НАШ СОВРЕМЕННИК
Критика
 

Олег КОРНИЕНКО

СЫЗРАНЬ А. Н. ТОЛСТОГО

 

Прохладным воскресным вечером 24 августа 1897 года к летнему причалу уездного города Сызрани подошел пароход из Самары. Подали трап, и пассажиры, суетясь, направились на берег, отмахиваясь от назойливых извозчиков.

Оставив четырнадцатилетнего сына Лешу караулить вещи, Александра Леонтьевна Бостром-Толстая вместе со своим знакомым Евгением Михай­лови­чем Синявским, редактором-издателем “Сызранского листка объяв­ле­ний”, тоже сошла на берег. Извозчика они нашли быстро и теперь дожидались, пока схлынет основная масса пассажиров.

“В Сызрань приехали мы часов в 9 вечера и очень долго провозились с багажом, — напишет Александра Леонтьевна спустя два дня супругу Алексею Аполлоновичу Бострому в его родовое имение Сосновку. — Проклятые извоз­чики совсем не умеют обращаться с вещами, уронили мою кровать и немного попортили сетку”.

Остановились Толстые в номерах Маркова (комната 3) на улице Большой (ныне Советской). Но гостиница есть гостиница, и через месяц, между 16 и 20 сентября, подыскав жилье поуютнее, они переехали на частную квартиру к сестрам А. Н. и О. Н. Александровым здесь же, на Большой.

В письме от 24 сентября 1897 года А. Л. Бостром сообщит мужу: “Я очень рада, что ты меня поместил здесь... Хозяева хорошие, стараются, как бы нам лучше...”

Еще бы не стараться: 8 рублей за квартиру — деньги по тому времени немалые. А потому дела по дому, пока Леля (так звали его домашние) в училище, вела Александра Леонтьевна, и только в декабре у нее появилась первая и единственная помощница — Анюта из Сосновки.

Так и жили они весь 1897/98 учебный год: Александра Леонтьевна с сыном — в Сызрани, Алексей Аполлонович — в Сосновке, изредка, по большим праздникам, наезжая проведать жену и пасынка. Приезжал он обычно во главе обоза с продуктами, и всегда эти дни жена и Леша ждали, и были они как праздники.

Александра Леонтьевна и Алексей Аполлонович понимали, что по-другому пока нельзя. Ибо был уже горький опыт с поступлением в самарское реальное училище, когда Леша был предоставлен самому себе и в итоге получил на вступительных экзаменах “почти круглую двойку”. Родителям пришлось срочно спасать положение — устраивать Лелю в 4-й класс сызранского реаль­ного училища (сейчас в этом здании находится механико-технологический техникум).

Учился Леля неровно: сказывалась “сосновская система”, когда с ним занимался домашний учитель Аркадий Иванович Словоохотов, “рябой, рыжий как огонь, отличный человек”, с которым Леля жил душа в душу, но науками занимались без перегрузки”. Оценки устраивали Лешу, но не устраивали Александру Леонтьевну: зачем тогда эти мучения, жизнь в разлуке с любимым человеком?..

Первым учеником делать Лешу родители не собирались, но и быть хуже других было зазорно. Мать видела, что Леля, если захочет, может все, надо только его заставить. И Александра Леонтьевна, в ущерб своим литературным занятиям (а у нее уже вышли четыре свои книги — для взрослых и детей), часто помогала сыну готовить уроки.

Со временем у Лели появились в классе друзья: Борис Софотеров — сын гласного городской Думы, Степа Абрамов, Всеволод Мусин-Пушкин, и Леша, если были проблемы с домашним заданием, частенько обращался к ним за помощью, а бывало, что к нему кто-то приходил делать уроки.

Одним из любимых предметов у него была естественная история. А самыми трудными — география и французский. “По-французски писать больно трудно, — сообщал Леша в ноябре 1897 года в Сосновку. — А из географии трудно больно города учить и их и губернии показывать на карте”.

Но, как ни трудно, Леша учил и 19 мая 1898 года на итоговом экзамене по географии получил честную “пятерку”. То есть учеба шла с переменным успехом, чего не скажешь о поведении: здесь проблемы были всегда. На хуторе Леша привык чувствовать себя вольным человеком, а здесь, в реаль­ном, требовалось соблюдать дисциплину. А это было не по нутру свободо­любивому подростку. Поэтому не один раз вызывали Александру Леонтьевну в училище по поводу поведения сына, которого в наказание частенько оставляли “без обеда”.

Но хуже всего то, что с первого дня не сложились отношения Алексея Толстого с инспектором училища А. И. Александровым. В конечном итоге именно это послужило причиной перевода Леши в 1898 году в реальное училище г. Самары. Трагедии из этого Александра Леонтьевна не делала, понимая, что учиться лучше на собственных ошибках.

Учеба отнимала много сил и времени, но то, что оставалось, Леша отдавал книгам и улице. Он никогда не знал, что такое скука. Уже с первых дней в Сызрани он “добрался в городской библиотеке до Жюля Верна, Фенимора Купера, Майн Рида и глотал их с упоением, хотя матушка и вотчим неодобри­тельно называли книжки дребеденью”.

Когда в Сызрани в летнем театре “Эрмитаж” выступала малороссийская театральная труппа, Леша с одноклассниками ходил на представление “и здорово посмеялись, хотя пьеса была чрезвычайно глупа”.

Общество реалистов, городские условия накладывали на четырнадцати­летнего подростка свой отпечаток. Если еще недавно они с Борей Софоте­ровым ходили после уроков на Сызранку, чтобы “популять камнями”, то со временем уже бегали по Большой за барышнями. Благо наискосок от реаль­ного училища, там, где сейчас находится драмтеатр, стояло одноэтаж­ное деревянное здание женской гимназии.

Дом купца А. П. Белопухова на Симбирской (ныне Ульяновской) улице стал последним местом жительства Толстых в Сызрани. Сюда Леша с матерью переехали 18 февраля 1898 года. На прощание “хорошие хозяева” Александ­ровы окрестили своих квартирантов “татарами” за отсутствие у жильцов иконы, после чего Александра Леонтьевна попросит в письме к мужу привезти ей “два образка попроще”.

К сожалению, этот дом, как и все, где проживали Толстые, не сохранился. Весь центр деревянной Сызрани уничтожил пожар в июле 1906 года.

Сгорел также дом купца Ретюнского в г. Николаевске (ныне г. Пугачев Саратовской области ), где 10 января 1883 года по новому стилю, на третий день после Рождества, родился Алексей Толстой.

Но вот в Самаре до сих пор существует дом на ул. Фрунзе, 155 (б. Сара­тов­ская), который А. А. Бостром купил, продав наконец родовое поместье в Сосновке и рассчитавшись по закладным и векселям. Сейчас здесь находится Литературный музей-усадьба А. Н. Толстого.

И так же, как этот дом напоминает самарцам об известном мастере слова, авторе прекрасных романов “Петр I”, “Хождение по мукам” и других, так и в Сызрани многие места говорят о том времени, когда здесь более ста лет назад жил и учился Алеша Толстой.

Это — сад “Эрмитаж”, ныне — детский парк “Гномик”, общественный (Сире­невый) сад возле Спасской (часовой) башни, который отыскала Алек­сандра Леонтьевна, “с прекрасным видом на речку Сызрань, заливные луга, горы, Заречье”, руины каменной Никольской единоверческой и Ильинской церквей, Красный мост через Крымзу по дороге на 2-ю Сызрань и справа от него Калашничишин пруд, который был зимой прекрасным местом для катания на коньках.

Память о великом русском советском писателе живет не только в сердцах сызранцев. Она увековечена и в наименовании местного муниципального драматического театра, на мемориальной доске у входа в бывшее реальное училище.

А в 2000 году по приглашению Управления культуры, информации и рекламы и местных литераторов Сызрань посетили внучки A. Н. Толстого: художница из Москвы Екатерина Никитична и писательница из С.-Петербурга Наталия Никитична Толстые. В рамках первых Толстовских чтений они встретились в центральной библиотеке с жителями города — поклонниками творчества А. Н. Толстого, побывали на приеме у мэра города, в бывшем реальном училище и других местах, связанных с жизнью прославленного деда.

Гостем вторых Толстовских чтений и почетным гостем 1-го Между­народного молодежного фестиваля народных видов спорта и творчества стал сын Наталии Толстой и известного поэта-переводчика Игнатия Ивановского — пианист Николай Ивановский, выступавший до Сызрани в Италии, США, Швеции, Австралии. Вместе со своими единомышленниками-музыкантами С. Пяткиной, Н. Кругловым, B. Утехиным они впервые сыграли в Сызрани кантату сына А. Н. Толстого — заслуженного артиста России Д. А. Толстого “История государства Российского от Гостомысла до Тимашева”.

В 2001 году Союзом писателей России, администрацией города и Межре­гио­нальным литературным центром В. Шукшина учреждена Всероссийская премия имени А. Н. Толстого. Первыми её лауреатами стали известный прозаик В. Белов (Вологда), литературовед из Москвы В. Петелин, руководи­тель областной писательской организации Е. Лазарев и старейший сызран­ский прозаик Н. Овчинников.

Следующее вручение премии имени А. Н. Толстого состоится осенью 2003 года, года 120-летия со дня рождения писателя.

Сызрань — не Самара, здесь нет музея-усадьбы А. Н. Толстого, но есть хорошо сохранившееся здание бывшего реального училища, краеведческий музей. А главное — огромное желание сохранить и приумножить все, что касается жизни А. Н. Толстого в Сызрани, ведь определенную роль в твор­ческом становлении писателя сыграл небольшой (какие-то 10 месяцев), но важный по сути период его учебы в местном реальном училище. И пусть со временем этот момент затмили более яркие жизненные события, но вечно жива любовь благодарных волжан к своему прославленному земляку.

 
  • Обсудить в форуме.

    [В начало] [Содержание номера] [Свежий номер] [Архив]

     

    "Наш современник" N8, 2003
    Copyright ©"Наш современник" 2003

  • Мы ждем ваших писем с откликами.
    e-mail: mail@nash-sovremennik.ru
  •