НАШ СОВРЕМЕННИК
Очерк и публицистика
 

ЕГОР СТРОЕВ,

глава администрации Орловской области,

Председатель Совета Федерации

 

В НОВЫЙ ВЕК — С ТРЕВОГОЙ И НАДЕЖДОЙ

Закончился XX век — век великих достижений и век невосполнимых утрат. Особенно беспощадным столетие было для России и ее народа. Для нас, наших отцов и дедов это было время испытаний, высоких иллюзий и потерь, взлетов и падений. Немало нам еще предстоит. Однако уверен: у народа сохранилась вера в себя. Россия — самая богатая в мире страна, и не только в природных ресурсах заключено это богатство. Главное достояние — умный, талантливый, трудолюбивый народ.

Мы находимся на изломе истории, на том этапе, когда Россия себя ищет. Мы — на перевале. Кто-то находит, кто-то теряет. Где найти дорогу в будущее? Где оно, это начало, отвечающее нравственным устоям нашего народа? Россия и мир вступили в новое тысячелетие, и эта эра ставит новые задачи, бросает человечеству новые вызовы. Мы, в России, должны самым тщательным образом изучить как свой, отечественный опыт, так и мировой опыт, чтобы, опираясь на него, ответить на сложные судьбоносные вопросы времени. Люди не виноваты в том, что Россия сегодня испытывает экономические трудности, находится в дороге реформ и преобразований.

Мы должны думать не только о судьбе самой реформы. Мы, как цивилизованное общество, должны позаботиться в первую очередь о тех, кто нуждается в защите и поддержке в переходный период. Как увязать инициативу предприимчивого человека с интересами региона и города? Как возродить традиции милосердия и порядочности, меценатства в нашем деловом мире: то, что делает человека — человеком? Как в конкретных жизненных обстоятельствах создать атмосферу здоровой, созидательной конкуренции? Как увязать сам рынок и неизбежно надвигающиеся процессы глобализации? Решение этих и многих других вопросов уже в самом скором будущем определит облик новой России. И облик ее исконного края, ее земледельческого сердца — моей родной Орловщины.

Наш земляк Иван Бунин когда-то назвал эти просторы “плодородным подстепьем”. История Орловщины — это фактически история самой России, ее экономики, культуры, государственности. В годы становления нашего государства орловские жители все как один были служилыми людьми на неспокойном пограничье, которое противостояло татарским набегам, прикрывало Москву от лютого врага. Государство расширялось и укреплялось, а те земли, что окружали Орел, неустанным трудом крестьян были превращены в плодородную житницу, которая составила Орлу славу хлебного города. Не одно столетие шли отсюда речные струги и санные обозы с хлебом, пенькой, салом, со всеми прочими припасами...

Замечательная среднерусская природа, мудрые крестьянские традиции и исконная народная культура стали той благодатной почвой, на которой выросла целая плеяда известных не только в России, но и во всем мире талантов. Блистательными примерами творческой деятельности являются судьбы Тургенева, Лескова, Бунина, Андреева, Апухтина, Фета, философов Бахтина и Булгакова, историка Грановского, композитора Калинникова, художника Мясоедова... Со среднерусских равнин явились миру гении, создавшие могучую национальную культуру.

На этих просторах не раз решалась судьба Отечества, эта земля обильно полита кровью наших предков. Это исторический перекресток, куда устремлялись жадные взоры всех завоевателей. Но каждый раз русские люди защищали свой дом, свою землю, свое Отечество. Наш трудолюбивый, одухотворенный народ умел с честью отстаивать свободу и независимость своей Родины. Орловщина стала местом кровопролитных сражений во время битвы на Орловско-Курской дуге, в честь освобождения Орла 5 августа 1943 года в Москве был дан первый за годы Великой Отечественной войны салют. Великим подвигом стал труд орловцев в послевоенные годы, когда удалось залечить раны войны, восстановить разрушенные предприятия, города и села.

Наша область, несмотря на все извечные проблемы российской глубинки, всегда была, что называется, на слуху. “Орловское ускорение”, “орловская непрерывка”, сегодня — “Орловский проект для села”. Реформы не должны быть разрушительными. Многое меняя, мы стараемся сохранить производственный потенциал. А это дает возможность с уверенностью смотреть в будущее.

Нам в Орловской области удалось разрушить мнение о том, что деньги надо вкладывать только в Москву, Санкт-Петербург, другие крупные города, а также в разработку природных ресурсов. Своим трудом, богатством интеллектуального потенциала, порядочностью и человеческим отношением к тем, кто приходит к нам работать, мы сумели доказать всем: Орловщина — сегодня наиболее перспективная сфера вложения капиталов.

В Центральную Россию мало кто вкладывал средства. Отсюда всегда только брали. Этот благодатный край с бархатным климатом не пользовался попечительством. Мы можем много и долго говорить о важности самых разных проблем, но эти призывы останутся только словами, если и в новом веке не будут решены коренные вопросы социального развития российской деревни: дороги, строительство школ, больниц, газификация, благоустройство. Мы на Орловщине многое сделали в последние годы для газификации сельской местности — газ пришел в тысячи населенных пунктов, во все районы области. Теперь взялись за реализацию еще одной крупной программы. Разворачиваем на Орловщине масштабное строительство жилья на селе по программе “Славянские корни”.

Для меня эта проблема одна из самых главных. Сегодня вокруг Орла, так же как и вокруг других крупных городов, построены тысячи дворцов, в которых никто не живет. В то же время из сельской местности продолжают уезжать молодые люди в город, потому что им негде жить, завести семью, воспитать своих детей. Мы не имеем права оставить нашу русскую землю. Если с этой земли уйдет русское население, то ее обязательно займут другие люди. Говоря о программе “Славянские корни”, я думаю даже не о сегодняшнем, а о будущих поколениях русского народа, о наших внуках и правнуках, которым мы должны сегодня создать базу и условия для жизни на нашей благодатной земле. Вот почему мы выдаем кредиты на строительство жилья на вполне приемлемых условиях — с расчетом продукцией своих подворий, фермерских хозяйств. Если надо, мы можем пойти на то, что рассчитываться за этот дом крестьяне будут даже не через 10-15 лет, а через поколение. Главное — будет дом, будет сад, будут дети, а значит — мы сохраним нашу русскую землю нашему народу. Уже сданы в строй больше трех тысяч коттеджей. Мы даже в лучшие годы не могли добиться таких результатов. А это дало мощный импульс активизации работы всего строительного комплекса. В городах и районных центрах широко разворачивается возведение современного жилья по программе ипотечного кредитования.

На Орловщине мы первыми сумели доказать, что лозунг “Сельское хозяйство — “черная дыра” — это надуманный лозунг. Орловская область занимает ведущее место среди регионов России по объему валовой продукции на душу населения. Производство зерна превышает среднероссийские показатели в 3 — 3,2 раза, мяса — в 1,8 раза, молока — в 2 раза, картофеля — в 3 раза, производство яиц — в 1,4 раза. Широкие масштабы у нас приобрело реформирование сельскохозяйственных предприятий. В области появилось немало хозяйств нового типа, где во главу угла поставлены вопросы собственности, интенсивного земледелия, эффективного использования достижений научно-технического прогресса.

Сегодня страна стоит перед необходимостью принятия нескольких основополагающих законов, касающихся земли. Земля и человек — эти понятия неразделимы. Во все времена любая деятельность (равно как и любые знания) осуществляется в явном или скрытом взаимодействии человека с землей. Поэтому способ человеческой жизни есть постоянное разрешение противоречий этих двух сущностей: земли, которой нет без человека, и человека, который не может жить без земли.

В марте 1907 года на заседании второй Государственной думы земельный вопрос был назван центральным вопросом российской жизни: пока не будет разрешен этот вопрос, — говорили тогда, — до тех пор нельзя и думать о возрождении России к той новой жизни, к тому могучему росту, которые ей предстоят.

В публичной полемике и политических стычках, которые шли в России по земельному вопросу на протяжении десятилетий и даже веков, сложились и обрели своих сторонников две основные позиции. Этот раскол на две половины так и остался. И в начале XX века, и в начале XXI века политическое упрощенчество и политический популизм, по сути дела, закрывают вопрос о сущности равноправия граждан по отношению к земле, вопрос о том, что есть эффективная деятельность для крестьянина. Лично для меня историческая и философская глубина осознания проблем земельного вопроса связана со спором двух столпов русского общества начала XX века: Льва Толстого и Петра Столыпина. В письмах друг к другу эти два умных человека, считая себя противниками, убеждают один другого в одном: земле в России нужен одухотворенный деятель! Правда, истоки одухотворения они искали в несовместимых сферах: один — в “чистом” сознании, другой — в “грязной” экономике.

Крестьяне не получили землю в 1861 году, несмотря на огромные усилия, предпринимаемые целыми поколениями. Не получили они землю и во время столыпинской реформы (к примеру, в Центральной России объем переданных земель составил всего 6,7 процента, а ведь это главный земледельческий край!). Не получили крестьяне землю и после революции.

Каждая из этих реформ заканчивалась очередным закрепощением крестьян, закрепощением экономическим, политическим и в конце концов — революциями. Почему?

На деле в течение большей части последних 150 лет российское сельское хозяйство выступало в роли невольного донора, “внутренней колонии” для решения всех общегосударственных задач. Картина не изменилась принципиально и сегодня. По расчетам экономистов, при проведении нынешних реформ из сельского хозяйства продолжают выкачивать огромные суммы денег (называют разные цифры — десятки миллиардов рублей). Продолжаются, хотя и не выдерживают никакой критики, разговоры о неизбежной дотационности общественного сельского хозяйства. Кто и кого дотирует на самом деле — вопрос спорный для людей, далеких от реальных проблем сельского хозяйства. В истории России не было ни одного дня, чтобы сельское хозяйство дотировалось — оно всегда спасало Россию, оно всегда дотировало другие отрасли.

Сегодня мы должны честно ответить на вопросы: для кого мы делаем реформы — для себя или для будущих поколений россиян? Насколько наше правотворчество окажется исторически устойчивым, будет воспринято нашими детьми и внуками? Станет ли реформа основой традиции истинного государственного порядка, нормой жизни российских граждан на российской земле, нормой поведения и стимулом хозяйственного созидания для аграрных производителей?

Земельный вопрос, не будем лукавить, есть в первую очередь вопрос о собственности на землю. Но если кто-то думает, что его можно решить как самостоятельную, отдельную задачу, то он глубоко заблуждается. Земля в России — это не только пространство, не только важнейший фактор производства в аграрном секторе. Земля — это основа, фундамент собственности всех вместе и каждого в отдельности из россиян!

Еще в 1776 году, задолго до Карла Маркса (и наших либералов с их “священной” частной собственностью), Вольное экономическое общество сформулировало тему конкурса: что полезнее для общества — чтобы крестьянин имел в собственности землю или только движимое имущество? 220 лет назад этот вопрос ставился дальновидными людьми: до какой степени довести право на собственность?

Во всяком случае, начиная с римского права, абсолютной частной собственности нет. Есть понятие частной собственности, но в то же время есть и роль государства, роль общества. До какой же степени оцепенения можно довести общественное, политическое и правовое сознание нации, если центральным пунктом наших непримиримых споров является вопрос о купле-продаже земли, вопрос о преимуществах частной или общественной собственности!

В Орловской области мы давно занимаемся реформами. Когда перевели хозяйства на аренду, темпы роста составили 10—12 процентов ежегодно. Но люди сразу почувствовали — от аренды “ничейной” собственности надо двигаться к собственности реальной. Нужен собственник в хозяйстве, но собственник, который обязательно будет поддержан государством, до определенной степени будет управляем в вопросе использования земель.

В области создана сеть агрофирм, ключевой особенностью которой является финансовая прозрачность, инвестиционная привлекательность и высокие технологии. Приоритетной задачей интеграционных объединений мы называем создание максимально выгодных условий для производства и реализации продукции сельхозпроизводителями. В агрофирме “Маслово” (бывший убыточный совхоз неподалеку от Орла) разделили собственность, но не разрушили хозяйство в целом. Теперь здесь имущественные и земельные паи, размер дивидендов зависит от трудового участия каждого. Определили формы доплат за паи пенсионерам, способы принятия в акционеры прибывающих переселенцев. В итоге за год резко возросло производство: сбор зерновых, к примеру, увеличился втрое, расширилось и дойное стадо. И результат достигнут не за счет массированного роста затрат. Так, например, при троекратно возросшем объеме производства расход бензина в хозяйстве уменьшился на 60, а дизельного топлива — на 80 тонн в год. Главное же — открылись новые возможности для наиболее предприимчивых и добросовестных, в селе возникла безработица, заставившая ценить рабочее место. Важен и тот факт, что руководство агрофирмы умело занимается коммерческой деятельностью. Вырученные средства используются на строительство, развитие социальной сферы.

В конце концов, на своем опыте, основываясь на реальных результатах, мы убедились: лучше вертикально интегрированных агрофирм ничего нет. Здесь земля находится в собственности крестьян, есть своя переработка, животноводческие комплексы, мясокомбинаты, райпищекомбинаты, элеваторы, техника, своя МТС, налажена реализация продукции через целый комплекс своих магазинов, имеется необходимая инфраструктура.

Создание агрофирм позволило совершить настоящий прорыв в аграрном комплексе: в прошлом году Орловская область, единственная в России, имела темп роста в сельском хозяйстве 146 процентов. Равного ни в одном регионе страны нет. Все сельские районы области сработали рентабельно. Если в 1999 году аграрный комплекс получил прибыль 400 миллионов рублей, то в 2000-м она составила уже миллиард рублей.

Первая в области крупная структура в аграрном комплексе — “Орловская Нива” — была создана более 7 лет назад. Тогда эта структура взяла 400 тысяч гектаров пашни, в нее вошли самые слабые хозяйства, с брошенными фермами, вырезанным скотом и заросшей бурьяном землей. Сегодня это крупная многоотраслевая холдинговая компания, имеющая агрофирмы в каждом районе области. В нее входят более 50 сельскохозяйственных, перерабатывающих, ремонтно-технических, торговых предприятий. Оборот компании в 2000 году составил более 2,5 млрд рублей. “Орловская Нива” имеет свои крытые рынки, а магазины открываются уже даже за пределами Орловской области. Следующей крупной холдинговой компанией стал “Орловский агрокомбинат”, обрабатывающий 500 тысяч гектаров пашни. Третьей крупной структурой в области стала “Пшеница-2000”. Ее создание было началом технического и, образно говоря, морального прорыва. На кредит почти в 120 миллионов немецких марок была закуплена новейшая, передовая техника, земля возделывалась только на основе современных технологий. В результате для многих хозяйств стал нормой урожай зерновых в 40 центнеров с гектара, а на отдельных полях мы получаем и по 60, и по 70 центнеров.

Путь новым технологиям прокладывает кооперация, концентрация производства. Они создают основу для объединения разрозненных усилий предприятий, их физического, интеллектуального потенциала, ресурсов, привлечения инвестиций. В Орле налажен выпуск комбинированного агрегата для обработки почвы, ведется сборка тяжелых тракторов Т-150К, прорабатывается вопрос о совместном производстве зерноуборочных комбайнов в кооперации с немецкой стороной, машиностроительными предприятиями Черноземного региона.

Появилась нормальная, здоровая конкуренция между агрофирмами и холдинговыми компаниями, производство продукции резко пошло вверх. Так, “Орловская Нива” в прошлом году увеличила производство зерна в 3,8 раза, “Агрокомбинат” — в 3 раза, “Пшеница-2000” — в 5 раз.

Создание крупных структур в аграрном комплексе позволило нам совершить еще один прорыв — в торговой сфере. Сегодня по области построено уже более 20 крытых рынков со всеми удобствами, — как для торговцев, так и для покупателей. Это дало возможность освободить улицы от лоточной торговли и сопровождающей ее антисанитарии, дать покупателям гарантии того, что они приобретают качественные товары, защитить торговцев от поборов бандитов и целой армии бюрократов.

Реформа идет у того, кто ее ведет! Наша магистральная линия была и остается неизменной: землю в процессе преобразований нужно отдать тем, кто ее обрабатывает, кто сделал выбор — на ней жить и работать, облагораживать ее своим трудом. Для реализации этого выбора нужно создать целый комплекс условий: психологических, политических, юридических, социальных и так далее. В том числе необходимо решительно устранять всяческие этому препятствия. Ясно, что реализовать эту программу с помощью примитивных ведомственных или идеологических лекал, политических заклинаний невозможно. Ясно, что предстоит тяжелая дорога и нелегкая борьба с групповым, ведомственным, партийным эгоизмом, который уже десятки лет как проклятие висит над Россией.

Для нас прежней остается цель аграрной реформы в широком плане. Ведь она состоит не только в создании эффективного сельскохозяйственного производства, но и в превращении отечественной аграрной сферы в благоприятную среду для расширенного воспроизводства нации и культуры, в опору российской государственности.

Собственность, в том числе и частная, — такой же исторически сложившийся институт человеческого общения, как семья и государство. Поэтому считаю, что фетишизировать отношения собственности ни в теоретическом, ни в практическом плане не стоит.

Возьмем ситуацию в других государствах. Вот статья 14 Основного закона Федеративной Республики Германии: собственность с правом наследования гарантируется, пользование собственностью должно одновременно служить общему благу. А в законе от 28 июня 1961 года сказано: для передачи земельного участка в собственность другому лицу необходимо разрешение. Ходатайство о выдаче разрешения рассматривается органами, уполномоченными на то законом соответствующей федеральной земли. Это не так, как у нас: никакого отношения регион к земле не имеет. Параграф 9: в разрешении может быть отказано, если передача участка имеет следствием нерациональное распределение земли. Нерациональное распределение земли имеет место, когда передача земельного участка в собственность другому лицу противоречит мерам по улучшению аграрной структуры.

Такая же примерно ситуация в Швейцарии, Франции: для изъятия земельного участка у арендатора собственник должен взять обязательство лично, с помощью родственников заниматься на ней в течение девяти лет и проживать непосредственно на ферме или поблизости. Купленный земельный участок не может быть предметом купли-продажи в течение 12 лет и так далее. То есть нигде государство не устраняется от вопросов землепользования, везде оно вводит ограничения в интересах общества.

Так, может быть, довольно спорить и дадим возможность развиваться крупному товарному производству при наличии частной собственности? И скажем: крестьяне — хозяева производства. А если так, значит, в семье будет хороший заработок, страну обеспечат продуктами, армия получит хорошего солдата, а государство — сохранит валюту. Ведь это так просто. На наших глазах создается право, и, надеюсь, законодатели действительно проявят мудрость, сформулировав такой общественный договор по поводу земельной собственности, который учтет и современные настроения, и реальную перспективу развития нашего общества, нашей государственности.

Земельный вопрос — это лишь часть, хотя и колоссальная часть, вопроса о выборе экономической стратегии. Увлекшись вселенским переделом собственности, забыли самое главное — заботу о становлении рыночной инфраструктуры, защиту своего производства, защиту своего производителя. Вместо эволюционного, постепенного перехода к рынку был выбран революционный путь, который принес нашему народу немало страданий, привел к тому, что собственность была сосредоточена в руках узкой группы людей, остановилось огромное количество предприятий, до невиданных размеров выросла безработица, накопилось большое количество нерешенных социальных проблем. Особо хочу отметить, что для перехода к рынку была совершенно не подготовлена законодательная база. В стране был объявлен рынок, а законы остались из плановой системы хозяйствования. Этот нонсенс, который не уловила власть, привел к тому, что основным для простого человека стал лозунг “выживай, как хочешь”.

За последние годы разбогатела горстка людей, которая записала себя в элиту общества, а поголовное большинство, что называется, перебивается с хлеба на воду. Почему же не использованы интеллект нации, природные ресурсы страны? Куда и во имя чего расходовался порох в обществе? Мне кажется, что все силы, к сожалению, уходили не на возрождение державы, а на политическое противостояние, трескотню и поиск эпитетов, унижающих человеческое достоинство.

Если вдуматься, то очевидно, что рынок — всего-навсего механизм, который позволяет поставить на пользу обществу интеллектуальный потенциал каждого человека. Это — возможность простора для самостоятельности и реализации творческих способностей. Но, понимая это, мы должны также осознать и другое: если страна входит в рынок, то должна повышаться роль государства в обеспечении прав каждого гражданина и соблюдении закона.

Опыт истории и современная практика позитивного реформирования показывают: без государственного вмешательства нет и не может быть рыночной экономики, тем более на переходном этапе. Именно государство обязано предложить концепцию: какую именно отрасль двинуть вперед, а какую держать под контролем.

Не случайно в США в мае этого года был обнародован “Энергетический план Буша”. Кризис могучей отрасли заставил американского президента определить ее приоритеты и всерьез заняться государственным планированием. Этот шаг уже назвали “историческим поражением либерализма”, а парижская газета “Монд” сделала вывод: “Если необходим правительственный план, значит, рынок провалился”.

Какая модель построения применима в России? Кажется, сегодня уже все осознали, что у нашего Отечества собственный путь развития. Ну кто из других стран сможет потягаться с нами по запасам природных ресурсов? Россия, в которой проживает всего два процента населения планеты, имеет треть ее природных ресурсов. У нас неоценимый интеллектуальный потенциал народа.

Если бы мы раньше более четко смогли определить приоритеты в построении государства, в политике, в экономике, нашли бы согласованный вариант взаимодействия всех ветвей власти, убежден, народ поверил бы в государство и в реформы. У себя в Орловской области мы не стали шарахаться из стороны в сторону и ломать наработанные, эффективно действующие механизмы в производстве. Все промышленные предприятия, сумевшие вписаться в рынок, получили нашу поддержку и работают самостоятельно. Но те предприятия, которым не удалось устоять в новых условиях, мы объединили в Орловскую промышленную компанию. В нее вошли все брошенные, полуразвалившиеся заводы. Кроме этого была создана электронная компания, где объединились приборостроители. Над этой компанией взял шефство Орловский государственный технический университет, где сосредоточен богатейший интеллектуальный потенциал. Это сразу дало положительный эффект.

Темпы роста промышленного производства в физическом выражении в Орловской области составляют 126 процентов к уровню прошлого года, в денежном исчислении — 136 процентов. 126 процентов — это не рядовое явление, особенно если учесть, что в прошлом году темп роста промышленного производства составил 130 процентов. С 1997 года, после того, как мы стали создавать крупные объединения, в области постоянно наблюдается рост производства. В одиночку сегодня уже никто не прорвется вперед. Благодаря созданию крупных структур в промышленности мы уверенно вышли на российский рынок, сделали серьезные заявки на успешную работу за рубежом. В частности, нашим надежным партнером стал Ирак, куда область поставляет коммунальные машины. Эта продукция выдержала конкуренцию с западными аналогами не за счет низких цен, а благодаря высокому качеству. Добиться этого удалось, проведя модернизацию завода “Коммаш”, внедрив современные компьютерные технологии. Промышленная продукция наших предприятий продается в Бразилии, Аргентине, мы близки к заключению крупного соглашения с одним из регионов США, устанавливаются все более тесные контакты с бывшими социалистическими странами Европы, прочные связи сложились с Германией, очень тесная работа — с Италией, Францией, другими странами. Мы дали возможность нашим предприятиям вырваться на оперативный простор, проявить себя в жесткой конкуренции, и это оправдало себя.

Кому-то было выгодно самому богатому, самому перспективному среднерусскому региону приклеить ярлык “красного пояса” — вместо того, чтобы признать, что Центральная Россия была, есть и останется опорным краем для нашей державы. Здесь 48 миллионов гектаров русских черноземов, три четверти их мировых запасов. Если оглянуться на несколько столетий в прошлое, то вывод однозначен: во все предыдущие годы Россия прирастала своим богатством именно в центре, именно здесь, на черноземной земле, — основные перспективы развития нашего государства.

Еще в январе 1994 года в Орле прошло региональное совещание, в работе которого участвовали руководители правительства, федеральных ведомств, 17 областей России, ученые. Тогда мной была предложена программа возрождения Центральной России, концепция дальнейшего развития агропромышленного производства, направленная на разрешение проблемы обеспечения продовольствием населения страны. С тех пор много воды утекло, не раз менялись правительства, но ни одно из них так и не повернулось лицом к Центральной России, опорному краю державы.

В прошлом году у меня состоялся на эту тему разговор с президентом России В. В. Путиным. Он внимательно меня выслушал и позже уже сам приехал к нам, в Орловскую область. Мы показали президенту, каких результатов можно было бы добиться в областях Центральной России при поддержке со стороны государства.

Несмотря на все трудности, мы сохранили наш уникальный по образованности и навыкам кадровый потенциал, мы наладили сложную, рассчитанную на перспективу подготовку кадров высшей квалификации, их переобучение и переподготовку в вузах, техникумах, иных учебных заведениях. Например, в Орле ныне открыты три университета — классический, аграрный и технический, есть военная академия, региональная академия государственной службы. Число студентов в Орле стало таким же, как в традиционных университетских центрах страны.

Духовное возрождение — это приобщение к богатейшему наследию наших предков, к неповторимой культуре нации. Это важнейший вопрос нашей нравственности и морали, вопрос нашего будущего. Мы должны помнить и знать свою историю, не разрушать, а хранить и дальше развивать лучшие традиции своего народа.

Отрадно отметить, что на смену довольно примитивным представлениям о провинциальной культуре в коренной России приходит новое понимание культуры глубинной, нестоличной.

Состоявшийся в октябре 1994 года в Орле пленум Союза писателей России обсудил важнейшую тему: “Русская литература. Истоки. Традиции. Современность”. Орловский пленум помог разномыслящим людям, и не только литераторам, но и местной научной и педагогической интеллигенции, обрести свой становой хребет, свою собственную линию в этой жизни, определиться — что значит каждый из нас лично, куда мы идем. Каждый район области поднимает свою творческую интеллигенцию, обновляется экспозиция местных музеев, проходят фестивали самодеятельного творчества, выставки.

Это тем более важно потому, что сегодня Центр фактически устранился от заботы о культуре, переложив все на плечи регионов. Ложно понятая демократия в культурной политике может оставить потомкам пещерное сознание и превратить нас в иванов, не помнящих родства. Расчет на благотворительность, как и следовало ожидать, себя не оправдывает. Сегодняшние предприниматели предпочтут выбросить тысячи долларов на концерт поп-звезды, а не профинансировать оркестр русских народных инструментов. Сфера культуры переживает тяжелые времена. Хроническая нехватка средств приводит к закрытию клубов, библиотек, перепрофилированию учреждений культуры. Все это не может не тревожить. Если российское государство не защитит национальную культуру, то кто тогда сделает это? Поддержать культуру — это значит поддержать здоровые силы общества, с честью выйти из всех испытаний смутного времени.

Традиционными стали проводимые в Орле всероссийские театральные фестивали “Русская классика”. Плодотворно работает в Орле писательское издательство “Вешние воды”: при поддержке областной администрации здесь получили путевку в жизнь несколько десятков книг современных литераторов. Учрежден (совместно с Союзом писателей России) ряд литературных премий, названных именами деятелей культуры, чья жизнь неразрывно связана с Орловщиной: Бунина, Карамзина, Фета. В усадьбе поэта Афанасия Фета в селе Новоселки бывшего Мценского уезда установлен памятный знак, а в Орле — памятник Фету. В день 125-летия со дня рождения И. А. Бунина в Орле открыт памятник писателю, выполненный скульптором В. М. Клыковым.

В администрации области мы приняли постановление о создании в городе Орле музея-диорамы, посвященной сражению под Орлом во время гражданской войны. Создание полотна диорамы поручено народному художнику СССР, академику Андрею Ильичу Курнакову.

Не оборвалась извечная нить духовности, привязанности к своим истокам, к вековым ценностям народа. Мы и сегодня переживаем непростое время, но надо было видеть 9 Мая лица и ветеранов, и детей, и молодежи — сколько оптимизма, гордости за свою Родину! Это именно та духовная основа, без которой невозможна никакая культура.

Уходят годы, а с ними и живые свидетели тех героических дней. Стираются в памяти людской отдельные воспоминания, но не историческое величие этого подвига, всю трагедию разыгравшегося на великой российской равнине сражения познают только последующие поколения. Вот почему нет задачи более благородной, чем донести до новых поколений правду о минувшей войне, о страшных потерях и разрушениях, об истерзанной огнем и металлом родной земле, о неизбывном горе матерей, вдов и сирот, о героических подвигах тех, кто отдал жизнь в беспощадной битве с врагом.

Только одна Орловщина потеряла каждого своего седьмого жителя, или около 700 тысяч человек в границах 1941 года. Молодежь должна помнить уроки войны, знать историю своего Отечества, четко определять свою гражданскую позицию — особенно сейчас, когда далекие и близкие соседи выдвигают одну за другой претензии, посягая на нашу землю, на нашу Победу. Слабых и духовно разобщенных людей, не уверенных в себе, в своих силах, жизнь всегда вытесняет. Для всех нас чувство патриотизма — это не дань моде отцов, а смысл жизни, сохранение независимости и свободы родного дома.

Общество с тревогой обратилось к проблемам экологии, нашло в себе силы для создания и поддержки заповедников, национальных парков. В наследство от старших поколений нам досталась замечательная природа. Радуют глаз не только леса и многочисленные перелески, не только реки, долины и широкие степные просторы, но и благодатная земля, спокойный и умеренный климат. Крупные проблемы, возникшие в последнее время в сфере экологии, в сфере жизнеобитания человека, настоятельно ставят перед нами и задачу сохранения свойственного великорусскому народному менталитету отечественного сельского пейзажа — окружающей среды, бережно созданной трудом многих поколений русских земледельцев. В Орловской области, на ее границах с Калужской и Брянской областями организован национальный парк “Орловское полесье”. Его площадь 78 тысяч гектаров, надеемся, что это будет среднерусский аналог заповедника “Аскания-Нова”. Хотелось бы сохранить здесь уголок первозданной природы — своеобразную частицу европейской тайги, где когда-то охотился Иван Сергеевич Тургенев.

Возвращаясь к теме духовного возрождения, необходимо снова подчеркнуть: Орловщина — край исконно земледельческий, крестьянский. И это тем более важно потому, что высшие достижения культуры исходили от людей, живущих на земле. Великие писатели были или помещиками, или крестьянами. Лучшие современные писатели — Шолохов, Белов, Распутин — тоже вышли из крестьян. Этот слой людей всегда составлял основу России. Для русского крестьянина XX век стал катастрофическим. Его выбивали, вытаптывали, выжигали. И если начнется возрождение России, то начнется этот процесс в первую очередь с крестьянства.

Родники российской культуры, истоки завтрашнего дня живы и сохраняются (несмотря ни на что) в крестьянстве. Одежда, пляски, сказания, музыка — все это как бы неосознанно накладывалось пластами в веках, и стереть кому-то одним махом, конечно, не удастся. Гениальные люди рождаются в этой среде не потому, что они крестьяне, а потому, что они жили среди крестьян и пили из светлых и чистых колодцев. Они питались тем духовным миром, который позволил им подняться над другими, сохранив светлую и благородную мысль патриотизма, народности, жертвенности в отношении к своему Отечеству.

Но утверждать, что Россия станет чисто крестьянской и только крестьяне поднимут ее, — было бы неверно. Мы не должны противопоставлять городскую и сельскую культуры. Думая о российской культуре, надо знать, что родники сохраняются в селе, а таланты часто уезжают из села в большой мир и там вершат свои дела. Как говорят: “Гениями рождаются в деревне, а становятся в городе”. Понимание этого объединяет город и село, промышленную и сельскую интеллигенцию. Культура наша многолика, многообразна и многонациональна, и рассматривать ее надо через эту призму.

Из ручейков рождаются реки, из отдельных мыслей складываются фундаментальные концепции, которые становятся определяющими в поступках и совместных действиях людей. Мораль и нравственность народа вырабатываются веками. А “окаянные дни” — всего лишь экзамен нам на прочность. Будем с оптимизмом смотреть в будущее. Мы все верим в то, что величественный корабль российской государственности мощно и уверенно войдет в XXI век, век процветания, добра и счастья всех россиян.

 
  • Обсудить в форуме.

    [В начало] [Содержание номера] [Свежий номер] [Архив]

     

    "Наш современник" N7, 2001
    Copyright ©"Наш современник" 2001

  • Мы ждем ваших писем с откликами.
    e-mail: mail@nash-sovremennik.ru
  •