НАШ СОВРЕМЕННИК
Очерк и публицистика
 

Линдон Ларуш:

 

МЫ ВПОЛЗАЕМ В ГЛУБОЧАЙШИЙ КРИЗИС ВО ВСЕЙ МИРОВОЙ ИСТОРИИ

 

К сожалению, имя Линдона Ларуша недостаточно известно в нашей стране. А между тем это крупнейший американский экономист, один из главных оппонентов Международного валютного фонда, видный политический и общественный деятель, отдавший лучшие годы жизни борьбе с мировой финансовой олигархией. Борьба эта была нелегкой: целых пять лет Ларушу пришлось провести в тюрьме по обвинению в политическом заговоре. Однако по всему миру поднялась столь яростная волна протеста, что Ларуша вынуждены были выпустить на свободу. Сейчас Ларушу 82 года, но он по-прежнему полон сил и энергии, пишет статьи, книги, дает интервью. В 2000 году он выдвигал свою кандидатуру на пост президента США и в ряде штатов даже обошел по количеству набранных голосов Альберта Гора.

Очень многое из того, что мы в России с таким трудом постигаем на горьком опыте, было гораздо раньше осмыслено Ларушем и сотрудниками основанного Ларушем Шиллеровского института, филиал которого создан и в нашей стране. Сейчас, когда в России явно взят курс на ускоренное встраивание в “мировое сообщество”, нам особенно полезно прислушаться к мнению Ларуша о глобализации. Чтобы понимать, куда нас зазывают. Наш корреспондент Т. Шишова побывала у Л. Ларуша и взяла у него интервью.

 

ТАТЬЯНА Шишова: Пожалуйста, расскажите о Вашей борьбе с Международным валютным фондом и Всемирным банком. Ведь Вы начали ее еще тогда, когда почти никто из наших граждан понятия не имел об этих организациях.

Линдон Ларуш: Впервые я почувствовал, что не согласен с политикой МВФ и Всемирного банка, в 1945 году, когда служил в армии. Дело происходило в Индии и Бирме. Конечно, будучи простым солдатом, я тогда многого не понимал, но интуитивно чувствовал, в каком направлении должны идти политические процессы. Как я узнал потом, это было очень близко по духу воззрениям тогдашнего американского президента Франклина Рузвельта. После войны Рузвельт намеревался, пользуясь возросшей мощью США, покончить с португальским, голландским, английским и французским колониализмом и заставить развитые страны уважать права развивающихся стран. Он был сторонником международного экономического сотрудничества, направленного на развитие всех стран, а не только некоторых индустриальных держав. Однако затем политический климат Америки изменился в худшую сторону. Это стала другая, уже не рузвельтовская страна, которая исповедовала взгляды, казавшиеся мне омерзительными. Произошла ужасная вещь: Америка вступила в сговор с Англией... В сговор, который кардинально изменил мир, поставил его на грань уничтожения. “Толкачом” этого процесса был Черчилль.

Хотя все-таки примерно по 1965 год отношения США с Западной Европой были приемлемыми. Да, было много проблем, но тем не менее страны восстанавливали и развивали свою экономику. Однако в середине 60-х ситуация изменилась. Америкой была взята на вооружение политика, разработанная обществом Мон-Пелерен и представленная в Америке неким Милтоном Фридманом, человеком ничтожным и глупым. Тем не менее, элите он нравился, потому что был одного с ними поля ягодой. И правящие круги США взяли на вооружение его недальновидную политику, поскольку разрабатывать более сложную стратегию было им не по уму.

Т. Ш.: Чем же Вам не нравилась эта политика?

Л. Л.: Я быстро понял, что она рано или поздно приведет к международному финансовому кризису, и постепенно стал принимать все больше участия в политической жизни. Меня очень беспокоило то, какой оборот принимало так называемое “мировое экономическое развитие”, и вся моя деятельность была направлена на то, чтобы отговорить страны от следования разрушительному курсу, выработанному Милтоном Фридманом. Он исповедует совершенно фашистские экономические взгляды. До какого-то момента экономисты типы Милтона Фридмана мирятся с существованием политических свобод в обществе, но когда эти свободы вступают в противоречие с их экономическими догмами, Фридман и ему подобные выступают за отмену политических свобод. Экономическую политику по рецептам Милтона Фридмана нельзя долго проводить без диктатуры (либерализация российской экономики осуществлялась по рецептам Милтона Фридмана. Прим. корр.).

В 1971 г. ситуация изменилась принципиально, поскольку МВФ и Всемирный банк обезумели. Это было и нравственное, и экономическое, и политическое помешательство. Они решили вернуться к феодализму, который был красиво назван “глобализацией”, или “свободной торговлей”. МВФ и Всемирный банк принялись строить всемирную империю, вдохновляясь примером Римской империи. Особый размах это приобрело в 1989—1999 гг., после объединения Германии и падения СССР. М. Тэтчер, Ф. Миттеран и Дж. Буш-старший фактически навязали миру идею новой Римской империи — всемирного англоязычного государства, управляемого из Лондонского и Нью-Йоркского Сити.

Поскольку в мире больше не было реального противодействия глобализации, МВФ и Всемирный банк уже не стеснялись открыто проявлять свою фашистскую сущность. Они начали проводить в мире политику геноцида, хладнокровно истреблять население разных стран. Именно эта политика геноцида проводится сейчас и в России. Население уничтожается намеренно. Люди, строящие новую Римскую империю — очередную утопию, — разрушают экономику суверенных государств и убивают, “сокращают”, население. Ключевые организации типа МВФ, задействованные в глобализационном процессе, контролируются правительствами Англии, США, Канады, Австралии. Они совершают массовые убийства. Я не критикую их — я их обвиняю! Эти люди преступники. Политика МВФ и Всемирного банка так же преступна, как политика нацистов, она ведет к гибели населения.

Т. Ш.: А какую утопию они пытаются построить?

Л. Л.: В истории развития Европы явственно прослеживаются две тенденции, две основные линии: греческая и римская. На протяжении тысячелетий они боролись. Греческая линия — это христианство, римская — язычество! Я считаю, что нынешние строители новой Римской империи глупы, но ведь и Нерон с Калигулой не отличались большим умом... А сколько всего натворили! Утопия, воплощаемая сейчас в жизнь, рухнет в момент своего наивысшего расцвета. В чем смысл этой утопии? — Прежде всего ее строители уничтожают нынешние суверенные государства и проводят мальтузианскую политику истребления “лишнего населения”. В древней Римской империи, которая была наследницей Вавилона, тоже осуществлялся контроль над народонаселением. Как и теперь. Задача идеологов новой утопии — создать единое государство, контролируемое из одного центра банкирами, которые будут по своему произволу решать, кому умереть, а кому жить и развиваться. Иначе говоря, олигархи стремятся захватить безраздельную власть над миром.

Т. Ш.: А как возникла идея построения новой утопии?

Л. Л.: Главными идеологами были Герберт Уэллс и Бертран Рассел. Проект зародился еще в начале XX века. В свое время Рассел и Уэллс разработали те принципы, которые затем претворились в современной ядерной политике. Они пришли к теоретическому выводу о возможности изобретения ядерного оружия. И в 1913 г. Г. Уэллс предложил проводить ядерную политику. Заявив, что это будет страшное оружие, которое заставит нации отказаться от своей независимости и отдать власть мировому правительству. Рассел и Уэллс были абсолютно единодушны в данном вопросе, и в 1938—39 гг. США и Англия начали осуществлять ядерную политику по рецепту Рассела. А немного позже, не без помощи Уинстона Черчилля, атомные бомбы были сброшены на Хиросиму и Нагасаки. Сделано было это исключительно для того, чтобы запугать народы мира. Никакой военной необходимости в бомбардировке не было, война и так подходила к концу. В сентябрьском номере “Бюллетеня ученых-атомщиков’’ за 1946 г. Рассел специально подчеркнул, что он предложил разрабатывать ядерное оружие с одной-единственной целью — добиться установления власти мирового правительства.

После смерти Сталина в 1955 г. Хрущев послал своих официальных представителей в Лондон на устроенную Расселом конференцию “Парламентарии мира за организацию мирового правительства”. Сам факт проведения такой конференции имел огромное историческое значение и серьезные последствия по обе стороны Атлантического океана. Представители Хрущева публично выразили солидарность с идеями Рассела. Иными словами, Хрущев поддержал идею создания мирового правительства, и с тех пор в СССР и в мире начались серьезные политические подвижки.

Т. Ш.: В чем они выражались?

Л. Л.: Примерно в то же время произошел разрыв СССР с Китаем. А в 1957 г. при непосредственном участии британской разведки сподвижники Рассела устроили в Канаде так называемую первую Пагуошскую конференцию. За ней последовали вторая, третья, четвертая... Самая важная Пагуошская конференция прошла в 1962 г. в Квебеке. Там расселовский агент Сцилард выдвинул два предложения, повлиявшие на весь дальнейший ход истории. Он говорил о необходимости развертывания системы стратегических баллистических ракет с ядерными боеголовками и о том, что нациям нужно запретить разработку эффективных средств защиты против этих ракет. Затевалось этого для того, чтобы государства были вынуждены капитулировать перед сверхдержавами, владеющими системой стратегических баллистических ракет.

Истинная же суть политической игры состояла в том, что после смерти американского президента Франклина Рузвельта Британская империя и ее союзники, входящие в так называемую Британско-американско-канадскую Ассоциацию (БАК), попытались вновь захватить власть над своей бывшей колонией — США. А для этого принялись стравливать США с СССР, провоцировать гонку ядерных вооружений. БАК справедливо полагала, что обе страны ослабнут под бременем гонки вооружений и в конце концов рухнут, проложив дорогу мировому правительству, в котором главную роль будет играть Британия под прикрытием БАК. Линию Уэллса и Рассела активно поддерживал Генри Киссинджер. Сейчас ее упорно проводит Альберт Гор.

Т. Ш.: Но ведь никакая империя не может долго существовать на штыках. Необходима идеология...

Л. Л.: Да, конечно, одной только политики в области вооружений было недостаточно. Нужно было изменить менталитет. Пока люди понимают, что благосостояние нации зависит от развития физической экономики производства, от капиталовложений в науку, в технологический прогресс, а не от финансового капитала, они будут яростно, как тигры, защищать свой суверенитет и национальные институты власти. Так ведет себя в наши дни Малайзия, этот “азиатский тигр”, зорко охраняющий своих детенышей от хищников типа Сороса и Гора.

И вот для изменения менталитета сторонниками мирового правительства была предпринята попытка “сдвига культурной пapaдигмы”. А для этого запущена в массы антихристианская идеология “Нью-Эйдж” — “Нового века”. Идеология эта возникла также в начале ХХ века. Во многом она выросла из теософии. Среди ключевых фигур можно назвать мадам Блаватскую и известнейшего сатаниста Алистера Кроули. Фашизм Гитлера, так называемая “консервативная революция” — тоже порождение “Нью-Эйдж”. Проект “мировой религии”, который продвигает член английского королевского дома и единомышленник Альберта Гора герцог Эдинбургский, по сути своей является продолжением все того же теософского движения. И на заре “Нью-Эйдж”, и сейчас эта идеология враждебна христианству. Она отрицает, что человек создан по образу и подобию Божьему, а вместо этого внедряет в массовое сознание представление о человеке как о развращенном животном. Именно поэтому в массы была запущена так называемая культура рока, секса и наркотиков. Именно поэтому, вдохновляясь примером Римской империи, строители новой утопии стали поддерживать и пропагандировать гомосексуализм и прочие половые извращения.

Т. Ш.: Как развивались события после первых Пагуошских конференций?

Л. Л.: Сверхдержавами была взята установка на развитие таких вооружений, которые в случае войны погубили бы жизнь на нашей планете. Остальные народы перед такой угрозой должны были постепенно покориться власти мирового правительства. Дальнейшее развитие событий показало, что план этот последовательно реализовывался и реализовывается до сих пор.

Т. Ш.: По-вашему, Хрущев понимал, что он делает?

Л. Л.: Думаю, да. Может быть, до него не до конца доходил философский смысл его выбора, но в целом он, конечно, понимал, что творит. Затем его окружение в СССР, видимо, тоже осознало, что он натворил, и Хрущева решили снять. Но партия сторонников мирового правительства уже возникла, и в дальнейшем в Советском Союзе развернулась борьба между глобалистами и приверженцами принципа суверенного государства.

Т. Ш.: В этой связи небезынтересна фигура Косыгина...

Л. Л.: О да. Ведь его зять Гвишиани был членом Римского клуба, генерировавшего и вбрасывавшего в массовое сознание идеи мирового правительства. Один из президентов Римского клуба Александр Кинг продвигал идеи новой образовательной политики, главной целью которой было разрушить традиционную систему образования, уничтожить способность населения двигаться по пути научно-технического прогресса. Именно в этом заключался смысл реформы образования, которая была осуществлена в 60-е годы в Германии. (А сейчас затевается в нашей стране. — Прим. корр.) Так вот, с подачи Гвишиани в советское образование систематически вбрасывались идеи неомальтузианской политики. Во времена Горбачева эти тенденции продолжились, а сейчас и вовсе расцвели пышным цветом, ведь происходящее в России иначе, как геноцидом, назвать нельзя.

Т. Ш.: Но почему МВФ и прочие структуры мирового правительства так озабочены ростом “лишних людей” на планете? Ведь для развития экономики, наоборот, выгодно иметь больше населения.

Л. Л.: Больше всего олигархи боятся современных национальных государств. Они привыкли обращаться с людьми, как с безмозглой скотиной, которая покорно бредет, куда ее погонят. Но в XX веке эта “скотина”, во-первых, начала получать приличное образование, а во-вторых, порядком расплодилась благодаря достижениям современной медицины. В результате для власти олигархов возникла угроза. Ведь если давать людям образование, их нельзя превратить в рабов. Больше того, разобравшись в реальном устройстве правящей системы, люди захотят уничтожить власть олигархов. Поэтому правящая мировая олигархия, с одной стороны, не заинтересована в росте населения, поскольку чем больше образованных людей, тем труднее ими управлять, а с другой, изобретает различные средства оглупления людей. Вот почему повсюду так внедряется низкопробная массовая культура, вот почему сейчас во всем мире снижается планка образования и проводится политика ограничения рождаемости. В 1966 г. власти США пришли к выводу, что не следует оказывать экономическую помощь государствам, увеличивающим свое население. Почему? Да потому, что тогда выкачка природных богатств из этих стран будет проблематичной: местная молодежь может взбунтоваться против несправедливой дележки ресурсов. И в 1974 г. появился “Меморандум национальной безопасности”, ставший руководством к действию в этом направлении. Вся американская политика предоставления помощи другим странам оказалась привязанной к программам сокращения рождаемости, программам планирования семьи. Так это остается и на сегодняшний день.

Т. Ш.: Этой осенью все мы явились свидетелями напряженной борьбы между Гором и Бушем — кандидатами на пост президента США. Наконец Буш победил с крохотным перевесом голосов. Что означает его победа для Америки и для мира в целом?

Л. Л.: Выбор был из двух зол: у одного из кандидатов на пост президента просто нет мозгов. У другого мозги больные. Ни Гор, ни Буш не в состоянии трезво оценить реальность. Вы только подумайте: мы находимся уже на середине величайшего финансового кризиса за последнее столетие — а они даже не упоминали о нем в своей предвыборной кампании! Говорили о каких-то пустяках, а о главном — ни гу-гу. Разницы между Гором и Бушем почти нет.

Вы спросите: “Но почему к управлению такой сверхдержавой, как Америка, допустили глупых, больных людей? Как могло это произойти?” Главных причин две. Во-первых, публика с Уолл-стрита, pаботающая в финансовых учреждениях, вообще не отличается большим умом. Те, кому сейчас от 20 до 40 лет, конечно, сообразительны и ловко управляются с компьютером, но они не понимают сути происходящих процессов. Это люди развращенные, многие потребляют наркотики, денег у них достаточно много, в голове — сплошные развлечения, вечеринки, секс и т. п. Они не могут существовать вне сложившейся в последние десятилетия системы “финансового пузыря” — искусственной накачки доллара, не обеспеченного реальной продукцией, — и отказываются верить, что их действия приведут к краху экономики. Сорока-пятидесятилетние люди другие. В отличие от молодежи, они прекрасно образованны и понимают, что происходит. Пожалуй, это самая умная часть американцев. Но они не могут взять бразды правления в свои руки. Те же, кто находятся на самом верху — пятидесятипяти-шестидесятипятилетние тоже неглупы и понимают, что дело плохо, но не могут договориться между собой, не могут выработать единого плана действий.

Теперь посмотрим, на кого опираются финансовые круги, проводя свою политику. В основном это высший слой общества — около 10% населения, — значительную часть которого составляют люди от 30 до 55. Денег у них много, но они не зарабатывают их, а фактически живут взаймы, за счет ценных бумаг. При этом они убеждены, что их привилегии оправданны, что они имеют полное право жить за счет большинства населения. Другой политический слой — это религиозные фундаменталисты. В их среде процветают расизм, невежество и предрассудки. То есть опора финансовых кругов — невежественная, эгоистическая масса. Эта масса не желает знать правду и отторгает новые идеи. Она вообще относится к умным людям подозрительно, опасается умников.

В результате ни на одном из уровней — ни на низовом, ни на высшем — не возникло потребности в умном, думающем президенте. “Пусть лучше будет дурак, — рассуждали закулисные кукловоды. — Мы подскажем ему, что делать”. Но беда в том, что они и сами сейчас не знают, что делать. Три миллиарда долларов было потрачено на предвыборную кампанию, а ведь разницы между кандидатами не было почти никакой. И это подлинное несчастье для США. Ни Гор, ни Буш-младший, с таким трудом прорвавшийся в Белый дом, не в состоянии проводить разумную политику. Тем более в столь сложной ситуации, как та, что складывается в последнее время.

Т. Ш.: А в чем ее сложность?

Л. Л.: Мы вползаем в величайший финансовый кризис во всей мировой истории. Никаких попыток овладеть ситуацией сделано не было, поэтому достаточно скоро наступит финансовый коллапс и ситуация станет неуправляемой. Доллар США очень скоро может обесцениться процентов на 40, а может, и больше. Теперь смотрите, что из этого следует. В последние годы США получали финансовую подпитку из России, Японии и других стран Азии и Европы. В случае финансового коллапса этому придет конец. Кроме того, США имеют громадный внешний, ежегодно увеличивающийся долг. Это означает, что США живут за счет импортируемых продуктов, производящихся в других регионах мира, а своей собственной экономической базы у Америки нет. И если американцы вдруг перестанут получать экономическую поддержку из-за рубежа, страну ожидает экономический крах. Не будет не только денег, но и еды, товаров широкого потребления, развалятся все системы жизнеобеспечения... Потихоньку этот процесс уже начинается! То есть новая Англо-американская империя, создававшаяся по подобию древнеримской и на данный момент контролирующая весь мир, скоро рухнет. Мы подходим к поворотному моменту истории, и если не поторопиться с созданием новой финансовой системы, начнется хаос. Ведь для нормального функционирования современной экономики нужна политическая структура, которая контролировала бы предоставление кредитов и инвестиций. Без этого невозможно организовать современную торговлю. Мы живем не в эпоху натурального хозяйства. Нам торговля необходима для физического выживания, иначе все будет парализовано. И если отсутствует механизм, обеспечивающий эту жизненно необходимую торговлю, человечество погружается во мрак и хаос. У вас в России те же проблемы. Посмотрите, что у вас творится с демографией — ярчайшим показателем состояния общества. В России наблюдается демографический коллапс во всей слоях населения! Еще пять лет демографической катастрофы, и Россия распадется, там тоже наступит хаос. Но ведь и в Европе ситуация ничуть не лучше! Европа обанкротилась. Германия обанкротилась! Европейцы во многом существовали за счет Германии, которая экспортировала 40% производимого продукта в другие страны Западной Европы. Без экономического преуспевания Германии невозможно поддерживать нормальный уровень жизни в Европе, там все просто рухнет, а что происходит в Южной Америке или в Юго-Восточной Азии? Мы на пороге коллапса цивилизации, физического коллапса. Такого в истории еще не бывало, поскольку раньше в мировой экономике не было такой степени интеграции, хозяйство каждой страны было более автономным. Теперь же все так тесно переплетено...

Т. Ш.: И как же быть? Можно ли что-то сделать? И если можно, то что?

Л. Л.: В данный момент очень многое будет зависеть от России, поскольку она занимает ключевые географические позиции. Так уж исторически сложилось, что Россия стала как бы Европой в Азии, где сосредоточена большая часть населения мира. Прежде всего в Индии и Китае. Центральная и Северная Азия населены гораздо меньше и гораздо хуже развиты. Однако их ресурсы огромны, надо только дать этим регионам развиться. Современная экономика Западной Европы зависит от азиатских ресурсов. А поскольку Россия находится посередине, она является залогом экономического роста как Европы, так и Азии. Если вы устроите транспортные коридоры из Европы к Тихому океану, которые будут проходить через Центральную, Южную и Северную Азию, вы создадите объединительную структуру для всей Евразии.

А политический расклад? В нем вы тоже занимаете ключевое положение. Отношения Индии и Китая были и остаются крайне сложными. Вовлечь их в комбинацию можно только через Россию, у которой, с одной стороны, исстари сложились особые отношения с Китаем, а с другой — с Индией. Таким образом возникает треугольник “Россия-Индия-Китай”, — треугольник, который будет определять лицо новой Евразии. Возникновение такого транспортного коридора будет означать переход от морской торговли к сухопутной. Это настоящая революция. Посмотрите, что сейчас происходит. Когда большая часть торговли ведется по морю, все силы бросаются на развитие портов, а районы между портами развиваются слабо. Создание мощных транспортных коридоров в Евразии — это развитие огромных территорий, создание инфраструктуры не по берегам морей, а в глубинке. Экономически такое решение гораздо выгоднее, так как это привлечет огромные инвестиции. Масса населенных пунктов, масса предприятий будет существовать благодаря таким транспортным коридорам. Эти предприятия будут производить реальный продукт. Возникнет потребность в резком росте населения, поскольку регионам нужно будет развиваться. То есть, продвигаясь вперед, вы с каждой милей будете наращивать богатство — реальное богатство, а не стопки ничем не обеспеченных купюр. Кстати, при российском царе Александре III это понимали, и потому возникла идея строительства Транссибирской магистрали.

Т. Ш.: Ну хорошо. Создание транспортных коридоров, конечно, дело важное. Но оно требует массы времени и средств. А в случае экономического коллапса нужно принимать срочные меры, времени на раскачку уже не остается. Что должны будут предпринять правительства стран, не желающих погрузиться в хаос?

Л. Л.: В катастрофе, как ни парадоксально, есть и положительные моменты, ибо она окончательно дискредитирует порочные идеи, владевшие умами, и открывает дорогу здравым мыслям. И люди поддержат эти идеи, поскольку они будут способствовать их выживанию. Если монетаристская политика полностью обанкротится, то главы наций могут собраться и учредить новую финансовую систему. Что такое МВФ? Это же не банк. Это контрольный механизм, действующий в англо-американских интересах, проводящий политику англо-американской империи. Что произойдет, если МВФ обанкротится? К настоящему моменту все банковские системы — в Европе, Америке, Японии, России — уже обанкротились, их удержание на плаву — чистая фикция. Поэтому государства должны договориться и запустить механизм банкротства. А затем создать новую финансовую систему, которая действовала бы в наших общих интересах. В чем состоят наши интересы? — В поддержании торговли. Надо не останавливать производства, а предоставлять кредиты для увеличения рабочих мест и добиваться реального экономического роста. В свое время именно такую политику проводил американский президент Франклин Рузвельт. Если этого сделано не будет, то мы получим новый фашизм, нового Гитлера. Банковские же круги пока не хотят признавать реальность и изо всех сил поддерживают либеральную систему. Поэтому сейчас самая большая опасность исходит от либералов. Во всех странах! Либералы готовы защищать свои идеи любой ценой, они доведут мир до финансового краха.

Т. Ш.: Вы не только крупнейший экономист, но и известный политический деятель. Какие принципы, по Вашему мнению, следует положить в основу современной политики?

Л. Л.: Политика должна быть в своей основе христианской. Мы всегда обязаны помнить, что человек создан по образу и подобию Божьему. Значит, нельзя проводить аморальную политику, повреждающую этот образ, наносящую ущерб людям. Никакая экономика не стоит того, чтобы приносить ей в жертву людей. Если речь идет о крахе, банкротстве финансовой системы, государства должны простить друг другу долги. Главы правительств должны собраться и сказать: “Мы не можем совершать преступление, потому что убивать людей ради денег — это величайшее преступление. А мы должны людей защищать. Если вы защищаете людей, попавших в беду, и люди об этом знают, они будут оказывать вам всяческую поддержку. Но им нужно указать путь к спасению. Нужно объяснить смысл своих действий. Они должны вам поверить.

Т. Ш.: Оказывают ли какие-то страны сопротивление глобализаторским планам мирового правительства?

Л. Л.: Сейчас намечаются первые сдвиги в понимании ситуации. Главы некоторых государств начинают видеть, что мировая империя рушится, и пытаются спасти свои народы. Япония, Китай и ряд других стран Юго-Восточной Азии уже предпринимают меры для спасения своих финансовых систем. Это попытка сломать систему господства мировой олигархии ради спасения человечества.

Т. Ш.: Какой должна быть в новых условиях роль ООН?

Л. Л.: Нужно вернуться к принципу уважения суверенных государств. Государства должны сотрудничать в интересах всех, а не только избранных стран. ООН не должна превращаться в эксклюзивный клуб, не должно быть никакой наднациональной власти. Правительствам суверенных государств следует договариваться о совместных действиях, направленных на благо всего человечества, а не на благо олигархов или какой-то одной сверхдержавы. Пора покончить с неоколониальной системой. США не может больше претендовать на роль сверхдержавы, иначе дело кончится страшной войной и всеобщим хаосом.

Т. Ш.: Да, но как этого добиться?

Л. Л.: Необходимо понять, что действия сторонников мирового правительства — это не ошибки и просчеты, а нанесение умышленного вреда миллионам людей. Это сознательное зло. И когда многие это поймут, зло станет невозможным. Ведь оно существует лишь потому, что большинство людей до сих пор введено в заблуждение, принимает зло за добро. Надо сказать олигархам: “Все! Побаловались — и хватит! Когда-нибудь в другой раз продолжите снова, но не сейчас. Сейчас эксперименты закончились”. Тогда есть шанс, что дело кончится мирно. Не стоит загонять противника в угол. Великие полководцы никогда не стремились к физическому истреблению противника. Для них гораздо важнее было установить контроль над ситуацией. Тогда и убивать никого не нужно, ведь ни одно убийство даром не проходит. Рано или поздно за него придется расплачиваться.

Т. Ш.: Что, на Ваш взгляд, следует предпринять в сложившихся условиях президенту России?

Л. Л.: Самое важное — поставить перед собой задачу спасения нации. И определиться, в каком направлении для этого двигаться. Затем — внятно объяснить свои намерения политикам и народу, чтобы было на кого опереться. Сейчас России необходимо срочно объединить вокруг себя ряд государств — прежде всего азиатских — с тем, чтобы создать новую финансовую систему.

Т. Ш.: Вы говорите о поддержке народа. Но вряд ли народ поддержит правителя, если тот не разберется с олигархами.

Л. Л.: Если русские люди будут действительно против существования олигархов, никаких олигархов не будет. Кем был еще недавно Березовский? Он что, родился олигархом? Нет, он был заурядным математиком. А стал олигархом, потому что его таковым сделали определенные зарубежные силы. Если русский народ решит — а правительство с ним согласится, — что законы должны действовать в интересах России, то олигархи исчезнут.

Т. Ш.: Да, но как наша власть может пойти на уничтожение олигархов?

Л. Л.: Это зависит от того, что понимать под властью. В моем понимании власть — это государство и народ. Проблема России в том, что в последние годы правления Горбачева она превратилась в колонию, и ее политику теперь определяют иностранные державы. Очень многие ваши новоиспеченные либералы были самым тривиальным образом подкуплены американским правительством. В основном через такую структуру, как Международный республиканский институт. Это было своеобразное иностранное вторжение, формирование своей агентуры. Чтобы понять, как это получилось, надо задаться вопросом, кто они такие — новые русские либералы. Большая их часть — выходцы из элитарных семейств, из партноменклатуры. Их молодость приходится на 80-е годы. То есть это дети так называемых шестидесятников, которые были воспитаны в атмосфере безверия, цинизма. Их идеалами стали деньги, импортные машины, красивая заграничная жизнь. Поэтому подкупить таких людей не составило труда. В эпоху Горбачева они в одночасье приобрели огромное богатство. Но за счет чего? — За счет разрушения советской промышленности, советской страны. Вся их власть зиждется на поддержке из-за границы. Почему Березовский до сих пор жив? — Да просто потому, что если с ним что-нибудь случится, кое-кто в Нью-Йорке и Лондоне будет очень недоволен и примет меры. Так что власть ваших олигархов определяется вовсе не их деньгами.

Напоследок расскажу забавную историю. Я внимательно следил за Горбачевым, когда он был у власти. В какой-то момент у него завелись денежки. Устроил ему это Генри Киссинджер, который был тогда президентом Фонда Хьюго Хэмфри. Фонд находится в Миннесоте. И я в тот момент, о котором идет речь, тоже находился в Миннесоте — сидел в тюрьме, куда меня по обвинению в подготовке заговора упек мой “дружок” Джордж Буш-старший, он был тогда американским президентом. Ну, так вот. Сижу я, значит, в тюрьме, и вдруг в Фонд Хэмфри — а это всего в нескольких кварталах от тюрьмы — приезжает Борис Ельцин. А финансовую поддержку ему оказывает... все та же структура Генри Киссинджера, все тот же Фонд Хэмфри! На публике Горбачев и Ельцин вели себя как политические противники, а в действительности оба были поддержаны из Америки, причем из одного и того же финансового учреждения.

И олигархов заграничные кукловоды создали специально, поскольку решено было сформировать в России правящий компрадорский класс. Когда же Россия перестанет чувствовать себя колонией или полуколонией, когда российская власть перестанет оглядываться на англо-американскую империю, а начнет опираться на свой народ, олигархов и след простынет.

 
  • Обсудить в форуме.

    [В начало] [Содержание номера] [Свежий номер] [Архив]

     

    "Наш современник" N7, 2001
    Copyright ©"Наш современник" 2001

  • Мы ждем ваших писем с откликами.
    e-mail: mail@nash-sovremennik.ru
  •