения выхода сахара из свеклосырья. Успешно работали молочные и мясо­ком­бинаты.

За экономическим подъемом села последовал и социальный. Вся область представляла собой одну большую строительную площадку. Сюда приезжали многочисленные делегации, союзное правительство “окрестило” Белгородчину “полигоном” сельского хозяйства, на котором отрабатывались передовой опыт, достижения отечественной науки, а также новейшие технологические разработки, используемые за рубежом.

Ударный труд многих белгородцев был отмечен в те годы высокими государственными наградами. В 1967 году на знамени области появился орден Ленина — за подвиг белгородцев в годы войны и успешное восстановление и развитие народного хозяйства.

Стратегический расчет относительно Белгородской области полностью оправдался. Сегодня можно смело говорить, что она состоялась как субъект Российской Федерации, самостоятельный и самодостаточный, более того, прочно заняла лидерство по многим направлениям социально-экономического развития. И в первый ряд слагаемых этого успеха я ставлю человеческий фактор. Каждое поколение белгородцев было поколением созидателей, поколением победителей, достойно подхватывало трудовую эстафету, обеспечивая стабильность и поступательность, являя организаторский талант руководящего корпуса, удивительную работоспособность и живое творчество трудящихся масс, деятельный патриотизм. Люди были разными по возрасту, профессии, уровню образования, культуры, однако их объединяло то, что каждый жил и творил с любовью к отчему дому, родному селу или городу, нашей общей малой родине.

Иначе за короткий исторический срок невозможно было бы преодолеть тот путь, что удалось пройти белгородцам. Назову всего несколько цифр. Пятьдесят лет назад четыре пятых населения Белгородчины проживало в селе, которое давало в день 30 тонн мяса. К настоящему времени в селе осталось меньше трети жителей, а производство мяса выросло в пять раз. В 1954 году ежедневно добывали 500 тонн железной руды, сейчас — около 100 000 тонн. На долю Белгородской области, где живет один процент россиян, приходится 39 процентов ее общероссийской добычи, 10 процентов — производства цемента, 30 процентов — асбестоцементных труб и муфт, 13 процентов — стиральных машин. Свое место в новой экономике нашли многие наши ведущие пред­приятия черной металлургии, машиностроения, металлообработки, меди­цинской, мучной, крупяной и комбикормовой промышленности.

Народнохозяйственный комплекс Белгородчины — сложный, динамично развивающийся организм. Устойчивый рост показывают многие отрасли. Но ведущими были и остаются горнометаллургическая и аграрная. Первая дает региону основные налоговые поступления, другая выполняет не менее важную социальную функцию. Во-первых, поставляет к столу россиян продукты: пятую часть молочных консервов и четыре процента сливочного масла, каждую пятую тонну сахара, десятую часть растительного масла. По душевому объему производства основных продуктов животноводства Белгородчина лидирует в Центральном федеральном округе и в целом по стране. Так, в прошлом году опережение среднероссийского уровня мясного производства в расчете на душу населения составило 2,6 раза, по ЦФО — 3,1 раза; валовому надою молока — 2 и 2,3 соответственно, намолоту зерна — 2,2 и 3 раза. Во-вторых, село выполняет другие, не менее значимые для государства, нации задачи.

Основополагающие начала нации — земля и человек. Во все времена любая деятельность осуществляется в их взаимодействии. В русле этого мировоззрения нашему народу удавалось наилучшим образом согласовывать свое личное, семейное, общественное и государственное бытие с суровыми реалиями. На этом основывалось могущество России, ее особая культура, отмеченная высочайшей духовностью, которая удивляла и продолжает удив­лять и восхищать весь мир.

Этих постулатов белгородцы придерживались всегда, даже в сложный период смены режимов, реформирования всего и вся, заставший нас на исходе двад­цатого столетия. Когда в результате недобросовестной конкуренции со стороны Запада и чудовищного диспаритета цен из села были выкачаны многие мил­лиарды рублей. Не в наших силах было изменить ход исторического процесса, тем не менее мы нашли выход из критического положения, предло­жив в принятом 14 декабря 1999 года постановлении № 710 “О мерах по экономи­че­скому оздоровлению неплатежеспособных сельскохозяйственных предп­риятий области” свою концепцию вывода отрасли на конкуренто­спо­собный уровень, главный смысл которой заключался в том, чтобы соединить капитал с разумной формой экономических отношений.

При этом исходили из того, что в современных рыночных условиях  вовсе не форма владения землей является определяющей предпосылкой успешности бизнеса в сельском хозяйстве, а искусное управление, наличие и эффективное использование ресурсов, включая ту же землю, плюс должная трудовая мотивация. Естественно, большое влияние оказывают природные факторы, а также позиция государства, его желание или нежелание поддержать родного товаропроизводителя, защитить от недобросовестной конкуренции в условиях тотальной экономической глобализации.

С учетом перспектив мирового развития и был сделан наш выбор в пользу мощных интегрированных структур — агрохолдингов и корпораций. Хотя сразу же должен уточнить: они выполняют роль локомотива, но это не значит, что среднему и мелкому агропроизводству отводится второстепенная роль. Небольшие и средних размеров самостоятельно действующие хозяйства, включая фермерские, подсобные крестьянские, кормят само село, обеспе­чивают занятость трудоспособного населения, дают существенный допол­нительный, в отдельных случаях — основной, доход в семейный бюджет, в целом благотворно влияют на социальный фон. Создание многоукладной экономики также отвечает мировым тенденциям и отечественным традициям. История сняла вопрос об исключительном преимуществе той или иной формы собственности.

Но надо понимать, что именно крупный, корпоративный бизнес в условиях жесткой конкуренции имеет больше возможностей в совершенствовании техно­ло­гического процесса и — что не менее важно — продвижении своей продук­ции, вытеснении из товаропроводящей сети разного рода посредников. Он прямо заинтересован в возрастающих поставках производимого селом сырья, чтобы обеспечить непрерывный цикл и полную загрузку заводских мощностей. В рамках корпоративного объединения происходит свободное переливание капитала, выравнивание экономических условий разных производств, повы­шается доля непосредственно сельхозтоваропроизводителя в конечной цене продукции.

За три года оздоровительного процесса в сельхозпроизводство инвести­ровано более пятнадцати миллиардов рублей. Благодаря частному капиталу удалось спасти в основном крупное животноводческое производство — те самые спецхозы, начало которым было положено в шестидесятые годы. Сохраняя и в этом плане преемственность, мы скорректировали программу развития отрасли с учетом новых экономических условий. На современном этапе приоритетным направлением остается менее затратное производство мяса птицы и свинины. Реализация масштабных проектов позволит белгородским животноводам уже через три-четыре года предложить потребителям до 150 тысяч тонн мяса птицы и не менее 100 тысяч тонн свинины.

Задача по выводу из кризиса агропромышленного комплекса, можно считать, решена. По ряду позиций мы не только вернулись на дореформенный уровень, но и превзошли его, например по производству мяса птицы, сахара, включая переработку сырца, по продуктивности дойного стада. Все это я рассматриваю как крупный успех белгородских аграрников. И говорю об этом без ложной скромности. В советское время подобные титанические усилия, скорее всего, были бы отмечены высокими государственными наградами.

У нового времени — масса проблем. Белгородцы, как и все россияне, стараются быстрее пройти ликбез, чтобы стать активными гражданами демократического общества с рыночной экономикой, где достойную жизнь обеспечивают только высокая доходность бизнеса и высокая заработная плата. И областная власть овладевает своей новой ролью, поняв главное: чем больше будет на той или иной территории высокодоходных производств, тем она бyдет богаче в целом, тем больше у нее будет возможностей для решения социальных задач, коих великое множество.

Для полнокровной жизнедеятельности селу как воздух нужны государст­венная забота и внимание в плане создания комфортной среды обитания для крестьянина. Отсюда — наше пристальное внимание к судьбе крестьянства, приоритетное направление средств на обустройство сельской территории, повышение уровня образовательной и досуговой сферы — всего того, что харак­те­ризует уклад, качество жизни белгородского крестьянства. И мы понимаем, что оно будет тем выше, чем больше у исполнительной власти на всех ее уровнях партнеров, готовых подставить свое надежное плечо, добро­вольно разделить груз социальных обязательств в отношении села — по движению души, по зову сердца, по долгу патриота, горячо любящего свою Родину.

У нас были и есть примеры такого социального партнерства. В первом ряду, как всегда, колхоз имени Фрунзе Белгородского района, которым руководит больше сорока лет дважды Герой Социалистического Труда Василий Яковлевич Горин. Экономические успехи колхоза удивляют не только многих отечественных, но и зарубежных почитателей председательского таланта Горина, но в данном случае я хотел бы рассказать не столько о производстве, сколько об опыте самоорганизации территории, близком к тому идеалу, к которому все должны стремиться.

Повышение качества жизни проживающих на территории колхоза — это более 5000 человек — было и остается главным смыслом работы коллективного хозяйства. Все объекты социально-культурного назначения построены и содержатся на средства колхоза, равно как и дороги, тротуары. Только в этом году построено шесть километров дорог силами одного хозяйства и, подчеркиваю, на средства, которые заработаны колхозниками. Они щедро делятся прибылью с детьми, направляя немалые суммы на питание и содер­жание детских учреждений. Такая же забота — о всех нуждающихся. Работники медицинских и культурно-образовательных учреждений, пенсио­неры получают из колхозной кассы надбавки, ветераны войны, вдовы, участники боев в Афганистане, Чечне — материальную помощь.

Позаботились здесь и об активном досуге, чтобы люди быстро восстанав­ливали силы. И не за “рюмкой чая”, а за шахматной доской, на футбольном поле или волейбольной площадке, в клубах и кружках по интересам. Твор­чест­вом здесь охвачены, что называется, и млад и стар. И поют, и танцуют, и физкультурой и спортом занимаются — в общем, каждый находит себе за­нятие по душе. Кстати, духовые оркестры Бессоновского дома культуры — постоянные лауреаты областных смотров-конкурсов, детский — занесен в реестр ЮНЕСКО, неоднократно выступал в Германии, Швейцарии, Польше.

Если этот добрый пример заботы о людях кто-то воспримет как исклю­че­ние, посчитает нехарактерным для нового времени: Горин, мол, не капи­талист, — можно обратиться к опыту алексеевской компании “Эфко”. Ее базовое предприятие выпускает майонез, жиры и растительное масло под маркой “Слобода”, и по мере увеличения на них спроса владельцы вкладывают средства в расширение производства. Одновременно значительную часть прибыли направляют в социальную сферу. В структуре управленческой компании “Эфко-ресурс”, которая полностью сосредоточена на работе с 24 сельхозпредприятиями, специально созданы службы помощи личным под­собным хозяйствам, строящие свою деятельность с учетом социологических исследований быта и жизни крестьян. Есть в “Эфко-ресурс” свое управление образования, занимающееся школами и детскими садами. Много внимания и средств тратится на организацию медицинского и бытового обслуживания населения. А в последнее время здесь занялись проблемой организации территории таким образом, чтобы никто не чувствовал себя выключенным из общего строя жизни.

Как человеку, вся жизнь которого связана с родным краем, мне импони­рует такой стиль работы и радует, что его демонстрируют многие, как мы их для простоты называем, инвесторы. Они одновременно выполняют функции менеджеров, управленцев. Кто-то из них пришел в село, не имея специальной профессиональной подготовки, однако быстро включился в рабочий процесс, и село нынче представляет для него интерес не только с точки зрения бизнеса. Такой стиль управления можно представить в виде девиза: средства — в производство, душу — в людей. Когда мысли заняты не только модернизацией технологических процессов, повышением качества продукции, но и тем, как создать соответствующую атмосферу труда, выработать идеологию взаимо­отношений, особую систему внутренних ценностей в духе социальной справедливости. Понятно, что простого подбора кадров и материальной заинтересованности в этом случае недостаточно. Необходимо суметь раскрыть реальный потенциал человека, вселить в него уверенность в собственных силах, пробудить в нём мастера, новатора, творческую личность.

Среди управленцев, пришедших в село на волне интеграции по 710-му постановлению, оказались и явно случайные люди — чего скрывать? Но больше таких, кто прикипели к селу, к русскому чернозему, простому русскому мужику, за которого теперь болит их душа, заставляет искать варианты лучшего устройства его жизни и быта, делиться прибылью, чувствуя себя ответст­венным за все происходящее. Философия единения человека и земли стала их внутренним стержнем, и сегодня они призывают других воспринимать село не только с экономических позиций, помнить, что аграрная сфера — это еще и форма жизни. Помимо производственной функции село выполняет другие, не менее важные для страны задачи: экологические — поддержание равновесия в природе; культурные — сохранение духовных ценностей, национальных обычаев и традиций. Оно служит опорой национального самосознания. Пока живет село — будет жить Россия.

На различного рода мероприятиях государственного масштаба, на встречах с Президентом В. В. Путиным, которые стали регулярными, при каж­дом удобном случае стараюсь использовать высокую трибуну для умножения числа сторонников приоритетного развития села, чтобы убедить правительство способствовать реализации хотя бы тех немногих программ, что оно само же приняло. В частности, Программы развития социальной сферы села, в которой — немало от действующей белгородской модели социальных преобразований. Это плюс. Минус, и большой, заключается в том, что для хорошего и крайне нужного дела не предусмотрено централизованное финансирование. А ведь ничто так не влияет на качество жизни на селе, как развитие социальной сферы. И это доказано всей нашей практикой.

К нам ехали и едут из других регионов целые делегации для детального ознакомления с белгородской моделью управления. За последние десять лет Белгородчину посетили Б. Н. Ельцин, В. В. Путин, Е. М. Примаков, М. М. Касьянов, многие министры, другие государственные деятели и политики. В 2002-м и 2003 годах Белгород стал местом проведения Международных экономических форумов Собора славянских народов, который способствует восстановлению интеграционных связей Беларуси, России и Украины. Традиционными стали проводимые на нашей земле международный фестиваль славянских народов “Хотмыжская осень”, всероссийский фестиваль “Театры России — Михаилу Щепкину”, литературные праздники “Прохоровские чтения”, которые проходят обычно в культурно-историческом комплексе в Прохоровке, ставшем своеобразной визитной карточкой Белгородчины. Здесь не раз обсуждались вопросы государственного значения, в частности, о состоя­нии отечественного продовольственного рынка, обобщался опыт социального обустройства территорий, и всякий раз в центре внимания была белгородская модель управления, которая традиционно имеет социальную направленность.

Каждый ее этап соответствует своему времени. Для XXI века мы посчитали необходимым существенно улучшить жизнь белгородцев, обозначив эту цель в соответствующей областной среднесрочной программе. Она всецело отве­чает нормам социального государства, каковым, по Конституции (статья 7), является Российская Федерация. России начала третьего тысячелетия не хватает главного — политики, направленной на обеспечение достойной жизни для всех граждан. Именно ее отсутствие, по моему убеждению, приводит к тому, что общеэкономические успехи, о коих публично рапортует прави­тельство, не отражаются на жизни россиян — в массе своей.

Что касается Белгородчины, то объемы вложений средств в социальную сферу у нас на порядок выше, чем в других регионах. В 2003 году, например, направили на обустройство только сельской территории около полутора миллиардов рублей. Мы давно перешагнули те рубежи, которые обозначены в федеральной Программе по газификации, обеспечению водой, телефонами и т. д. Мы проводим более глубокие социальные преобразования. Занима­лись этой работой и в годы кризиса, а теперь намерены заниматься ею еще энергичней. Это не просто позиция исполнительной власти. Это наша искрен­няя вера, и она не меняется ни при каких обстоятельствах.

Белгородцы прочно закрепили за собой славу хороших строителей. Извечно желание любого человека иметь свою крышу над головой. Не государственную, не ведомственную квартиру, какими бы благоустроенными и красивыми они ни были, а именно свой дом. Для человека он является той жизненной опорой, которая помогает и преодолевать невзгоды, и получать от жизни радость, моральное удовлетворение. Поэтому рожденный нами лозунг “Дом — своими руками!” мог бы стать той спасительной национальной идеей, поиски которой безуспешно идут в стране вот уже второе десятилетие. Строящийся человек — мирный человек. Он заинтересован в том, чтобы хорошо зарабатывать, чтобы в новом доме рождалась новая жизнь. Это не голословное утверждение. Оно проверено на практике Белгородчины, которая по темпам жилищного строительства уверенно лидирует среди регионов России. Уже в 1998 году по вводу жилья в расчете на тысячу жителей (513 квадратных метров) наша область опередила Москву (364 квадратных метра), не говоря уж о соседях — воронежцах (211,3) и курянах (163,7). А этот показатель, как вы понимаете, является индикатором благополучия территории. Люди не будут строиться там, где нет перспективы.

Добротные дома и целые микрорайоны новых застроек, появившиеся в последние годы, разительно изменили архитектурный облик сел и райцентров нашей области. И сегодня я делаю вывод: если бы такой алгоритм действий, как у нас, был запущен по стране лет пятнадцать назад, облик наших сел и деревень, всей России был бы совершенно иным. Иной была бы культура бытия. Россия покрылась бы коттеджами, а в них звенели бы многочисленные детские голоса. И семьи были бы счастливы. Все работали бы, и некогда было бы пьянствовать от тоски и безысходности.

Хотя нам не приходится теперь заниматься агитацией за дом усадебного типа, даже среди горожан, тем не менее считаю, не было бы у нас размаха жилищного строительства, если бы не велась работа по обустройству терри­торий. Прежде всего мы решили проблему газификации села. Жить в центре европейской части России, этой газовой империи, и не иметь “голубого топлива” в доме — это, считали мы, преступление. И в макси­мально короткие сроки, за счет концентрации усилий и средств, завершили газификацию всех населенных пунктов, начало которой было положено в пору становления области, в 1958 году.

Еще до завершения газификации мы приступили к реализации другой крупной областной программы — комплексного благоустройства территорий, включая строительство и реконструкцию дорог и тротуаров, чтобы крестьянин имел возможность в любую погоду обходиться без резиновых сапог, прокладку водопроводов — там, где их не было до сих пор, установку телефонов. К этой работе активно подключились все территории, и многие неузнаваемо преобразились. Белгород, Старый Оскол, Губкин, ряд районных центров и сельских населенных пунктов не раз становились призерами различных конкурсов по благоустройству.

Темпы социальных преобразований будут тем выше, чем богаче станет область, и наша приоритетная задача — обеспечить рост доходности всех отраслей народнохозяйственного комплекса. Как это сделать? Лучше и больше работать. Белгородцы доказали, что это им по силам. Взять последние пять лет: валовой региональный продукт увеличился в физическом измерении на 33,7 процента; объем промышленного производства вырос на 68,5 процента, продукции сельского хозяйства — на 18,9 процента.

Тот потенциал, которым область располагает накануне своего 50-летия, позволил нам первыми в России приступить к реализации Программы улучшения качества жизни населения. Это наш достойный ответ на вызов времени, нового столетия, основной чертой которого станет не битва идеологий, а острая конкуренция за качество жизни.

Около года ученые, специалисты, представители органов власти и общест­венности работали над концепцией и проектом Программы, в обсуждение которой включились тысячи белгородцев, средства массовой информации. В результате такого коллективного авторства Программа получилась и содержательной, и реалистичной. Хотя на этапе ее обсуждения мы нередко сталкивались со скептиками, считавшими, что она преждевременна и для значительной части населения нужно думать об элементарном выживании. Справедливо. Но справедливо лишь отчасти. По моему убеждению, с дви­жением к благополучной жизни по хорошо просчитанному маршруту нельзя поспешить, наоборот, можно только опоздать, и надолго, если не навсегда, отстать от других. Такова логика жизни, таковы законы эволюции общественных отношений. И надо не тормозить, а развивать внутренние, глубинные потребности человека к самореализации, творческому поиску, помочь ему в осуществлении его жизненной программы, стремлении к более высокому уровню материального благосостояния и духовного развития.

Утопистами нас, инициаторов разработки данной Программы, назвать нельзя. В последние годы Белгородчина сумела в основном преодолеть негативные тенденции, вызванные шоковыми реформами, вышла на передо­вые позиции по основным параметрам: среднедушевым доходам и банков­ским вкладам, потреблению товаров и услуг, обеспечению жильем, по капи­таль­ным вложениям в народнохозяйственный комплекс, что указывает на инвести­ционную привлекательность, устойчивые темпы развития. Региональ­ная политика остается ясной, предсказуемой и понятной людям, что благо­приятно отражается на социальной и политической ситуации, которую характе­ризуют стабильность, бесконфликтность, конструктивное взаимодействие государственной власти с формирующимися институтами гражданского общества. Заметно оздоровился морально-психологический климат, белго­родцы постепенно преодолевают груз социальной усталости от реформ, более уверенно смотрят в завтрашний день. Растет оплата труда и ее доля в валовом региональном продукте.

В этом я усматриваю также позитивный факт влияния и на увеличение внутреннего спроса, что для экономики России с ее сырьевой направленностью остается единственным источником роста. Для этого необходимо, во-первых, как минимум в три раза поднять заработную плату в бюджетной сфере, которая за десятилетие реформ превратилась в инкубатор по разведению бедноты: четверть россиян-бюджетников получают не более трех тысяч рублей в месяц. Повышение оплаты труда врачей, учителей, работников культуры до семи-восьми тысяч значительно снизит численность бедного населения, к чему призывает всех Президент, и даст сигнал бизнесу к повышению зарплаты своим работникам.

Кратное повышение зарплаты в бюджетной и внебюджетной сферах, несомненно, изменит структуру ВВП страны, доля оплаты труда повысится с 20—25 до 40—45 процентов, что благотворно скажется на инвестиционном потенциале. Он может вырасти до триллиона рублей.

Мы работаем, чтобы жить, а не наоборот. И тут мне остается лишь повториться: достойная зарплата — прямой путь к повышению благосостояния отдельно взятого человека и общества, точка отсчета нового этапа в жизни государства — этапа созидания. Хочется верить, что мы на правильном пути, что этап разрушений остался позади и возврата к нему уже никогда не будет. Ведь разрушение без созидания не создает нового исторического движения, а приводит к социальному регрессу, к движению вспять.

Хочется надеяться, что теперь, когда в верхних эшелонах власти оказались патриоты-государственники, радикальным преобразованиям придадут сози­дательный характер, социальную направленность, что реформы будут очело­вечены, что россиян — в массе своей — из класса бедноты переведут в класс зажиточных, активно действующих творцов.

Мероприятия, предусмотренные областной Программой улучшения качества жизни, призваны обеспечить достойное существование человека, защитить его жизнь от различных опасностей и угроз. Речь здесь идет о реализации демографической политики, воспроизводстве населения, защите материнства и детства, обеспечении высокой продолжительности жизни, праве человека на защиту. Что касается конкретно демографической поли­тики, то с определенной долей осторож­ности можно утверждать, что перелом наступил. Третий год в области отме­чается скромный, но устойчивый рост рождаемости. Это обнадежи­вающая, радующая тенденция, которую мы обязаны закрепить, сделать необратимой.

Другой аспект улучшения демографической ситуации — обеспечение роста продолжительности жизни. По большому счету, на это направлена вся наша социальная политика. Неслучайно у нас самая низкая смертность и самая высокая продолжительность жизни в Центральном Черноземье. Мы очень хотим, чтобы белгородцы жили намного дольше, чтобы мужчины не умирали, не достигнув даже пенсионного возраста.

Мировые стандарты качества жизни предполагают высокий уровень образования, которым определяется интеллектуальная мощь нации — важ­нейшее условие прогресса в век проникновения информационных технологий во все поры жизни. Мы не хотим быть на обочине цивилизации, и в нашей Прог­рамме достижения достойной жизни важное место отводится образо­ванию, обеспечению его высокого качества и доступности, повышению прес­тижа профессии педагога, воспитателя.

Социальная направленность образовательной политики ощущается во всем. Достаточно сказать, что наибольший удельный вес консолидированного бюджета приходится на образование. Область постоянно находится в числе лидеров по строительству школ. Только за последние пять лет их построено около сорока. Количество учебных мест увеличено более чем на восемь тысяч. Компьютеризацией охвачено две трети классов. Белгородчина превращается в регион с интенсивно развивающимся образовательным пространством.

Подготовку сельских детей по программам повышенного уровня ведут профильные специализированные учреждения. Например, для юношей четырнадцати-шестнадцати лет открыт областной лицей УВД. В Шебекинской гимназии-интернате одаренные девочки со всей области помимо учебной и профессиональной подготовки обучаются музыке, танцам, этикету.

Сегодня, когда отечественная школа выбирает путь, по которому она будет развиваться в новом веке, когда одни предлагают утилитарное образование, а другие возлагают надежды на опыт Запада и усиленно изучают методики и стандарты зарубежной школы, мы все больше укрепляемся в понимании того, что процесс образования должен быть пронизан духовно-нравственным началом.

Так строилась работа еще лет тридцать назад в сельских учебно-воспи­тательных комплексах, где дети получали общеобразовательную подготовку и развивали свои эстетические наклонности. Этому же соответст­вовала развитая сеть учреждений дополнительного образования, которую мы сохра­нили и целенаправленно развиваем. Специально разработанная областная программа “Одаренные дети” предусматривает создание учреж­дений нового типа (их у нас в области свыше 80), проведение олимпиад и конкурсов по предметам, различным видам детского творчества. И сегодня отрадно отметить, что число их призеров, победителей спортивных соревно­ваний всероссийского уровня из среды белгородских школьников и студентов из года в год растет. Есть и такие, что выходят на международный уровень, например Светлана Хоркина — олимпийская чемпионка по спортивной гим­настике, выпускница Белгородского университета.

Наше пристальное внимание к развитию физкультуры и спорта объяс­няется страстным желанием увести детей из подвалов и подворотен в спор­тивные залы и клубы по интересам. При этом мы убеждены, что увлечение спортом не должно подменять трудовое воспитание. В детстве и юности именно физический труд формирует человека, определяет его отношение к работе, пробуждает творческие способности.

Материальное и духовное должны пребывать в гармонии. Наш долг — сохранить и приумножить культурное наследие, доставшееся нам от пред­шественников. Следуя ему, мы поставили, на первый взгляд, дерзкую задачу — в каждом городе, каждом районе создать культурную среду, приобщить население к лучшим образцам театрального, музыкального, изобразительного искусства и литературы.

Необходимо возрождать народные традиции, развивать краеведение, чтобы лучше знать историю родного края, которая насчитывает куда больше, чем полстолетия и вместила массу событий, достойных внимания совре­менников. Из далекого прошлого, к примеру, взят нынешний герб области, который можно видеть теперь на флаге Белогорья, на официальных документах. Более двух с половиной веков назад такой герб впервые был утвержден первым белгородским губернатором князем Трубецким, назначенным Екатериной II. Образованная по ее указу Белгородская губерния просуществовала 52 года.

Верю, у возрожденной в середине двадцатого века Белгородской области будет более долгая и счастливая судьба, и зависит она не только от госу­дарственной воли, но и от воли, таланта и способностей каждого из полутора миллионов, проживающих ныне в области, от нашего с вами желания быть настоящими хозяевами нашей земли, нашего общего дома, имя которому — Святое Белогорье.

Хотелось, чтобы предстоящий юбилей области был в равной степени использован для активизации интереса к истории края и его современности. У каждого времени свой герой. И каждый творит нашу общую историю.

 
  • Обсудить в форуме.

    [В начало] [Содержание номера] [Свежий номер] [Архив]

     

    "Наш современник" N1, 2004
    Copyright ©"Наш современник" 2004

  • Мы ждем ваших писем с откликами.
    e-mail: mail@nash-sovremennik.ru
  •