НАШ СОВРЕМЕННИК
Книжный развал
 

ПРАВОСЛАВНЫЙ РАССТРИГА
В ЧУЖОЙ РЯСЕ

 

Александр Гриднев. Кто такой Г. Якунин? М., Палея, 1995.
Священник Глеб Якунин. Исторический путь православного талибанства.
М., Издание автора, 2002.

 

Обе эти небольшие книжки имеют весьма примечательные обложки; жаль, что мы не можем показать их читателю. Название первой выписано большими черными буквами, стилизованными под еврейский алфавит. С букв капает некая жидкость, то ли кровь, то ли что иное. На обложке второй — пародийный рисунок знаменитой скульптуры “Рабочий и колхозница”, только женщину заменил там священник в рясе, поднимающий вместо серпа православный крест.

Автор первой книжицы сообщает немало примечательных подробностей об авторе второй, деятеле в свое время весьма известном. Нет-нет, никаких грубостей, только факты. А. Гриднев сам побывал в горячих “диссидентах”, хотя потом несколько остыл. Но окрестные дела он знает досконально. Присмотримся же к его свидетельствам.

Вот что нам сообщают о жизни Глеба Якунина, цитируем: “Его мать звали Клавдия Иосифовна Здановская. Антисемиты уверяют, что фамилия эта раньше писалась Жиданович и происходил их род из черты оседлости... В юности Глеб Павлович Якунин неизвестно во что верил. Поступил в Московский пушной институт, совмещая интерес к зоологии с интересом к “мягкому золоту”. Обратил его в христианство сокурсник Александр Вольфович Мень”. Ну, этого сомнительного православного и запутавшегося в жизни человека представлять не надо. Впрочем, Якунину судьба не позволила стать удачливым мехоторговцем, за какие-то делишки его отчислили из института. И тогда он подался в православные священнослужители.

Служба в православном храме тяжела и ответственна, по мнению очевидцев, Якунин себя ею не переутруждал. После смещения гонителя Церкви Хрущева он становится “православным диссидентом”. Это было в ту пору нечто совершенно новое. А вскоре стало модным. И, как оказалось, весьма небезвыгодным. Конечно, пришлось ему некоторое время посидеть, но ведь без того никаким сколь-нибудь порядочным диссидентом не станешь... Зато в разгар “перестройки” Якунин, как свидетельствует осведомленный Гриднев, “стал вторым по популярности в России после Жириновского. Вот это взлет! Он носит рясу, но уже не священник... С ним плечом к плечу деятели горба­чевского Политбюро, бывшие партийные боссы, доктора в прошлом марк­систских, а теперь рыночных наук, “красные директора”, комсомольские собкоры — все бывшие и, кажется, никого из православных…”

Всё это хорошо памятно немолодым уже телезрителям, тогда его рыжая голова и крайне несимпатичная физиономия постоянно маячила на телеэкране, и, как правило, в самых скандальных обстоятельствах. Напомним кое-что особенно неприятное со слов того же А. Гриднева: “Поскольку Якунин всегда и во всем поддерживал иностранцев (это его слабость), он высказался в пользу хасидов... Эстонцы потребовали Печерский район. Якунин немедленно встал в позу “Чего изволите?” Японцы заявили претензии на Южные Курилы. Глеб Павлович расплылся от благожелательности: “Отдать, конечно, отдать”.

Остановимся на этом. Не станем задерживаться на том, что Якунина лишили священнического сана и теперь он к Русской православной церкви никакого отношения не имеет. Однако яростную борьбу с отечественным Православием по-прежнему ведет вовсю. Новейший пример тому — книжица с глумливым рисунком на обложке. Тут помещен некий перечень претензий Якунина к  Русской православной церкви и ее Священноначалию. Наш журнал светский, поэтому не станем касаться вопросов канонических и иных подобных. Остановимся только на политических.

Известно, каким гонениям подвергают русских людей в Эстонии наследники тамошних нацистов, они и древние православные храмы в бывшей Колывани попытались прибрать к рукам. Примерно то же происходит и на Западной Украине, где правят прислужники Гитлера — бандеровцы. Ясно, в чью пользу высказался наш расстрига: “Наиболее характерно положение на Украине и в Эстонии, где уже имелся в досоветский период опыт авто­кефальных отношений. Истерические (так и написано, прости Господи! — С. С.) заявления Алексия II о неканоничности таких независимых устремлений основываются исключительно на феодально-большевистских представлениях о церковном праве и мало чем отличаются от заявлений коммунистического Советского Союза в былых границах”. Здесь и далее никаких пояснений к подобным суждениям озлобленного русофоба-расстриги мы давать не станем, тут и без того всё очевидно.

Отметим же, предоставляя слово самому расстриге-автору, что именно его более всего раздражает в гражданской деятельности Московского патриархата. О, очень многое! Главной мишенью его нападок стал незыбле­мый принцип нашего Православия: “Подлинная истина — лишь в древнем благочестии”. Якунину явно милее богослужения под тяжелый рок, что творятся ныне во многих западных капищах. Пеняет он Патриархии и за “враждебность к Западу, к его политическому общественному укладу, к западной культуре. Особенно к США и военному союзу НАТО”.

Многое, очень многое ненавистно Якунину в сегодняшней жизни нашей Православной церкви. Вот еще одна грозная инвектива: “Преподавание религиозных дисциплин под видом “религиоведения” священнослужителями Моспатриархии вводится в высших учебных заведениях (даже в военных академиях). В некоторых регионах введено преподавание Закона Божия в рамках общеобразовательной дисциплины в государственных средних школах”. Тут впору бы возрадоваться православной душе, но не такова она, знать, у бывшего священника Якунина.

Долгие десятилетия военнослужащие наши не имели духовного окорм­ления, пагубность чего осознается ныне, кажется, всем народом. Якунин и тут гневается: “Происходит широкая клерикализация армии. Проводятся официальные церемонии (освящение знамён, ракет, кораблей, в частности солдат и оружия, направляемых на войну в Чечню), что грубо противоречит действующему закону”. Ну, к чеченским бандитам у него давняя и особая привязанность. Тот же А. Гриднев с подробностями рассказывает, как в самом начале чеченских выступлений Якунин летал в мятежный Грозный в сопро­вождении небезызвестных русофобов Шейниса и Шабада вдохновлять Дудаева.

Наконец, в последние годы Православная церковь стала опекать души тех несчастных, что томятся в наших бесчисленных местах заключения. Но Якунин и тут брюзжит, что в те места не допускают (и слава Богу!) разного рода сомнительные, а то и черные секты.

Православные граждане России хорошо помнят, как в минувшем году папа римский начал против Православия очередной поход, попытавшись резко усилить влияние католической церкви в России. У самих храмы Божии пустуют, священство уличается во всяких мирских соблазнах, так они к нам устремились. Отпор они, разумеется, получили. Наш расстрига и здесь тут как тут. Он взволнован, он возмущен до глубины своей верующей (только вот во что?) души. Цитируем: “12 февраля 2002 года в телеинтервью РТР митро­полит Кирилл в ответ на эту внутрикатолическую перестройку обвинил католиков чуть ли не в духовном потрошительстве русского народа — «и мы говорим, — заявил во гневе православный митрополит, — что расчленять людей по религиозному признаку — это значит ослаблять нацию»”.

Оправдывая католическое вторжение в Россию, Якунин прибегает к “неотразимому” аргументу: “Патриарх Алексий посещает США, где “тради­ционное большинство” — католики, без спроса у католической иерархии СМА, хотя требует от папы для визита в Россию своего разрешения”. На самом деле это ложь — папа может приехать к нам в любой день, никакого разре­шения получать ему в Свято-Даниловом монастыре не надо, это дело сугубо государственное. А вот насчет “католического большинства” поднапутал немного борец с Православием: согласно новейшему справочнику “Страны мира”, в США 57% граждан принадлежат к разного рода протестантским толкам и только 28% — к католикам. Вот тебе и “большинство”...

Естественно, что Якунин оказывается яростным сторонником перехода на новый стиль в церковном богослужении и отмены старого стиля как “реакционного”. Спор этот ведется давно, Православная церковь отстаивает свою позицию выверенными доказательствами. Якунин, разумеется, не может привести своих убедительных аргументов, но настаивает яростно и зло. Отчего бы? Какое отношение это имеет к устройству прозападной “демократии” на Руси? А никакого, просто-напросто Якунину и иже с ним до смерти хочется разрушить все краеугольные основы Православия.

Глубокую ненависть Якунина вызывает и деятельность покойного митро­полита Петербургского и Ладожского Иоанна. Тут уместно привести цитату, она весьма красноречива: “Духовный учитель православного “талибанства” митрополит Иоанн (Снычев), вдохновитель гонений на сторонников церковных реформ, был убежденным антисемитом, верил в подлинность протоколов сионских мудрецов, в мировой заговор против России и Православия — оплота подлинной борьбы против антихриста и сатаны”. Уже почти десять лет прошло со дня кончины святителя Иоанна, а еретики-русофобы всё никак не могут утишить свою к нему непримиримую ненависть. Значит, есть причины.

Понятно и то, что самые яростные проклятия вызывает у расстриги память о И.Сталине. Не станем здесь сколько-нибудь подробно рассматривать глубочайший исторический сюжет: Сталин и Православная церковь. Отметим лишь, что в злобе своей наш расстрига и тут невольно проговорился. Он охотно рассказывает, как при хрущевском погроме в начале шестидесятых годов была закрыта половина приходов, столько-то монастырей и семинарий. Верно. А кто их незадолго перед тем вернул из бездны, дал окрепнуть и пустить животворящие ростки? Ясно кто, но тем большую ненависть Сталин вызывает у космополитов-русофобов.

Теперь у нас их осталось, слава Богу, немного, и если бы не богатая долларовая подпитка, исчезли бы совсем. Но пока они стараются изо всех сил своих адовых.

 

Сергей Семанов

 
  • Обсудить в форуме.

    [В начало] [Содержание номера] [Свежий номер] [Архив]

     

    "Наш современник" N7, 2003
    Copyright ©"Наш современник" 2003

  • Мы ждем ваших писем с откликами.
    e-mail: mail@nash-sovremennik.ru
  •