НАШ СОВРЕМЕННИК
Патриотика
 

Из России — в евро-Россию?

 

С 1 января 2002 года все западные СМИ заполнены информацией и телекартинками о том, как двенадцать из пятнадцати стран Евросоюза технически переходят на единую валюту — евро. У нас этот процесс, за исключением, пожалуй, “Евроньюс” по пятой кнопке утром и вечером, показывают гораздо скромнее. Причем комментарии отечественных “спецов” скорее скептические, нежели аналитические: дескать, вот чего захотели — с “зеленым” спорить; да куда им — с суконным рылом да в калашный ряд...

Вот и наш обыватель не спешит обменивать свои кровные “деревянные” на евро — “бакс” привычнее и надежнее.

А надежнее ли?

 

Наши самые “свободные” СМИ (в которых, однако, с 1996 года свирепствует либо олигархическая, либо властная цензура, по сравнению с которой брежневский Главлит отдыхает) устроили вокруг евро настоящий заговор молчания, либо хоровод скептических насмешек — “где ихнему теляти волка съесть”.  Между тем введение евро для мировой валютной системы означает окончание более чем 50-летнего послевоенного периода господства доллара США в странах Западной Европы. Вкратце история этого господства выглядит так. В июле 1944 года сорок четыре страны будущей ООН (кроме СССР) собрались в маленьком городке Бреттон-Вудс на атлантическом побережье США и признали “бакс” международной валютной единицей в Европе и мире после неминуемого краха нацистской Германии и милитаристской Японии. Для успешного функционирования новой единой валюты в “лагере капитализма” были созданы три международные (читай американские) организации — Международный валютный фонд (МВФ), Международный банк реконструкции и развития (МБРР — вначале — для финансового обеспечения восстановления послевоенной экономики Западной Европы по “плану Маршалла”) и Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ — ныне ВТО — Всемирная торговая организация).

В 1945 году (хотя без официального упоминания, де-факто) бреттон-вудские соглашения вошли в исторический геополитический компромисс Сталина с Франклином Рузвельтом в Ялте: победители делили Европу на “сферы влияния”, но в каждой “сфере” хозяин устанавливал свои порядки, в том числе — и валютные. Сталина, как и его преемников вплоть до Брежнева, валюта не слишком интересовала. Зато приобретение новых территорий — весьма и весьма. Отсюда — и раздел Восточной Пруссии между Польшей и СССР (Калининградская область), и Прибалтика, оставшаяся после 1945 года в составе СССР. И новую границу с Финляндией на Карельском перешейке никто пересматривать не стал.

Между тем доллар как международная валютная единица все более и более обесценивался, особенно с укреплением национальных валют Западной Европы и Японии в 60-х годах прошлого века. Ослабить “долларовую удавку” попытался еще в 1965 году президент Франции генерал Шарль де Голль: он загрузил несколько транспортных самолетов бумажными банкнотами “зеленых” и пригрозил отправить их в США. Написано же на банкноте — “обменивается на золото” — вот и меняйте.

Из США последовало угрожающее предупреждение: пошлете “геркулесы” — собьем их над Атлантикой.

Дело в том, что американцы уже тогда, 40 лет назад, блефовали: доллар давно девальвировался и уже никакого золота на его поддержку в США не хватало. 15 марта 1971 года Федеральная резервная система США официально объявила, что доллар больше на золото не обменивается.

Казалось бы, всё — бреттон-вудским соглашениям пришел конец. Не тут-то было: сохранение даже необеспеченного золотом “бумажного” доллара (по нашему — “мавродика”) давало США огромную финансово-экономическую выгоду.

Ведь за одну стобаксовую бумажку, т.е. никчемный “мавродик” (себестоимость печатания стодолларовой банкноты сегодня — 11 центов), США получали на сто реальных долларов полноценных товаров.

Ясное дело, что США вовсе не хотели отказываться от такой “лафы” — их главного завоевания во Второй мировой войне.

И снова в ход пошла схема “земля в обмен на доллар-мавродик”. Вскоре после отмены золотого паритета в 1971 году американцы пошли на диплома­тическое признание ГДР (и, фактически, Берлинской стены), которую они до этого 20 лет в упор не видели.

Вслед за признанием двух германских государств и их одновременного приема в ООН США пошли на второй Потсдам — Хельсинкское совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года. И снова — “земля на доллары”: подтверждались послевоенные границы 1945 года, но западноевропейцам как бы давали понять — не рыпайтесь с вашими планами “евровалюты”, СССР и его сателлиты в Восточной Европе вас не поддержат.

Брежневские старцы праздновали псевдогеополитическую победу — как же, завоевания Великой Отечественной войны в Европе сохранили.

Прагматичные американцы в эйфорию не впадали: через полгода после Хельсинки-75, в январе 1976 года, в Кингстоне (о. Ямайка в Карибском море) они созвали “финансовое Хельсинки” и подтвердили свой “мавродик” как единую международную валютную единицу, несмотря на то, что он уже тогда полностью обесценился.

От “мавродика” к евро

 

С тех далеких уже времен 35 лет прошло, но “финансовая пирамида” США продолжает функционировать, втягивая в свою орбиту все новые и новые страны “третьего мира”. Крупнейшим успехом ее строителей стало подключение к “долларовой игле” с 1992 года республик бывшего СССР. Суть “шоковой терапии” Гайдара состояла именно в этом: снять госограничения на свободное хождение доллара в РСФСР и “отпустить” для этого цены. И не случайно, как в Мексике, Бразилии или Аргентине, к этой операции с “американским мавродиком” были подключены все те же МВФ и МБРР. И хотя в Западной Европе вышел уже целый монблан серьезной финансово-экономической литературы о том, что “мавродик” — дутый, что после 1945 года в США “нашлепали” более 11 трлн 400 млрд таких “мавродиков”, не обеспеченных не только золотом, но и товарами (см., например, Пауль Фриц “Неминуемый крах доллара”, 1978 г.), операция этой грандиозной “финансовой пирамиды” продолжается. Причем на 1 января 2000 года 80 % нынешних “мавродиков” гуляет за границами США (но ввезти их обратно — ни-ни, есть квота — максимум 10 тыс. “баксов” наличными), а из них 1/3 находится в России.

Серьезные экономисты в ЕС и в России давно бьют тревогу: дефолт 17 августа 1998 года, сегодняшний кризис в Аргентине — тревожные симптомы непрочности “долларовой пирамиды”.

В Думе состоялось несколько парламентских слушаний на эту тему (см., например, “Крах доллара: пособие для российского общества по выходу из приближающегося кризиса” — М., 2000).

Однако тревожные голоса аналитиков заглушает дружный хор тех, кто кормится вокруг “мавродика”. Особенно усердствуют бывшие и нынешние руководители Центробанка. Еще бы — чтобы за 20 центов, что в реальности стоит сегодня USD (так оценивают реальную стоимость одного доллара США серьезные финансисты), да платить более 30 “деревянных” — это надо быть мастером по втиранию очков собственному народу. Один из таких “мастеров”, в 1992—1998 гг. зампред Центробанка Александр Хандруев опровергает всех сомневающихся, заклиная: “американцы никогда не допустят повторения Великой депрессии” (“МК”, 15.12. 2000). А почему, собственно, не допустят? Допустил же на наших глазах МВФ такую депрессию в Аргентине. А чем Россия и другие страны СНГ лучше?

Оппонент Хандруева Вячеслав Мавроди, брат небезызвестного Сергея, прямо пишет: “Я уже неоднократно предупреждал, что объективно доллар является не более чем “фантиком”, ничем не обеспеченной зеленой бумажкой в классической финансовой пирамиде мирового масштаба.

Как и всякая другая, долларовая пирамида имеет свой срок жизни, и сегодня ее срок заканчивается. Пирамида USD стоит на грани краха, который может произойти в самое ближайшее время”.

А братья Мавроди знают, как строятся такие “пирамиды” типа АО “МММ”. И уж если и они запаниковали — значит, дела с долларом действительно плохи.

Но у В. Мавроди хотя бы один успех — он прорвался на страницы “Московского комсомольца”. Мне, например, повезло меньше. Все, что я написал выше, я еще в феврале 2001 года изложил Сергею Пашкову в программе “Подробности” на РТР. Записали, но в эфир так и не пустили: “зачем пугать народ”. 4 января 2002 года вкратце изложил в записи то же самое на радио “Эхо Москвы” в передаче “Евромания” — и снова в эфир не пустили.

А вы говорите — “коммуняки”, Главлит, Гулаг. Надвигается гигантская финансовая катастрофа на весь мир и Россию, а наши “демократические” СМИ хотят продлить пир во время чумы. Этот “пир” резко осудил В. В. Путин. “Образовался своего рода консенсус, — говорилось в его “Ежегодном послании” 3 апреля 2001 г. Федеральному Собранию. — Очень многих устраивает нынешняя точка “равновесия”, а скорее — бездействия, когда одни приспособились к получению финансовых доходов, а другие — политических дивидендов от сложившейся ситуации. Этот консенсус многие путают со стабильностью. Однако такая “стабильность” никому не нужна. Это — путь консервации порочной традиции... путь к экономической и социальной стагнации”. И пока не поздно, надо не на “зеленый” уповать, а срочно переориентироваться на евро, как это уже делают китайцы. А они, как показывают их экономические успехи, совсем не дураки.

 

Владлен Сироткин,

председатель научно-экспертного совета
Международного центра поддержки прав

иностранных инвесторов
при Институте прав человека (Москва),
профессор

 

 

 
  • Обсудить в форуме.

    [В начало] [Содержание номера] [Свежий номер] [Архив]

     

    "Наш современник" N5, 2002
    Copyright ©"Наш современник" 2002

  • Мы ждем ваших писем с откликами.
    e-mail: mail@nash-sovremennik.ru
  •