НАШ СОВРЕМЕННИК
Патриотика
 

Владимир ОСИПОВ

УПРАВА НА БЕСНОВАТЫХ

 

Смена эпох повернула многие вещи с другого бока. Мы вдруг увидели обратную сторону Луны. Узрели капитализм, когда продается все, включая совесть и должности министров и вице-премьеров (как свидетельствует Г. Сатаров). Увидели Содом и Гоморру на собственном российском телеэкране и в реальной жизни — воочию. И узнали правозащитников в новом качестве. В давние времена Глеб Якунин ратовал за интересы Церкви, Якир и Красин возмущались преследованием православных. Теперь их преемники, то ли по личному почину, то ли по указанию лучезарных гроссмейстеров, взялись за искоренение христианства. Мешает им русская религия. Решили продолжить дело Троцкого и Ярославского.

Современный буржуазный Запад примерно с 1968 года — года парижской студенческой Коммуны и старта сексуальной революции — успешно усваивает революционное бесстыдство в духе Троцкого и его приверженцев. Курс на отмену семьи, этого “средневекового”, по словам Льва Давидовича, “реликта”, теперь уже не “пролетарская”, а “буржуазная” затея. Одновременно страны НАТО сбрасывают с себя последние евангельские покрывала. Даже в Консти­туции Европы отныне нет упоминания о христианстве. И наши шустрые правозащитники вроде Льва Пономарева, чуя ветер с Запада, уже подают в суд на учебник “Основы православной культуры” и требуют доказать в судебном порядке, был ли на самом деле распят Иисус Христос, и если — да, то кем. Переплюнули даже “бесов” из Достоевского. А другая группа радетелей прав сатанистов учинила 14 января 2003 года в Музее и общественном центре “Мир, прогресс и права человека” имени А. Сахарова р-революционную выставку “Осторожно, религия!”. B Российской Федерации, и особенно в Москве, где за годы криминальной демократии катастрофически взлетел уровень разврата, извращений и сифилиса, где продажные Сорокины соревнуются по части срама, приверженцы мира и прогресса из Музея Сахарова смотрят в прямо противоположную сторону: предупреждают общество о жуткой опасности в лице религии. Боятся, что она затормозит сегодняшнюю деградацию. Впрочем, беспокоит их не всякая религия. У них нет претензий к иудаизму и магометанству, а только и исключительно — к христианской конфессии, и более всего — к Православию, к религии народа, среди которого они живут в “этой”, как они выражаются, стране. На четвертый день “войны с Богом” “Независимая газета” оповестила читателей, каким способом “новые” правозащитники ниспровергают религию: глумлением и хулой. И на следующий день, 18 января 2003 года, шесть православных мирян решили проверить сообщение газеты. Оказалось, что действительно выставка “Осторожно, религия!” носит характер необыкновенного кощунства, несравнимого даже с периодом гонений Хрущева, а дублирующего более ранних богоборцев — “красных дьяволят” 20-х годов. Правозащитники вернулись к истокам ненависти. Новые ксенофобы объявили себя “актуальными художниками”. Некто Тер-Оганьян еще в 1998 г. публично в Манеже рубил топором православные иконы, был обвинен по соответст­вующей статье Уголовного кодекса, но благополучно сбежал в Чехию, к русо­фобу Гавелу. Теперь на сахаровскую экспозицию беглец представил 8 православных икон Спасителя и Божией Матери. И поперек икон им были вырезаны “художественные” прописи: Lenin, Vodka, Kalashnikov и прочее. На иконе Спаса Нерукотворного хулиган поместил вместо лика Господа дорожный знак “!”, означающий “опасность”. Смердяковым опасна любовь к ближнему. На этой же выставке были представлены: фото Креста, увешанного гирляндой сосисок, обнаженная путана, привязанная к Распятию, стан­дартный рекламный плакат фирмы “Кока-кола” с Ликом Спасителя и надписью по-английски: “Сие есть кровь моя” (Взято из Евангелия и из Божественной Литургии). Еще был экспонат из фанеры или картона, на котором были разме­щены фотографии-медальоны с могильных памятников. Сами “художники” сорвали эти медальоны с монументов на кладбище или воспользовались услугами кладбищенских воров — неизвестно. Но и память об умерших у смехачей-актуалистов вызывает насмешку. Неужели и это по душе Войновичу (см. “Новые Известия” от 15.08.2003)?

В результате осмотра наши миряне обнаружили явное и вызывающее надругательство над Верой, над святынями русского народа. В период Смуты начала ХVII века был эпизод, когда поляк-интервент надругался над иконой Богоматери. Возмущенные москвичи выразили протест, и сами же поляки казнили своего соплеменника за святотатство. В данном случае было уже не единичное преступление, а серийное, массовое, запрограммированное на длительный период, пока так называемая “выставка” будет открыта. Шестеро православных граждан обратились к смотрительнице, чтобы та вызвала администрацию музея и приняла меры к прекращению разжигания религиоз­ной ненависти. Однако начальство не вняло здравому предостережению. Дескать, мы свое дело сделали и теперь ждем вашей реакции. “Русским место у параши!” — постоянно вопит Валерия Новодворская при одобрении либералов. Мол, утритесь и помалкивайте. Ваше время прошло. Отныне не примитивы-атеисты, а сам сатана правит бал. И вся мировая закулиса. Нет, не прошло, решили верующие и, как могли, обезвредили орудия преступ­ления, закрасив мерзости автомобильной эмалью, случайно оказавшейся у одного из них в багажнике автомобиля. При этом никто из шестерых не пытался скрыться, ожидая в конце концов прибытия администрации. Но явилась не администрация, а милиция, вызванная правозащитниками. В тот же вечер ОД ОВД “Таганский” возбудило против Михаила Люкшина, Владимира Сергеева, Николая Смахтина, Анатолия Зякина, Алексея Кульберга и Григория Гарбуэова уголовное дело по ст. 213, ч. 2, п. “а” (“Групповое хулиганство”), задержав православных.

Одновременно в прокуратуру г. Москвы поступило свыше ШЕСТИ ТЫСЯЧ заявлений от граждан с требованием возбудить уголовное дело против организаторов постыдного шоу “Осторожно, религия!”.

20 января 2003 года. Таганская прокуратура г. Москвы приняла к рассмот­рению заявление православной верующей О. А. Лочагиной с требованием привлечь святотатцев к уголовной ответственности. Заявительница, посетив­шая выставку в связи с сообщением “Независимой газеты”, засвидетельство­вала: “Я лично испытала и до сих пор испытываю тяжелые нравственные страдания, причиненные мне увиденным на этой выставке”. Так же были оскорблены и авторы указанных 6000 писем в прокуратуру. Лично мне приш­лось вскоре после 18 января сначала присутствовать на пресс-конференции “правозащитников”, а затем осмотреть, для констатации факта, произведения ксенофобов. Да, именно тяжелые нравственные страдания причиняет данная мерзость каждому, верующему во Христа. Экспозиция в музее Сахарова — это же подлинная антицерковь, сатанинское капище. Либералы, аплодирую­щие хулителям, желали бы такого же публичного надругательства над своей родной матерью или отцом? А ведь для верующих Отец Небесный не менее дорог и любим, чем отец биологический. В заявлении Ольги Лочагиной было отмечено: “Также меня глубоко оскорбил экспонат, глумящийся над великим русским писателем Ф. М. Достоевским, а также порнографические полотна на потолке зала и порнографические видеозаписи, непрерывно демонстри­руемые в зале по мониторам. Вход на эту выставку свободный, то есть доступен даже для маленьких детей, которые таким образом могут быть подвергнуты интеллектуальному растлению”.

12 февраля 2003 года Государственная Дума Российской Федерации приняла специальное Обращение к Генеральному прокурору РФ В. В. Устинову, в котором указывалось на “большое количество экспонатов, унижающих религиозные чувства православных”. Российский парламент заявил: “Указанная выставка направлена на разжигание религиозной вражды, унижает чувства верующих и оскорбляет Русскую Православную Церковь”. Депутаты просили Владимира Васильевича Устинова “незамедлительно провести проверку по факту разжигания религиозной вражды организаторами выставки “Осторожно, религия!”. То есть одна из трех ветвей власти четко выразила свою резко отрицательную оценку свершившемуся преступлению, которое длилось с 14 по 18 января — пять дней. Пять дней никто из представителей исполнительной власти, увы, не пресек разжигания религиозной розни и пресекать ее пришлось рядовым гражданам. Как известно, президент В. В. Путин наградил орденом Мужества женщину, ранее сорвавшую другое произведение “актуалистов” — антиеврейский плакат. А вот награждать шестерых защитников веры не спешили. Наоборот, в течение полугода они пребывали под прессом психического давления со стороны правоохранительных органов. Шло следствие по уголовному делу, и 8 июля 2003 года глава следственной группы предъявил им обвинение. Не Тер-Оганьяну, не Мамышеву-Монро, не директору Сахаровского центра Самодурову, а — православным, остано­вившим беззаконие. Конкретно обвинение было предъявлено двоим из шестерых: Михаилу Люкшину и Анатолию Зякину. В ответ Люкшин и Зякин 17 июля подали заявления в Замоскворецкий суд с жалобой на действия руководителя следственной группы, требуя признать незаконным предъяв­ленное им обвинение. В ходе судебных заседаний 29 июля, 7 августа и 11 августа 2003 года эти заявления были дополнены новыми жалобами, в которых обстоятельно и аргументированно излагалась безупречная правовая позиция необоснованно обвиняемых Люкшина и Зякина. Жалоба от 11 августа была дополнена требованием прекратить незаконно возбужденное дело по ст. 213 в отношении всех шестерых граждан. Адвокаты М. Н. Кузнецов и С. П. Штин в жалобе на имя судьи Замоскворецкого межмуниципального суда ЦАО г. Москвы от 11.08. 2003 г. заявили: “Материалами дела совершенно точно устанавливается, что у дознавателя Стрюкова B. C. на момент вынесения постановления о возбуждении уголовного дела № 236500 были все необхо­димые данные, позволяющие ему сделать однозначный вывод о неразрывной причинно-следственной связи между ВЫНУЖДЕННЫМ ПРОТИВОДЕЙСТВИЕМ ЭКСТРЕМИСТАМ со стороны наших подзащитных и ЭКСТРЕМИСТСКИМИ ДЕЙСТВИЯМИ со стороны группы лиц, в отношении которых возбуждено уголовное дело № 4616 по ст. 282 УК РФ”. Дознаватель Стрюков B. C. “не мог не усмотреть в действиях устроителей выставки “Осторожно, религия!” непри­крытые признаки преступления, обусловленные диспозициями ст. 213 УК РФ, ст. 282 УК РФ и ст. 282-1 УК РФ”. Дознаватель знал, что в данном случае преро­гатива возбуждения уголовного дела принадлежала прокуратуре и следст­венным органам ФСБ. Знал, но все же вынес Постановление о возбуж­дении уголовного дела, искусственно обозначив признаки хулиганства в действиях православных и тем самым злоупотребив служебным положением. Ибо следователь, установив, что уголовное дело ему не подследственно, был обязан произвести неотложные следственные действия и ПЕРЕДАТЬ уголовное дело прокурору для направления по подследственности. А прокурор Федоров Д. Ю. в свою очередь “утвердил незаконно вынесенное Постановление дознавателем Стрюковым, которое фактически НАДОЛГО БЛОКИРОВАЛО РАССЛЕДОВАНИЕ ПРЕСТУПНЫХ ДЕЯНИЙ, СОВЕРШЕННЫХ ЭКСТРЕМИСТАМИ” (т.е. “художниками” Тер-Оганьяном, Мамышевым-Монро, Альчуком, Саркисяном и их сообщниками, а также директором музея Самодуровым). “И лишь под давлением общественности, — отметили адвокаты Кузнецов и Штин, — Государственной Думы, Федерального Собрания РФ и пострадавших граждан России удалось восстановить законность. Только 28 февраля 2003 года было возбуждено уголовное дело № 4616 по ст. 282 УК РФ в отношении устроителей выставки “Осторожно, религия!”.

“Кроме того, совершенно бесспорно, — говорилось в Обращении, — что противодействие экстремистам в форме повреждения их орудий преступления исключает общественную опасность и противоправность, а следовательно, преступность и наказуемость действий граждан Г. Гарбузова, А. Кульберга, М. Люкшина, В. Сергеева, А. Зякина и Н. Смахтина... Таким образом, дейст­вия наших подзащитных граждан на самом деле являлись общественно полезными, поскольку они служили не только интересам предотвращения преступления, но и ВОССТАНОВЛЕНИЮ ОБЩЕСТВЕННОГО ПОРЯДКА”. Адвокаты, доктор юридических наук профессор М. Н. Кузнецов и С. П. Штин, просили судью Л. В. Зубенко “обязать прокурора ЦАО г. Москвы незаконно возбужденное уголовное дело № 236500 в отношении Г. Гарбузова, А. Кульберга, М. Люкшина, В. Сергеева, А. Зякина и Н. Смахтина ПРОИЗВОДСТВОМ ПРЕКРАТИТЬ”.

Надо отметить, что каждое судебное заседание, будь то 29 июля, 7 августа или 11 августа, проходило при многочисленном молитвенном стоянии православных на улице перед зданием суда. С иконами в руках верующие молили Господа о справедливости, об осуждении святотатства и о снятии обвинения с защитников христианской Веры. Если 29 июля верующих было несколько сотен человек, то 7 и 11 августа их было уже около трех тысяч.

11 августа 2003 года федеральный судья Замоскворецкого районного суда ЦАО г. Москвы Зубенко Л. В., с участием помощника прокурора ЦАО г. Москвы Катковой M. B., следователя Фролова Р. Н., защитников Кузнецова М. Н. и Штина С.П., ПОСТАНОВИЛ: “Жалобы Люкшина М. А и Зякина А. В. на незаконное возбуждение в отношении них уголовного дела — удовлетворить. Постановление дознавателя ОД ОВД Таганского района УВД ЦАО г. Москвы от 18.01.2003 г. о возбуждении уголовного дела (по требованию смотрительницы музея Холиной Л. Г.) в отношении Зякина А. В., Люкшина М. А. и других лиц по п.“а” ч. 2 ст. 213 УК РФ признать НЕЗАКОННЫМ”.

В минувшем 2002 году наши демократы в большинстве своем приветст­вовали принятый тогда Федеральный закон “О противодействии экстре­мистской деятельности”. Полагая, что, как в застойно-советское время, закон будет применяться лишь в одну сторону, против патриотов н верующих, “неоправозащитники” из Музея Сахарова создали экстремистское сообщество в целях борьбы с христианской религией. Одни и те же люди 5 лет назад рубили иконы, еще раньше изгалялись в осушенной чаше бассейна на месте храма Христа Спасителя и теперь начали новую спланированную атаку на христиан. При этом революционеры-“актуалисты” ставили перед собой далеко идущие цели — сокрушение религии, традиций и общественного порядка. Общественный порядок со своими устоями, этикой, определенными табу складывается веками. А сокрушить его богоборцы стремятся, как водится, в кратчайшие исторические сроки. “Дети Арбата” планировали “безбожные пятилетки”. Арбатские правнуки тоже воюют с религией вот уже третью пятилетку. Экстремистская группа Самодурова заведомо знала, что осквер­нение святынь вызовет протест. Все было просчитано: верующие замажут “художественное” богохульство, правозащитники побегут в милицию и ПЕРВЫМИ подадут заявление на оппонентов. Смотрительница Холина мгно­венно назвала даже сумму “ущерба” (448 тысяч рублей! — и деньги просчитали заранее!). А милиция, дескать, будет реагировать на то заявление, которое окажется первым. “А” и “Б” сидели на трубе… Христиан осудят, и христоборцы вырвутся на оперативный простор. Хула на религию приняла бы массовый, широкомасштабный характер. Полгода нашим юристам (при активной поддержке нескольких тысяч верующих!) пришлось бороться за правоту тех, кто отстаивал не только христианские святыни и Русскую Православную Церковь, но и общественный порядок, покой и стабильность в обществе. День 11 августа 2003 года можно было бы считать пусть скромной, но победой. Победой справедливости и закона. Победой православных христиан, то есть подавляющего большинства (не менее 73 %) населения России. Впрочем, нам сочувствуют в этом и трезвомыслящие мусульмане. Они-то умеют отстаи­вать свои духовные ценности! То-то Самодуров со своими холстомарателями не тиражирует Салмана Рушди...

Но, увы, это пока скромная победа. Вызывает тревогу, что уголовное дело против “художественных” экстремистов, возбужденное 28 февраля 2003 года по ст. 282 (“Разжигание межнациональной и межрелигиозной розни”), дви­жется вяло. Ведет дело практически в одиночку 24-летняя девушка. Между тем здесь требуется целая следственная группа, как минимум, из пяти юристов. Необходимо полномасштабное квалифицированное расследование. Ведь кулики и оганьяны не успокоятся. Прежде они “работали” по двое, по трое. В Сахаровском центре их уже за 30! Три десятка оголтелых растлителей. В демократической Польше их сообщница получила полгода тюрьмы за экспо­нирование на выставке в Гданьске экспоната “Страсти Господни” с мерзейшим обрамлением.

Юридическая служба общественного комитета “За нравственное возрож­дение Отечества” (председатель — протоиерей о. Александр Шаргунов) итожит: экстремистская акция группы Самодурова “давала организаторам стопро­центную гарантию, что гневное реагирование граждан России не заставит себя ждать. Главное, первыми вызвать милицию”, а “далее уголовно-процес­суальный “каток” сделает свое дело”. Экстремистам было важно поставить вне закона противодействие глумлению над Русскими Православными Святынями. “Вот почему, без преувеличения, речь идет о ЗАГОВОРЕ против Русской Православной Церкви”. Правоохранительные органы, состряпавшие три тома уголовного дела против верующих, очевидно, не понимали, “какую беду оно (это дело) может принести нашему обществу и государству. Сегодня нет сомнений в том, что планы заговорщиков-экстремистов связаны с тем, чтобы через судебный приговор глумление над культовыми святынями ПРИЗНАТЬ КАК НОРМУ ОБЩЕСТВЕННОГО ПОРЯДКА”. Реализация грязного плана самодуровцев призвана легализовать антицерковь в России. На месте Христовой Церкви богоборцы вот уже несколько столетий пытаются создать антицерковь, сатанинское сообщество со всеми пороками и извращениями, которые только могут выдумать гнилые головы.

Горько сознавать, что вместо защиты прав нашего нищего и обездоленного народа, вымирающего по полтора миллиона в год, вместо озабоченности дичайшей преступностью, коррупцией и безнаказанным отстрелом сограждан новые правозащитники с жиру бесятся. Борьба с религией, нравственностью, человечностью, борьба с тысячелетней моралью и общественным порядком заменила им прежнюю полезную деятельность по контролю за соблюдением законности и защите прав всего населения России, а не только бесноватых отморозков. Без помощи религии, Церкви мы не одолеем эпидемию алкого­лизма, наркомании, разврата, циничного и скотского отношения к ближним, мы не выберемся из той ямы, куда нас активно заталкивают либерал-фашисты, те, кто полагает, что “русским место у параши”, что русские вообще должны исчезнуть с лица планеты. На деградацию русского народа, некогда народа-богоносца, нацелены все усилия растлителей и их симпатизантов, включая правозащитников, сменивших кожу. От нашей бдительности, от нашей стойкости, от наличия среди нас подвижников веры, готовых на личный риск, подобно шести борцам, зависит, останемся ли мы в этом апостасийном мире или сгинем на радость бжезинским и самодуровым.

 
  • Обсудить в форуме.

    [В начало] [Содержание номера] [Свежий номер] [Архив]

     

    "Наш современник" N1, 2004
    Copyright ©"Наш современник" 2004

  • Мы ждем ваших писем с откликами.
    e-mail: mail@nash-sovremennik.ru
  •