НАШ СОВРЕМЕННИК
Очерк и публицистика
 

Сергей Глазьев,

сопредседатель Координационного совета НПСР

ОТСТУПАТЬ НЕКУДА

 

В очередной раз мы входим в новый политический цикл без должного понимания стратегии победы на выборах в федеральные органы власти. Прошло около полугода с момента внесения проекта концепции организации избирательной кампании Исполкомом НПСР в Координационный совет, который до сих пор так и не принял никакого решения. Вместо этого несколько месяцев партийные организации обсуждали статью Юрия Белова “Грозящая опасность” (“Советская Россия”, 23 июля 2002 г.), в очередной раз поставившего под сомнение давно решенный вопрос о необходимости формирования широкой патриотической коалиции вокруг избирательного блока КПРФ—НПСР. В результате мы вновь рискуем оказаться в ситуации цейтнота, когда из-за отсутствия своевременных продуманных решений останемся в привычной (и удобной для наших противников) колее раздроб­ленности патриотического движения, обрекающей народно-патриотические силы на поражение.

Я никого не подозреваю в сознательном затягивании принятия стратеги­ческих решений. Вместе с тем считаю своим долгом обратить внимание руководства КПРФ и НПСР на то, что продолжение состояния неопределенности в нынешней политической ситуации приведет нас к очередному политическому отступлению, а страну — к утрате последних шансов на самостоятельное успешное развитие. И хочу изложить свое видение целей и задач нашей политической работы.

 

Последний год перед выборами

 

Вначале коснусь нынешнего экономического положения страны. Оно характеризуется прогрессирующим разрушением остатков некогда мощного научно-производственного, интеллектуального и даже ресурсно-сырьевого потенциала. Сохранение сложившихся тенденций в течение ближайших 3—5 лет приведет к окончательной утрате главного источника развития современной экономики — способности создавать и осваивать новые технологии. Даже в тех направлениях, где у нас сохраняются конкурентные преимущества — в авиакосмической, атомной, оборонной отраслях промышленности, разработке биотехнологий, — произойдет качественная деградация научно-технического потенциала. Многие потенциально конкурентоспособные отрасли транспорт­ного и инвестиционного машиностроения, наукоемкой промышленности, агропромышленного комплекса прекратят свое существование, часть жизне­способных предприятий будет поглощена транснациональными корпо­рациями. И даже процветающие сегодня отрасли топливно-энергетического и химико-металлургического комплексов окажутся в кризисном положении из-за исчерпания минерально-сырьевой базы вследствие хищнической эксплуатации недр и свертывания геологоразведочных работ.

Для преодоления этих тенденций необходимо трехкратное повышение уровня инвестиционной активности, что требует проведения соответствующей финансовой, промышленной, внешнеторговой и структурной политики. Такая политика предложена в экономической программе народно-патриотических сил, подготовленной на основе рекомендаций ведущих академических институтов страны и поддержанной многочисленными объединениями отечественных товаропроизводителей. Но она не может быть реализована нынешним правительством, поскольку предполагает принятие ряда мер, противоречащих интересам властвующей олигархии. В частности, таких, как прекращение нелегального вывоза капитала, изъятие в госбюджет сверх­прибыли от эксплуатации принадлежащих государству природных ресурсов, развертывание гибкой системы кредитования производственной сферы посредством государственных банков и бюджета развития.

Поскольку нынешнее политическое руководство страны во всех ветвях власти контролируется олигархическими кланами, поддерживающими режим тотальной коррумпированности государственного аппарата ради сохранения возможности бесконтрольно эксплуатировать национальные богатства России в целях максимизации своих капиталов за рубежом, надеяться на какие-либо изменения без смены курса не приходится. Это означает, что если на ближайших выборах в федеральные органы власти народно-патриотические силы не одержат победу, страну ждут перспективы окончательной колонизации в качестве сырьевой периферии мирового рынка.

Мы почти исчерпали оставшийся от СССР запас прочности. Выросшие на присвоении национальных богатств олигархические кланы промотали и вывели за рубеж более 300 млрд долл. Еще одну пятилетку разграбления страна просто не переживет. Судьба России на многие десятилетия решится на ближайших федеральных выборах. Либо все останется как есть, и тогда через шесть лет развитие страны будет целиком определяться предпоч­тениями иностранного капитала без шансов экономического роста на собственной научно-промышленной основе. Либо мы выполним свой долг — объединим общество вокруг коалиции патриотических сил КПРФ—НПСР и заставим власть работать на общенародные, общенациональные интересы. В первом случае нас ждет быстро прогрессирующая деградация экономики и общества, массовая застойная безработица, фактическое превращение России в сырьевую колонию. Во втором случае, реализуя научно обоснованную программу мер по кардинальному повышению инвестиционной активности и обеспечению роста производства на современной технологической основе, мы в течение двух лет выведем страну на траекторию быстрого и устойчивого социально-экономического развития с темпами роста ВВП на 10% в год, инвестиций — не менее чем на 20% в год, реальных доходов населения — более 15% в год.

 

Мы долго молча отступали...

 

Возникает вопрос: почему при всей очевидной антинациональной направленности проводимой политики ее носители столь долго остаются при власти? Почему при всеобщей ненависти к ельцинскому режиму ему удалось удержаться у власти в 1996 году и благополучно сохраниться, слегка подрумянившись, в 2000-м? Ведь у нас грамотный и неглупый народ. С острым чувством правды и справедливости. Почему же лидеры патриотической оппозиции не получили 80% голосов избирателей, интересы которых они отстаивали?

Значит, не сумели представить общественному сознанию привлека­тельную программу, не доказали необходимому числу избирателей их кровную заинтересованность в ее реализации. Не убедили общество в серьезности своих намерений.

Можно, конечно, сетовать на ангажированность СМИ, на фальсификацию подсчета голосов, на зомбированность общественного сознания. Это действительно так. Но это говорит лишь о барьерах, которые мы обязаны преодолевать в работе с избирателями. Ведь набирают же многие представители народно-патриотических сил на региональных выборах более половины голосов, преодолевая и потоки лжи от пресловутых СМИ, и “административный ресурс”! Наш опыт работы в регионах доказывает, что люди понимают причины разорения страны и своего обнищания и готовы проголосовать за свои интересы. Нужно только доказать, что именно народно-патриотические силы, несмотря на оголтелую демагогию “партии власти”, способны эти интересы отстаивать и реализовывать.

У нас для этого достаточно аргументов — от голосований наших представителей и оппонентов в Госдуме до практических результатов работы наших руководителей регионов, показатели которых в 2—3 раза выше средних по стране. Но эти доказательства должны быть доведены до каждого избирателя. Для этого нужна последовательная избирательная работа с каждой социальной группой с использованием всего арсенала современных информационных технологий. А для этого, в свою очередь, нужны грамотные кадры, работающие на профессиональной основе.

Горький опыт поражений народно-патриотических сил убедительно доказывает, что одной самоотверженности и энтузиазма наших активистов для победы недостаточно. В современной информационной войне нельзя выиграть силами народного ополчения и партизанскими отрядами у профессионально подготовленного противника, вооруженного самыми мощными информационными и психологическими технологиями. Чтобы его одолеть, надо строить наш народно-патриотический фронт на современной политтехнологической основе, вооружая наших агитаторов и пропагандистов соответствующими знаниями и инструментами работы.

 

Не в силе Бог, но в Правде

 

Наше стратегическое преимущество заключается в том, что в отличие от лживой “партии власти” во всех ее разновидностях мы говорим людям правду. Не только о том, что происходит в стране, но и о том, кто виноват и что делать. Предлагаемая нами программа социально-экономического развития страны имеет фундаментальное научное обоснование, подтвержденное многочисленными исследованиями лучших научных институтов страны. Она разработана в общенародных интересах и поддержана представительными объединениями отечественных товаропроизводителей и деловых кругов, профсоюзными организациями и многими трудовыми коллективами. Но мы пока не сумели довести суть наших требований до каждого гражданина России, раскрыть ему глаза на причины неудовлетворительного положения, показать возможность кардинального повышения своего благосостояния и качества жизни и убедить проголосовать за свои собственные интересы.

Сделать это непросто — даже горький опыт собственных политических ошибок мало чему учит наших граждан. В общественном сознании сложилось нагромождение химерических представлений и мифов, культивируемых, к сожалению, не только ангажированными СМИ, но нередко и нашей собственной близорукостью. Часто мы сами становимся жертвами этих мифов, подсо­знательно соглашаясь работать в ложной системе координат. И в итоге оказываемся в виртуальном политическом пространстве, борясь с ветряными мельницами вместо того, чтобы демистифицировать общественное сознание, показывать людям истинное положение дел и ставить реальные задачи улучшения их жизни.

Характерным примером является укоренившееся в общественном сознании ранжирование политических сил по осям “левые — правые”, “комму­нисты — демократы”, “государственники — либералы”. Разумеется, в теории эти противопоставления имеют определенный смысл и глубокую политическую традицию. Но навязывание избирателям этой двумерной картины загоняет народно-патриотические силы в довольно узкую нишу, позволяя нашим противникам приписывать себе привлекательные для многих ценности и расширяя тем самым зону их влияния.

Между тем для современной России, как, впрочем, и для всех государств Содружества, такая система координат является неадекватной реальности. Соглашаясь на нее, мы тем самым фиксируем искаженное политическое пространство, в котором не только лишаемся возможности претендовать на выражение общенародных интересов, искусственно сужая свою электоральную базу, но и сбиваем с толку вдумчивых избирателей, которые не видят связи между своим жизненным положением и публичной политикой. Последняя превращается в политический театр, который публика воспринимает не как борьбу разных экономических и политических интересов, а как увлекательное шоу, выбирая себе кумиров исходя из личных симпатий.

В результате, выражая в действительности интересы 80% населения, мы получаем на выборах втрое меньше голосов избирателей. Во-первых, прагматичный, думающий избиратель просто не видит связи между политическим театром и реальной жизнью и не приходит голосовать. Во-вторых, значительная часть активных избирателей оказывается обманутой и голосует за привлекательные идеи, не отдавая себе отчета в том, что озвучивающие их политические силы в действительности ведут совершенно иную линию, часто противоположную своим публичным заявлениям. В-третьих, мы даем возможность приклеивать себе “ярлыки”, уступая против­нику свою часть политического пространства и позволяя загонять себя в угол.

Мы должны вывести общественное сознание из этого виртуального политического пространства на реальную почву. Для этого нужно, прежде всего, сорвать маски с наших противников, показать обществу, что под овечьими шкурами скрываются хищные волки. Лишить их возможности приписывать себе привлекательные для многих понятия “правые”, “демократы”, “либералы” и пр.

Действительно “правыми” в нашей политической традиции являются организации и политики, выступающие за возрождение великодержавных российских традиций. Как правило, люди православные и часто монархических взглядов. Какое отношение имеет к этим ценностям, например, “Союз правых сил”, который по ключевым политическим вопросам занимает диаметрально противоположные позиции? Он выступает против воссоединения российских земель, противодействуя восстановлению союзного государства с Белоруссией и поддерживая антироссийские силы на Украине. Вместо укрепления российской государственности требует ее ослабления, настаивая на отказе от государственного суверенитета в регулировании внешней торговли, денежной политики, игнорирует обяза­тельства государства перед обществом. Да и по главному идеологическому вопросу в отличие от действительно правых политиков, исповедующих православную веру, представители СПС не делают различий между православной церковью и деструктивными сектами, неизменно выступая против признания исторических прав традиционных конфессий.

Такая же мистификация характерна для так называемых демократических сил. Почти все политики и организации, именующие себя “демократи­ческими”, были соучастниками кровавого антиконституционного государст­венного переворота в 1993 году или его поддержали. В результате расстрела высшего демократического органа страны — Верховного Совета — в стране фактически был установлен авторитарный режим президентской власти, замешанный на фальсификации выборов и подчинивший страну прези­дентской “семье”. Следствием этого стала тотальная коррумпированность власти и разложение государства, присвоение государственной собственности и национального богатства узким кругом приближенных к президентской “семье” лиц. Принципы равенства граждан, честных выборов, свободного волеизъявления стали фикцией. Принятая недавно поправка к Закону о референдуме, лишившая граждан права законодательно выразить свое мнение в течение большей части политического цикла, поставила точку в процессе сползания России от демократии к режиму авторитарной власти в интересах привилегированного и коррумпированного меньшинства, которое присвоило себе право называться “демократами”.

Если под демократией понимать не только формальные признаки вроде “свободы слова”, но и реальные права граждан на свободу политического выбора, то по реальным делам и позиции так называемых демократических политиков и организаций совершенно ясно, что таковыми они не являются. Более того, по таким ключевым для демократии вопросам, как равенство и права граждан, свобода выбора и волеизъявления, их следует назвать “антидемократическими”.

Еще интереснее ситуация с так называемыми либералами, которые противопоставляют себя “государственникам”. В действительности главным идейным врагом либерала является не государственник, а вор. Сильное государство, защищающее права граждан, принципы добросовестной конку­ренции, создающее необходимые условия для повышения конкуренто­способности национальной экономики и обеспечения национальной безопас­ности, не противоречит ценностям либерализма. Наоборот, сильное госу­дарство необходимо для их утверждения. В то же время экономическая и личная свобода, с которой отождествляется либеральная идея, предполагает понимание ответственности личности перед обществом за добросовестное выполнение своих обязанностей. Без этого вместо либеральной идеи под видом свободы, как правило, получается торжество насилия и произвола, хаос и подавление слабого сильным.

В частности, принципы либерализма включают диктатуру закона, строгое соблюдение договорных обязательств, социальную ответственность частного бизнеса. Наши же “либералы” открыто защищают интересы олигархических структур, известных незаконным присвоением собственности, система­тическими злоупотреблениями монопольным положением, нарушениями валютного законодательства и уклонением от уплаты налогов. Некоторые из наших “либералов” небезосновательно подозреваются в коррупции и связях с организованной преступностью. Не случайно классик современного либерализма М. Фридман отказал российским “либералам” в признании их таковыми. Криминальная приватизация государственной собственности, проведенная под прикрытием либеральных идей, породила деструктивный хищнический тип предпринимательского поведения, ориентированного не на честную конкурентную борьбу, а на присвоение незаработанных богатств и доходов. Что общего с либеральными ценностями имеют олигархические кланы, подавляющие конкуренцию, коррумпирующие власть, открыто нарушающие законы ради своих корыстных интересов? И разве могут называться либеральными защищающие их интересы и тесно связанные с ними политики и политические структуры?

Парадоксальным образом коалиция народно-патриотических сил КПРФ—НПСР сегодня по своей позиции, программе и действиям гораздо больше соответствует понятиям “правые”, “демократия” и “либерализм”, чем наши политические противники, присвоившие себе эти названия. При этом мы ни на йоту не уступаем в своих требованиях социальной справедливости, народовластия, сильного государства, ответственного перед обществом за успешное для всех социально-экономическое развитие. Мы защищаем права традиционных конфессий, признаем ведущую роль православной веры в формировании наших духовных и культурных традиций. Не случайно Союз православных граждан в качестве политического партнера выбирает себе НПСР, а не СПС. То есть настоящие “правые”, придерживающиеся традиций великодержавной России и “не жалеющие живота своего ради Отечества”, — с нами. А присвоившие себе это имя политические структуры на поверку оказываются обыкновенными политическими жуликами и проходимцами.

То же касается и так называемых демократов. Истинно демократические политики, понимающие демократию как народовластие, то есть ответст­венность власти перед обществом, ее подотчетность и избираемость боль­шинством граждан, — тоже с нами. Мы защищали демократию от государст­венных преступников, расстрелявших Верховный Совет, в 1993 году. Мы отстаиваем социальные гарантии и законные права граждан. Мы боремся с грязными политическими технологиями и фальсификациями результатов выборов. А именующие себя “демократами” деятели на практике ведут себя как антидемократические узурпаторы.

В отличие от именующих себя “либералами”, фактически оправдывающих разграбление государственной собственности, казнокрадство и коррупцию, злоупотребления монополий, нелегальный вывоз капитала, а также конфис­кацию трудовых сбережений населения, которыми сопровождались прово­димые ими “либеральные реформы”, мы отстаиваем права законно приобре­тенной собственности, добросовестной конкуренции и требуем восстановления обесценившихся по вине государства сбережений граждан.

Как бы мы ни относились к изрядно обесценившимся понятиям “демокра­тия” и “либерализм”, значительная часть наших граждан их оценивает положительно. И нам не следует отдавать их в лапы лжекумиров, действующих против общенародных интересов, прикрываясь популярной демагогией. Тем более что эти ценности не противоречат нашим программным установкам. Мы не против демократии, понимаемой как ответственность власти перед обществом. Мы не против либеральной идеи, если она подразумевает социально ответственное и законопослушное распоряжение свободой. Более того, мы эти ценности фактически защищаем в своей повседневной законодательной и политической работе, доказывая их совместимость с ценностями социальной справедливости, ответственного государства и общего блага. В отличие от наших оппонентов, разделяющих общество, мы стремимся к его объединению на основе общенациональных интересов. Поэтому мы имеем полное право говорить о том, что наше дело правое — не только в смысле правоты, но и в смысле отстаивания интересов всего общества.

Если говорить честно, то политическая борьба сегодня идет не между коммунистами и демократами, не между либералами и государственниками, не между левыми и правыми. Борьба идет между народно-патриотическими силами и антинациональной олигархией, подмявшей под себя коррумпи­рован­ную государственную власть, ангажированные СМИ и тесно перепле­тенной с организованной преступностью. В этой борьбе решается будущее страны. Не в смысле, какая партия будет править — “левая” или “правая”, а в смысле того, будет ли Россия самостоятельным, успешно развивающимся государством с достойным уровнем благосостояния граждан или скатится на уровень лишенной реального суверенитета сырьевой колонии, которой будут управлять новоявленные феодалы, использующие национальные богатства в интересах собственного обогащения.

Мы обязаны победить в этой борьбе в интересах будущего нашей страны и нашего народа. Но для этого мы должны объединить общество, не позволяя политическим демагогам его расколоть. Доказать не только угнетаемым социальным группам, но и преуспевающей части общества необходимость объединения в интересах всей страны на основе нашей программы социально-экономического развития России. С учетом практи­куемых нашими против­никами грязных политтехнологий и фальсификаций результатов выборов для победы народно-патриотических сил нам необходимо получить поддержку не менее 65% избирателей. Для этого не только низко­оплачиваемые категории трудящихся и пенсионеры, но и предприниматели, хозяйственные руково­дители, творческая интеллигенция — все порядочные люди, живущие честным трудом и переживающие за судьбу Отечества, должны увидеть в нас защит­ников своих интересов.

Для этого нам не надо лукавить и лицемерить — мы эти интересы действительно защищаем. В интересах предпринимателей добиваемся снижения налогов на производственную деятельность и продвигаем законы, защищающие их от преступников. Добиваемся принятия законов, защи­щающих интересы отечественных товаропроизводителей. Отстаиваем необходимость полноценного финансирования культуры, образования, здравоохранения и науки. И кроме нас, никто этого не делает. Более того, по результатам голосований представителей различных партий в Государст­венной Думе и по фактическим действиям “партии власти” легко видеть, что наши оппоненты действуют прямо наоборот — против интересов всех социальных групп, за исключением находящихся при власти олигархических кланов, коррумпированной части чиновничества и организованной преступности.

Давая нашим противникам возможность прикрываться респектабельными демократическими и либеральными наименованиями, мы укрепляем их позиции, позволяя им обманывать избирателей и сужая поле своих возможностей. Тем самым мы им даем и оружие против себя — возможность представлять нас соответственно антидемократами, антилибералами и загонять в “левый угол”. И, к сожалению, это им удается. Избирателям нас пытаются представить как реакционных ортодоксов, тянущих общество чуть ли не к репрессиям и очередям.

В результате политические силы, действующие против интересов страны и затягивающие ее в состояние сырьевой колонии, предстают в качестве прогрессивных и вполне привлекательных. Значительная часть молодежи голосует за тех, кто лишил их права на бесплатное образование, на труд, сузил возможности заниматься своим делом, присвоив бывшую обще­народную собственность. Военнослужащие голосуют за тех, кто лишил их достойного положения в обществе, заслуженных льгот и средств на финан­сирование вооруженных сил. Весомая часть интеллигенции голосует за тех, кто виновен в деградации науки, образования и культуры. И даже многие домохозяйки, запуганные приписываемыми нам угрозами гражданской войны, голосуют за тех, кто лишил нормальной работы их мужей и светлого будущего их детей.

Наша обязанность — развеять ложные представления, сорвать маски “демократов” и “либералов” с преступников и жуликов, донести правду до каждого гражданина и доказать ему необходимость борьбы за собственные интересы вместе с народно-патриотическими силами. Мы должны добиться общенародной поддержки и победить в интересах спасения нашего Отечества от окончательного разграбления и колонизации. Кроме нас, никто этого не сделает, поэтому на нас лежит сегодня ответственность за будущее страны. Но готовы ли мы к этой исторической миссии?

 

Сомненья прочь

 

Берусь утверждать, что пока мы не на высоте исторического вызова. Вместо активной системной работы по просвещению общества и расширению числа сторонников мы увязли во внутренних разбирательствах. Вместо борьбы с врагами Отечества идет борьба “за чистоту рядов” в собственном лагере. Те, кого нынешнее положение устраивает и кто не готов работать на Победу, ставят под сомнение каждый шаг по укреплению НПСР, рассматривая это как угрозу КПРФ. Хотя и идеологически, и организационно, и материально КПРФ и НПСР представляют собой единый организм. Разорвать его — значит погубить саму возможность широкой патриотической коалиции и победы народно-патриотических сил.

Возможно, недоброжелатели НПСР этого не понимают и всерьез думают, что “очищение” КПРФ от, как им кажется, попутчиков укрепит партию и повысит ее дееспособность. Может быть, они искренне надеются разжечь пламя классовой борьбы, поднять рабочий класс против капиталистов и добиться нового издания “диктатуры пролетариата”. Но тогда они должны понять, что делать это нужно не в уютных кабинетах за круглыми столами, а в гуще трудовых коллективов, доказывая рабочим необходимость национализации своих предприятий. И тогда им, наверное, лучше удастся понять настроения собственного народа. Который хочет социальной справедливости, но не хочет гражданской войны. Который ненавидит олигархов и преступников, но не желает репрессий. Который переживает за весь мир, но не согласен с тем, чтобы бюджетные деньги тратились на продвижение прежних идей проле­тарского интернационализма. Который просто хочет достойно жить, творить, работать для себя и для страны.

Нельзя победить в XXI веке оружием столетней давности. Конечно, ценности социальной справедливости, равенства, первенства общественных интересов над личными и многие другие составляющие коммунистической идеологии всегда были и будут в числе фундаментальных ценностей, конституирующих человеческое общество. Но их практическое осуществление вовсе не обязательно должно сопровождаться подавлением личности и предпринимательской инициативы, тотальным огосударствлением всей общественной жизни. Наоборот, история показала нежизненность и вредность крайних форм выражения коммунистической идеологии, дискредитирующих ее сущность. Как и любой другой фундаментализм — религиозный, либе­ральный, национальный, — он может быть полезен в теории, но совершенно неконструктивен на практике. Ибо не учитывает объективного разнообразия людей и многогранности общества, которое можно вогнать в прокрустово ложе любой фундаменталистской доктрины только массовым истреблением несогласных.

Хочется спросить некоторых наших партийных теоретиков, выступающих против союза КПРФ—НПСР из идеологических соображений: считают ли они всерьез возможным ради идейной чистоты поставить к стенке те миллионы предпринимателей, которые будут защищать свою законно приобретенную собственность? Намерены ли они встать на путь богоборчества и дискредитации Православной церкви? Или ввести нормирование потребления недоступных для каждого благ?

Думаю, ответ очевиден. Жизнь не терпит догматизма. Попытка практи­ческой реализации надуманных догм приводит к нежизнеспособным утопиям, оборачивающимся, как правило, напрасными жертвами и лишениями миллионов участвующих в социальных экспериментах людей. Наша политическая миссия заключается не в осуществлении утопических прожектов, а в отстаивании общенародных интересов, в спасении нашей страны от уничтожающих ее внутренних и внешних хищников. Коммунистическая идея, очищенная от искажений и фундаменталистских извращений, дает нам важное, но не единственное направление необходимой для этого политики. Другое, не менее важное направление — патриотическое, основывающееся на наших общенациональных ценностях, неразделимых с православной традицией и сильным государством. Третье — использование закономерностей совре­менного экономического роста, в основе которого лежит научно-технический прогресс. Который невозможен без свободного творчества личности, обеспечения условий для реализации творческого потенциала каждого человека.

Меня могут упрекнуть в кощунственном желании соединить несоединимое. Но такова диалектика развития общества, которая опровергает догматизм и фарисейство. С одной стороны, без разнообразия не бывает развития — поэтому все тоталитарные общественные устройства, созданные ради практической реализации той или иной фундаменталистской идеологии, обречены на застой и деградацию. Рано или поздно они разрушаются, что не означает, правда, фиаско соответствующей идеологии — негодной оказы­вается лишь утопическая форма ее реализации. С другой стороны, разно­образие должно поддерживаться в рамках устойчивой системы ценностей, в противном случае оно превращается в не менее губительный для общества хаос. Наша идеология должна опираться на прочный исторический фундамент российской культуры и включать все ценности, необходимые для оптимального сочетания разнообразия и целостности нашего общества в интересах его успешного развития, подъема благосостояния людей.

Разумеется, традиционные для нас ценности социальной справедливости, равенства, приоритетности общенациональных интересов над частными должны сохранить свое ключевое значение. Но наряду с ними необходимо признать и фундаментальное значение личной свободы и гражданских прав, законно приобретенной собственности, а также других ценностей, важных для обеспечения каждому человеку возможностей реализации своего творческого потенциала. Для успешного социально-экономического развития необходимо признать высокую ценность научных знаний, всеобщего высшего образования населения, социальных гарантий, включая не только право каждого на труд, но и на доступ к информационным, производственным и финансовым ресурсам.

Соблюдение этих ценностей предъявляет высокие требования к госу­дарству, функции которого не могут в современных условиях ограничиваться соблюдением социальных гарантий, защитой прав собственности, поддер­жанием правопорядка и обеспечением национальной безопасности. Госу­дарство должно отвечать за создание необходимых условий успешного социально-экономического развития, обеспечивая должное финансирование науки и образования, создание открытой для всех информационной, транс­портной и социальной инфраструктуры, организацию доступного кредита, поддержание добросовестной конкуренции, прогнозирование и определение перспективных направлений экономического роста. А также исполнение многих других функций, необходимых для стимулирования научно-техни­ческого и социально-экономического развития. Для этого государство должно обладать необходимыми ресурсами, предопределяемыми соответствующим уровнем государственных расходов. Для финансирования последних мы обладаем уникальной возможностью получения сверхприбыли от исполь­зования принадлежащих всему обществу природных ресурсов, поддерживая низкий уровень налогов на труд и общественно-полезную деятельность. Это требует сохранения природных ресурсов в государственной собственности, включая месторождения полезных ископаемых, земельные, водные и другие данные нам от Бога богатства.

Для того чтобы победить, нам нужно объединить общество. Для этого наша программа должна не только исходить из общенациональных интересов, но и учитывать интересы каждого нашего избирателя. Каждый добропо­рядочный и болеющий за страну гражданин должен увидеть в нашей программе себя, близкие ему ценности и свои интересы. Исходя из этих требований мы должны разрабатывать программно-пропагандистские документы, всемерно способствуя объединению всех патриотических сил страны вокруг КПРФ—НПСР. А не мучить друг друга взаимными подозрениями в ревизионизме, оппортунизме и вождизме. Следует прекратить келейные интриги и догма­тические споры. Нам нечего сегодня делить, кроме ответственности за судьбу страны и тяжелой работы по освобождению России от разоряющих ее хищников.

 

Мы отвечаем за все

 

Бездействие нынешней власти, ее ориентация на чуждые народу и противоречащие общенациональным частные интересы олигархических кланов и иностранного капитала накладывают на нас особую ответственность. Мы не можем надеяться на то, что находящиеся сегодня у власти лица будут действовать в соответствии с общенациональными интересами. Хуже того, в отношении многих из них, поставленных на ключевые властные посты под давлением олигархических кланов, преступных группировок и иностранных “советчиков”, мы уверены в обратном. И в то же время мы не можем требовать “поражения собственного правительства” в преодолении как внешних, так и внутренних угроз национальной безопасности.

В этом сложность нашего положения. Находясь в оппозиции и реализуя одновременно программу общенациональных интересов, мы обязаны демонстрировать конструктивный подход и продвигать позитивные идеи во взаимодействии с властью. Это не означает, конечно, отказа от требований отставки правительства и отстранения от власти коррумпированных и некомпетентных лиц, наносящих сегодня колоссальный ущерб интересам страны. Но все эти требования должны сопровождаться демонстрацией наших позитивных предложений и конструктивных инициатив. Мы должны ежедневно доказывать людям свою способность защитить их интересы, решить кажущиеся им сегодня безнадежными проблемы кардинального повышения благосостояния и качества жизни, национальной безопасности и развития страны.

На это, в сущности, и направлены программные документы, принятые руководящими органами НПСР и КПРФ, наши многочисленные законо­дательные инициативы, альтернативная концепция бюджетной политики. Но все это мало известно большей части избирателей, которые разуверились в возможности изменить положение в стране. Они согласны с нашей критикой, но не верят в реализуемость наших намерений. Из этого следует необходи­мость кардинального повышения эффективности нашего воздействия на общественное сознание. Для чего и были в свое время приняты решения по созданию медиасистемы НПСР, нацеленной на расширение сети наших СМИ и повышение качества их работы, по формированию Центра избирательных кампаний в целях организации систематической работы по планированию избирательных кампаний всех уровней и оказанию всемерной комплексной поддержки нашим кандидатам, по развертыванию работы Правительства НПСР...

К сожалению, большая часть этих предложений осталась нереализованной или реализованной в незначительной мере. Как мы собираемся убеждать избирателей в своей способности осуществить предлагаемые нами програм­мы, если не выполняем собственных решений и планов?

Можно, конечно, имитировать бурную деятельность в надежде, что волна народного недовольства принесет нам победу. Но это пораженческая позиция, фактически ориентированная на сохранение убийственного для страны “статус-кво” в распределении политических сил и возможностей влияния. Хотя победа нам нужна не для себя, а для народа, людей нужно убедить в необходимости проголосовать за свои собственные интересы. Для этого они должны поверить в нашу способность их отстаивать и реализовывать. А для этого нужны убедительные доказательства, практические дела.

В нашем активе, конечно, немало значимых практических результатов — десятки принятых законов, продвинутые нами решения органов исполни­тельной власти, конкретная помощь многим людям. Но в нынешней ситуации, когда правительством и думским большинством приостановлено действие почти всех принятых нами законов, определяющих социальные гарантии и нормативы, а вновь вносимые нами законопроекты блокируются, эффектив­ность этой работы резко снизилась. Остается только объяснять избирателям, поддержавшим на выборах наших оппонентов, что их избранники голосуют против их интересов, цинично нарушая свои предвыборные обещания. Для этого нужно составить политический портрет каждого депутата и депутатского объединения, исходя из его голосований по социально значимым законо­проектам, и довести его до каждого избирателя. В каждом городе вызывать своих оппонентов на публичные дискуссии и демонстрировать избирателям нашу правоту, раскрывая глаза на обманувших их доверие политиков.

Ухудшение наших возможностей на федеральном уровне необходимо компенсировать повышением активности в регионах. В субъектах федерации, которыми руководят представители народно-патриотических сил, нужно показать образцы успешной социально-экономической политики. Им надо помочь с разработкой региональных законов, с реализацией перспективных экономических проектов, с привлечением инвестиций. Тем более что большинство из них уже добилось серьезных положительных результатов — темпы экономического роста в регионах, руководимых представителями народно-патриотических сил, в 2—3 раза выше, чем средние по стране.

В ответ на обострившиеся угрозы самой жизни людей в связи с жилищно-коммунальной реформой, приватизацией городских земель, неудержимым ростом тарифов, неспособностью власти подавить организованную преступ­ность мы должны помочь людям организоваться. Формирование домовых комитетов, народных дружин, трудовых коллективов, других форм самоорга­низации населения в защиту своих прав должно стать важным направлением нашей практической работы. Работу местных организаций НПСР нам нужно вывести на такой уровень, чтобы каждый человек видел в нас свою защиту — от вымогателей и преступников, от произвола бюрократов, от злоупотребления своих работодателей. Для этого мы должны уметь оказывать людям соответствующую помощь в отстаивании своих законных прав и интересов.

Все это требует кардинального повышения эффективности нашей работы. А для этого нужны ресурсы — интеллектуальные, организационные, материальные. Чтобы их привлечь, нужно всемерно расширять влияние КПРФ-НПСР, привлекая в наши ряды авторитетные организации и уважаемых людей и повышая профессионализм наших активистов. Мы не должны замыкаться, в гордом одиночестве претендуя на лидерство в оппозиции. В интересах страны мы обязаны победить на ближайших парламентских и президентских выборах. Для этого следует объединять, а не отталкивать наших сторонников. Мы должны дойти до каждого человека, рассказать ему правду, объяснить наши намерения и дать надежду на их осуществление. И в этой работе лишних союзников не бывает.

На нас лежит задача объединения всех конструктивных патриотических сил, всех доказавших свою преданность общенародным интересам и России авторитетных политических и общественных деятелей, всех наших единомышленников. Это нужно для спасения нашего Отечества, его будущего благополучного развития. И никто, кроме нас, народно-патриотических сил, эту задачу не решит. А это значит, что на нас, а не на коррумпированной и разложившейся власти лежит ответственность за судьбу страны.

 
  • Обсудить в форуме.

    [В начало] [Содержание номера] [Свежий номер] [Архив]

     

    "Наш современник" N1, 2003
    Copyright ©"Наш современник" 2003

  • Мы ждем ваших писем с откликами.
    e-mail: mail@nash-sovremennik.ru
  •