НАШ СОВРЕМЕННИК
Слово читателя
 

ПРОЙТИ ДО КОНЦА

Взгляд из провинции, или десять лет спустя

Что остается человеку, когда большая часть жизненного пути пройдена, а будущее туманно и расплывчато?

Память. Иногда, да может быть и чаще всего, истерзанная память. А когда тебе орут всякие поганцы, что то, что было у тебя позади - это дерьмо, и то, что ты жил неправедно и что нужно жить по волчьим законам, а детей воспитывать, оттачивая у них удар ноги в морду противнику, хочется проснуться от всего этого кошмара.

Опять на Русь вернулись черные времена, и пьяная удаль верховных барчуков распинает Россию теперь уже не перед неметчиной, как в те далекие времена, а перед кучкой еврейско-американских торгашей.

Мы, ныне живущие, в этом повинны, мы, 40-50-летние мужики, позволившие этой кучке изгадить наши души, позволившие главному российскому алкашу назначить наследника престола и установить над нами не только систему надзора почище той еще "тайной канцелярии", но и безнаказанно убивать наших же сыновей в Чечне за право "ответа за базар" все перед той же березовско-гусинской кучкой, обложившей нас же податями не только на содержание бандитов, а и на содержание маразматической думской тусовки.

Жестока судьба российского мужика. Взгромоздились опять на его шею чиновники и "бизнесмены" из бывших торгашей и комсомольских работников, прошедших школу сколачивания капитала в студенческих общагах московских вузов, фарцуя шмотьем с наклейками. Вот истинное лицо ныне действующей рыночной вакханалии, проще называемой фарцовой экономикой.

Ну, а толстомордые лоснящиеся сынки бывших советских руководителей и писателей наперебой предлагают свои тела в качестве лакеев-переводчиков этой самой фарцовой экономики. Только вот гонорар за их труды очень уж попахивает зеленой блевотиной от дяди Сэма, чистого места от которой в России уже не найдешь.

Умней российский народ, умней. "Интеллигентные патриоты" в лице Михалкова направят тебя на путь истинный заботой о возрождении царствующих особ, потому как русскому мужику без царя - никуда.

Дурак он, русский мужик, и надо позвать царя-батюшку, а лучше царицу из-за Рейна, а потом написать роман и снять фильм о династии.

Именно сегодня идет становление в полный рост детей "известной подлостью прославленных отцов".

Михалков - это цветочки, в строй под знамена с "чернобыльскими бройлерами" уже встают государевы людишки типа отрока того же Жириновского.

Только пусть помнят эти внуки захудалых юристов, чем для их отцов кончается изгаление над тысячами простых людей. Пусть помнят, что их же лакеи никогда не прощают барину своего лакейства. Таков закон истории и закон зова оскорбленной чести. Вот только путь этот России предстоит пройти до конца. Еще впереди нас ждет распродажа Земли Русской. А потом настанет эра новых русских помещиков, дети которых промотают и пропьют доставшееся наследство, и кровавый бунт обнищавших и отчаявшихся людей. Слуги вельможные, менты да ФСБшные жандармы в очередной раз стройными рядами перейдут на сторону восставшего народа, наскоро проводив за бугор прежних хозяев.

Россия сжимается, как шагреневая кожа, - за четыре месяца 2000 года ушло в небытие более 300 тысяч душ.

Настолько сократилось население, а умерло гораздо больше, ибо прирост населения идет за счет армян, горских и прочих евреев, тучей расселяющихся в Москве и по южным рубежам России. Вот кто настоящий дока фарцовой экономики. Русские бабы ласково приняты этими торгашами за гроши на работу и расставлены за прилавками неисчислимого числа барахолок по всей России. Мужик, не имея работы, спивается. Его половина пьет прямо за прилавком для "сугрева" и от безысходности плебейского положения.

Гуляй, барская Москва, строй храмы, стеклянные дворцы и переходы, бери кредиты для своего пропитания и, прожрав, отдавай эти кредиты, сдирая последнюю шкуру с нищего электората прилегающей к Москве страны - не проснувшегося и не услышавшего, "Кому на Руси жить хорошо?".

А когда проснемся и услышим, не будет ни нефти, ни газа, ни лесов, ни Земли Русской. Останутся одни обертки от блендамедов, турецкие унитазы с золотой каемкой да пустые виртуальные глазницы наших внуков, посаженных на телекомпьютерную иглу.

Память стучит в сердце. Память о моем Учителе с узенькой орденской планкой на груди, память о моем отце, бросившем в 1937 году партбилет в рожу зарождающейся номенклатурно-барской фарцовой экономике.

И еще несколько слов - о той самой экономике. Не открою большого секрета, сказав, что корни нынешней фарцовой экономики лежат в кабинетах, в холодильниках и даже на книжных полках большинства функционеров партаппарата бывшей КПСС и других номенклатурных партийных и хозяйственных работников, правление которых ярко проявилось с середины 70-х годов.

Именно тогда широким фронтом, наряду с наличием особого вида привилегий (лечебных, съестных, книжных - помните распределение подписок, книг и журналов через доверенных спецлиц райкомов и горкомов) и услуг для избранных, создавалась паутина, очень часто под эгидой первых секретарей, "решающих" торгово-банных компашек.

В состав этих компашек входили представители органов власти (свой мент или прокурор не помешает), торговых людей (как же без них), руководителей предприятий (чаще всего сами руководители старались влезть любыми силами в эти компашки со своей, так сказать, бутылочкой коньяка и предложением своих услуг), ну и в большинстве случаев еще просто хороших друзей.

Еще раз повторим состав команды: член, мент, прокурор, директор, торгаш и просто друг. Чаще всего вот этот-то друг и являлся связующим звеном между цеховиками (теневиками) и любым из членов этой компашки.

Это годы, когда, по определению бывшего западногерманского советолога М. Восленского, "в правящем слое общества коммунисты по убеждению сменились коммунистами по названию" и которым он четко дал определение номенклатуры, как господствующего класса. Да, эти люди носили в кармане партбилет, но, как говорится, если эмир бухарский - осел, то сколько ни называй его мудрейшим и светлейшим, смысл от этого не поменяется.

Постепенно у групп этих людей по всей России и особенно в Москве накапливался капитал - так как решение тех или иных вопросов вознаграждалось где борзыми, а где и зелеными.

Но так как на спинах у этих людей было написано "коммунист", то общественное мнение не позволяло им широко легализовать свой капитал и заиметь, например, шикарный дом, крутую иномарку, да и с девочками покуролесить можно было только втихую.

Легализовать этот капитал можно было только кардинально поменяв правила игры, поменяв общественный строй, устранив от власти небольшую группу московских ортодоксов, тоже вроде бы звавшихся коммунистами, но зубами держащихся за свои семейно-лечебно-пайковые привилегии.

Где же это вы у Ленина видели большевика с привилегиями? Нонсенс.

Вот только первые лица этих компашек никак не могли предполагать, ввиду своей явной повсеместной тупости, что младшие члены этих компашек попросту "кинут" своих наставников и пойдут намного дальше своих учителей. Хотя менты и прокуроры остались и при своих постах, и при своих интересах. Какая разница, какие законы блюсти - социалистические или капиталистические, - лишь бы тебя уважали в компании и платили "бабки".

Только вот, когда власть прежнюю разбабахали из танков и понастроили себе шикарных хат, встал вопрос - светить ли остальные капиталы, и теневики решают: "Рано", правда, надо отсечь этих молодых да ранних - вот они пусть и пашут по закону: "Рубль заработал - 70 копеек отдай".

Это первая группа так называемого теневого капитала.

Есть и вторая часть теневиков - так называемые законные воры и воры в законе. И как ни странно - это большинство из нынешних властей предержащих, имеющих в кармане взамен партбилета второе израильское или другое чье-либо гражданство. Чует кошка, чье мясо съела. Часть из них нагребла зеленых от русских лохов с их приватизацией, другая часть - это идейные капиталисты, которые регулярно выезжают читать лекции за рубежом или издавать там же никогда не читаемые книги и получающие, чаще всего от дяди Сэма, гонорары за проделанную в России "работу". Обеспечение из России нужного сырья - это не только трудоемкая, но и высокооплачиваемая работа. Вот только, несмотря на трезво уплаченные по гонорарам налоги, зеленые "бабульки" не стали от этого менее теневыми. Ну а за воров в законе даже разговаривать не будем. У тех и у других брать интервью и строить вокруг этих хлопчиков научные изыски вредно для здоровья - можно ведь схлопотать и "левую резьбу" на слишком умные бошки. А именно здесь и зарыто процентов 90 тени. Слабо, наверное, нашим научным мужам типа господ Клямкина и Тимофеева, борзо рассуждающим о теневой экономике и замазывая в ней все население России (Знамя, № 8, 2000 г.). Тут надо работать тоньше, помня о том, что "чубаксы" строят ведь все тот же коммунизм, только для самих себя уже в открытую, и называя это строительством правового государства.

Ну и третья часть теневиков - это так называемые предприниматели. Украв у большинства из них или их отцов и матерей деньги со сберкнижек, лишив их нормальной работы, трудно вообразить, что эти предприниматели когда-либо станут платить больше минимума определенного ими же самими налогов на прокорм все возрастающей армады - семейно устраивающихся чиновников, ментов, их лакеев и охранников.

А получение теневых денег - пути известные, нужно просто пройти ими. Зарегистрироваться предпринимателем и - вперед, поставив перед собой задачу оставить как можно больше себе и не попасться. Конечно, хорошо бы при этом еще и подхлестывало, как было у меня: "Жрать нечего". "Торговля - дело воровское" - золотые слова Петра I.

И последнее: прости нас, народ русский, прости за холопскую готовность голосовать за спускаемых сверху "ханыг", за молчание, за глупость, за обуявшую нас корысть, за зависть к торгашам в импортной упаковке.

Илья Кортышко,
бывший предприниматель,
русский инженер,
не пенсионер, не коммунист,
не "привлекался",
Башкортостан,
г. Межгорье

Какбыроссия (Демороссия). Коллективный портрет

Негодяй - властитель дум
современности... Я негодяй! Я позор,
призванный упразднить убеждение,
честность, правду, самоотвержение... Нет
выхода вне негодяйства! Все будут
негодяями, все! будут! будут!

Н. Е. Салтыков-Щедрин

Массовое одурачивание взрастило в Демороссии обильные плоды. В быт вошло присловье "как бы", обозначение всего происходящего: "Мы как бы еще живем", "Я как бы знаю, что у нас случилось", с другой стороны, мерзавцы и подлецы в ней - не более чем "как бы мерзавцы и подлецы". Бабуси из 6-го подъезда в ней не могут жить без Санты-Марианны - гибель сотен тысяч окружающих их не трогает, но пожарная диверсия на телебашне довела до сердечных приступов из-за потери тележвачки.

Химерично-виртуальной Какбыроссией, Демороссией, десять лет из ЛТП управлял злобный манекен, и - ничего. В Какбыроссии за конституцию проголосовали, кроме одураченных, 11 миллионов уехавших, несуществующих людей и мертвых душ, но и тогда едва набралась квота, которая несколько короче, чем это прилично. Предательство в ней считается доблестью, доблесть - позором, гвардия сменила честь на колпак палача, а люди существуют по формуле: "Укради и будешь жить". "Совесть страны" в ней - автор теории ее разруба на 100 кусков, а "великий писатель" - стукач и фигляр, рядящийся под Льва Толстого. Она находится между феодализмом (бартер) и рабовладением (не платят за труд) и удивляет мир самоунижением, стоя с протянутой рукой, самоистязаниями, безнаказанностью преступлений и умилением жертв, сердобольно жалеющих пресытившихся громил, которые не знают, что делать с добычей. Продовольственные и жилищные проблемы в ней решаются уничтожением "лишнего" населения с темпом в шесть Хиросим в год.

"Сотой доли их, этих экспериментов, хватило бы любому народу, чтобы в течение суток снести такой режим с лица земли вместе со всеми силовыми структурами и сворой обслуживающих его интеллектуальных шавок" (Владимир Максимов).

На месте России выросло огромное поле чернобылья, где бушуют преступления и корысть. Ядовитые всходы ханжества и алчности, продажности и разврата искажают и перекашивают лица людей, отравляют их чувства, желания, мозг, убивают совесть, доброту, саму душу. Лица становятся масками, мертвенными личинами нищеты одних и неправедного богатства других. Лишь два желания царят над ним - золота и низменных наслаждений. "Вертеться надо, вертеться!" - подгоняет людей ТВ, называя это свободой, и они вертятся все быстрей в вихре танца наркоманов, все более себя уродуя, чтобы выглядеть такими, как им велят, и уже не замечая нарастающей мерзости окружающего. Они издеваются над памятью и славой предков и быстро забывают даже предательство друзей и смерть близких. Они насмерть дерутся за возможность заработать и легко теряют приобретенное. Они быстро входят в раж - прыщеватый юнец кричит старику: "Давай выйдем!", а тот, потеряв достоинство возраста, следует за ним - и так же быстро гаснут. Грязный поток несет их, любовь становится вожделением, ненависть - холуйством, а самой близкой родней - стодолларовая бумажка. Здесь никто не лишний и никто не нужен. Здесь можно быть своим одновременно среди преступников и среди тех, кто мнит себя честным, но, если ты вдруг исчез, о тебе никто не вспомнит. И этим краем бесчестья и разврата, отсутствия чувств и совести правит отвратительный трехголовый змей-сатана, собирающий грязную и кровавую мзду, - Грабеж - Спекуляция - Предательство. Его славят, ему поклоняются, ему безропотно подчиняются, его обожествляют.

Грязный, сырой и мрачный подвал этого людского муравейника забит тружениками - рабочими, крестьянами, инженерами, учеными. Они добывают хлеб в поте лица, изнуряют себя трудом, чтобы выжить, вгоняют в него свою семью, истощают себя и ее физически, умственно и нравственно. Им сулили огромные богатства, но не платят даже заработанного. То, что им повезло приобрести, у них отбирают иезуитской инфляцией, лживыми посулами, мошенническими махинациями и прямым грабежом. Они страдают и голодают, проклинают жизнь и выбиваются из сил, их отдых - тупое сидение перед телевизором с порнухой и чернухой и утомительный разгул, грязь, абстиненция, пьяные драки, избитые физиономии и болезни от плохой пищи и сивухи. Люди, рожденные быть прекрасными и счастливыми, чтобы радоваться жизни и приносить радость другим, стали рабами обстоятельств, которых не в силах преодолеть, а то и просто подневольными, и не только в Чечне. Им некуда идти за помощью и защитой, у них только одна дорога - карабкаясь вверх, падать все ниже. Они просят подаяние и роются в мусорных контейнерах, обращаются в нищих, проституток, мелких воров и "мясную подливку" к вареву, замешиваемому в зеркальных офисах крупными бандитами.

Чуть выше их - мелкие лавочники и чиновники, челноки и наемные торговцы, более или менее сносно зарабатывающие, когда тем, кто создает богатства другим, не платят месяцами. У этих ничего не создающих великих тружеников и мелких мошенников, старающихся не видеть своей подлости, водятся кое-какие деньжата. Среди них много отпетых мерзавцев, которым никак не удается взобраться выше, мелких взяточников и охранников полуприличных контор. Они деятельны, суетливы и сообразительны, что-то замышляют, где-то суетятся, что-то скупают и продают, загружают и разгружают, изо всего извлекают выгоду, всюду приворовывают и обсчитывают. Они всучивают людям одежду и обувь, сшитую в Индии для покойников, колбасу, в которой мясо - только на ярком заграничном ярлыке, они эксплуатируют прихоти детей, подсовывая им жвачку с кислотно-щелочным балансом, насыщенные убийственной ароматической химией газировку и леденцы, сигареты и алкогольную отраву. Они таскают по поездам, аэропортам и метро тяжеленные бэги и понуро сносят оскорбления. Возможно, они уже не травят себя низкокачественным спиртным, но сверх меры истязают тело и душу, иссыхают, пожираемые несбыточными страстями, и гибнут в бешеной гонке за наживой и от пуль конкурирующих шаек. У них дикие от постоянной спешки глаза, и даже купленная нечеловеческими усилиями нездоровая неделя в Анталии имеет цену здоровья и спокойствия будущих лет. В отличие от трудящихся, не доживающих даже до пенсии, они упорно цепляются за жизнь с помощью лекарств, тем все более недоступных, и превращаются в жалкие слабоумные существа с истасканными лицами, тусклыми взглядами и общим опущенным видом. Цель их безумной жизненной гонки - послать свое чадо за границу и протолкнуть в следующий уровень этого ада: всеобщей погони за наживой.

Круг третий этого ада, еще не нашедшего своего Данте, - "деловая" жизнь. Там суетливо мельтешат дельцы, юристы, крупные торговцы, биржевые спекулянты, "авторитеты" преступности и банкиры. Атмосфера тлетворного физического и нравственного разложения здесь самая насыщенная. Здесь все начеку - в любой момент ограбить соседа и пристрелить конкурента. Продажная "творческая" интеллигенция вроде Джаковой и Дуриковой, Мерзахарова, Мульянова, Кабздона, Бесолашвили готова здесь "озвучить" осанну любому отягощенному деньгами и властью убийце или подлецу. Здесь вмиг сожрут любого, но особенно его деньги, здесь из ничего создают "дела" и сажают в тюрьмы неудачников и честных людей, оправдывают грабителей и убийц. Весь этот шабаш вурдалаков пребывает в постоянном омерзении от порока других, и все они с головой готовы погрузиться в него сами. Здесь клянутся в верности и дружбе врагам и не верят друзьям.

Здесь твердят о высоких делах и чувствах и подрывают бомбами конкурентов даже на кладбищах в дни поминовения. Здесь капиталист устанавливает цену живым, нотариус - мертвым, а судьи - совести и закону. Здесь без конца говорят, но понятия заменены терминами, мысли - словами, чувства - фразами, души - пустотой рассуждений. В этой зловонной яме мужчины перестают быть сыновьями, отцами, мужьями и даже любовниками. Женщины здесь не скрывают, что они - лишь товар, любовь стала для них торговлей телом, а наряды, меха, украшения - способом подороже себя продать. Здесь много едят, играют в азартные игры, курят и не спят ночами, тучнеют, багровеют, поражаются инсультами и инфарктами.

Айдары, воровые, яблинские здесь терминами и пустословным краснобайством прикрывают неграмотность и глупость. "Видите, в каких условиях приходится работать!" - оправдывался перед заморским боссом завсегдатай этого шабаша Шварцмордер, обращая того в замешательство легкостью саморазоблачения своей агентской сути. Осознав свою глупость, они испытывают мучительный удар по самолюбию и бросаются критиковать всех и вся, сбиваясь и перебивая себя из-за внутреннего непрерывного спора с самими собой и своим прошлым. Они доказывают и доказывают, что они, де, самые талантливые и честные, самые лучшие, самые-самые, хотя с ними никто не спорит, поскольку все давно ясно. Тщеславие - их движитель, они изо всех сил лезут наверх - показать свою полную пустоту. Но, объявив высшей целью абсолютный индивидуализм, они не знают, что делать с награбленным.

В самом центре этого тепло-зловонного болота обитает "элита", стая наиболее тупых, хищных и безжалостных птеродактилей. Они люто всех ненавидят и, восхваляя гениальность других, мечтают уничтожить каждого. Оттуда время от времени вылетают растерзанные и загаженные куски трупов, а путь туда устлан преступлениями и пропитан кровью. Здесь у каждого за пазухой компромат друг на друга, и они пускают его в ход, чуть кто зазевался. В каждом таком кейсе - убийства, грабежи, вероломство, ложь, обман, а в самом любимом отделении - фотографии и ролики о самом мерзком разврате. Изощренное предательство - их всепоглощающая страсть, а заказное убийство - оружие.

3десь нет забот о нуждах людей и страны, умного слова, живой мысли - бесплодие и пустота во всем, пустота существования, пустая суета, пустые поиски удовольствий, смысла деятельности и самой жизни, скука, нищета души, сердца и мозга, усталость от бесконечных "празднеств". И... СТРАХ. Что раскусят, сбросят, пристрелят. На этих безжизненных масках всесильного бессилия нет и проблеска жизни, только отблески золота.

Надо всем этим десять лет царила жуткая фигура, раздувшаяся от беспредельных славословий и беспробудного пьянства, марионетка, мыслившая себя всемогущим божеством, но способная лишь изображать снайпера, охотящегося на таких же мерзких бандитов. По царящим здесь нравам, телевидение иной раз, не удержавшись, выставляло на всеобщее обозрение-отвращение искаженное злобой и страхом лицо, отражавшее, несмотря на ухищрения гримеров, мерзость и пороки этой зловонной клоаки, знаменем которой оно было. Напористость и агрессивность этого ничтожества на пути к вожделенной цели - неограниченной власти - создавали впечатление, что у него за душой есть что-то такое, о чем еще не время говорить. Но вот он всего этого достиг, и стало ясно, что он пустее прошлогоднего червивого ореха. ТВ показывало его подхалимаж и заискивание на концерте в Кремле перед лидерами "семерки", холуйские заглядывания им в лица, дескать, глядите, это все MОE, это все Я, это - МОИ холопы играют на виолончелях: "Ведь правда, я уже почти такой же, как вы?". И брезгливо-терпеливое презрение на лицах тех.

Создав Демороссию, США спаслись от кризиса и повысили свой уровень жизни. Они уже установили границы своих штатов на Дальнем Востоке и в Сибири и каждому придумали флаг.

Таков финал. И только от нас зависит, окончательно ли опустился занавес.

Воробьев Владимир Петрович,
г. Москва

РУССКОЕ ЛИ "РАДИО РОССИИ"?

Каждый раз, когда я слышу "Рaдиo России" (или "Маяк", "Европа плюс", "Би-би-си" и др.), я убеждаюсь в том, что принятая недавно правителями нашей страны "Доктрина информационной безопасности" - это тот очередной "документ" для патриотов, народно-патриотических организаций, который выдан с целью обмана, успокоения, примирения их с настоящей властью. Так называемый тактически-военный ход. Правящий режим бросил патриотам новую порцию "костей". А фактически СМИ как были ельцинистскими, западными, еврейскими, так таковыми и остались. Поэтому они и продолжают своей информацией разрушать, травить, добивать Россию, развращать, сеять хаос, панику, страх; дурить, превращать в зверей молодежь; гнать в эфир "пургу", то есть Ложь.

Каждый раз, когда я машинально включаю радио (трехпрограммник), то уже через минут пять отключаю с каким-то остервенением. При этом я заряжаюсь очередной порцией ненависти к еврейским правителям, то есть оккупантам России, хозяевам нынешних радиостанций. И каждый раз я убеждаюсь в том, что, например, "Радио России" и "Маяк" - являются тоже одним из эффективных орудий и у нынешних перестройщиков для разрушения, ограбления моей Родины, гибели моих соотечественников. Ельцин ушел, но ельцинизм остался.

С шести часов утра "Радио России" начинает орать нам о том, что оно "настоящее радио", что оно передает "настоящие новости", занимается "настоящей политикой", в "настоящее время". Смысл излюбленного дерьмократами слова "настоящее" - никогда ими не поясняется. Ведь и г...о тоже бывает чаще настоящим. Это радио не забывает нас оскорблять, когда призывает "работать по-настоящему", как будто мы не работаем добросовестно, профессионально (да еще бесплатно в большинстве), и с намеком (очередным), что мы быдло.

День и ночь это иноземное радио вдалбливает в головы русских, что Россия - это территория для всех. Если же руководители этого радио при этом имеют в виду, что студия "Радио России" для всех, то это ложь. Поскольку приглашают они на студию, в подавляющем большинстве, только своих, т. е. евреев, иноземцев, грабителей, разрушителей, блатных.

Если же хозяева "Радио России" имеют в виду, что именно территория России должна быть для всех и пополняться другими нациями (например, боевиками из Чечни, Израиля) - то это преступный призыв к захвату моей Родины.

Повторяя на дню десятки раз: "Россия - территория для всех", они заканчивают каждый раз этот призыв идиотской рекламой, очередной ложью о России, русских и сопровождают, "сдабривают" оскорбительными для русских анекдотами, пошлятиной, еврейскими шуточками и западной какофонией. Слушают ли весь этот бред русские депутаты Госдумы, лидеры оппозиционных патриотических организаций, русские ученые, офицеры, генералы, в том числе офицеры ФСБ и пограничники? Неужели оно, это радио, их не оскорбляет, не унижает? Где русская Честь, русский Патриотизм? Где русское мужество, удальство, почему они промолчали, палец о палец не ударили, когда правители-оккупанты прикрыли боевое "Народное радио"? Это единственное радио, по которому могли выступать русские, белорусы, татары, украинцы, мордва... Ведь каждый житель России уже знает, что все радиостанции у нас захапали евреи. Вот уж действительно: "Где найти "русского" генерала? В прихожей еврейского кагала. Он этикет блюдет, им чай-кофей подает".

Десять лет исполнилось "Радио России", а по-прежнему ведут передачи на этом радио такие одиозные типы, как И. Зорин, Т. Бехтерева. Мы-то помним, что они "мололи" после переворота в стране в 1991 г. Помним иx ликование, ложь, агрессивность к русским, когда ельцинисты расстреливали восставший народ в октябре 1993 г.

И сейчас И. Зорин, Т. Бехтерева "держат нос по ветру" и говорят уже несколько по-другому и о другом. Сейчас они не поливают открыто словесным поносом ни народ, особенно русских, ни государство, ни коммунистов. Зорин даже стал вести радиоперекличку "Москва-Минск" об объединении славянских государств.

Мы помним ненавистные слова в наш адрес Гайдара, Явлинского, Новодворской, Бурбулиса, Немцова, призывавших в октябре 1993 г. расстреливать беспощадно коммунистов, толпу, нас, "быдло", как собак. И разве можно забыть антинародные постоянные выступления на "Радио-1", "Радио "России" Е. Боннэр, В. Познера, Войновича, Ростроповича, Коха, М. Захарова, Борового, Хакамады, Лифшица, Чубайса, Шейниса, Авена, Бунича, Березовского, Ясина, холуев любой власти - Н. Михалкова и Ю. Черниченко. Разумеется, "Радио России" забивало эфир и другими подобными хапающими типами, такими как Черномырдин, Потанин, Смоленский, Ходорковский, Сатаров, Старков, Фридман и пр. и пр. Эти "специалисты" помогли Западу грабить Россию, они сами предавали и учили (учат до сих пор) продажности, разврату нашу молодежь. Именно они помогли западным "цивилизованным" странам ограбить каждого жителя России за десять лет на десятки миллионов рублей. Плюс и для себя эти "правители" грабили россиян... И, как заявил недавно бывший ельцинский министр Лифшиц в телепрограмме "Момент истины", - "На законном основании, по Указам Бориса Николаевича". Вот почему в нашей стране от перестройки пострадали все народы России, кроме евреев. Вот почему у нас рухнула, обанкротилась промышленность, погибли Армия, Наука, Культура, Образование. И вот почему нас захлестнули хаос, преступность, нищета, болезни, войны, катастрофы, страшная разруха.

Именно "Радио России" внушало нам, что США - это и есть идеал демократии, страна, которая якобы поможет нам, будет другом нам. Но варварские бомбежки США беззащитной, маленькой Югославии - это убедительное доказательство того, что США - фашистская страна, страна-хищник. США для большинства граждан России стали бандитским государством, страной, которая является рассадником глобального насилия, грабежа, наркомании, разврата, спекуляции, наживы, родиной СПИДа.

Каждый год ельцинизм уничтожает в России около миллиона жителей. Жуткая статистика! Ее признал уже и нынешний Президент. Ельцинские преступления масштабнее и пострашнее, чем сталинские. Разница еще и в том, что ныне в России погибают все народы, кроме евреев. Но сколько веревочке ни виться... Поэтому, пока не поздно, я бы предложил евреям бежать за "бугор". И повод есть: в форме протеста, в связи с принятием старого гимна СССР. Запад уж точно их примет с распростертыми объятиями. Так утверждает и молодой, циничный, нахальный всезнайка радиожурналист Д. Губин.

Я помню, как 16.03.99 г. в разговоре на радио с депутатом Госдумы В. И. Илюхиным он вел себя хамски, ерничал, перебивал Илюхина. А когда Виктор Иванович подтвердил ту истину, что к гибели России приложили руки и головы прежде всего сионисты, то Губин, злорадно ликуя, прокричал: "Так Вас Запад не пустит к себе за такие речи!".

Иногда радиожурналюги теряют бдительность и проговариваются. Так, Е. Грачев 20 сентября прошлого года с ликованием донес нам через радио "Маяк", что, мол, вот газета "Известия" утверждает, что россиян слишком много, якобы это часто повторял и Жванецкий, но вот через 25 лет в России вымрет 50% населения (и Гитлеру не снились такие успехи!). И, как бы успокаивая (по-иудски) нынешнюю молодежь, этот Грачев заявил: "Зато оставшиеся в живых будут жить в 4 раза лучше". Вот такие планы у оккупантов. Им-то вымирание не грозит! Им нужна наша территория, наши богатства.

6 декабря в Большом театре была устроена пышная тусовка в честь "Радио России". Кто праздновал? Да все те же - евреи, их холуи. Президент Путин прислал им поздравительную телеграмму, мол, "...вы даете достоверную информацию". Вот так...

После хвалы президентской и роскошного застолья еще с большим рвением "Радио России" выдает нам лживую информацию из еврейской "прессы по диагонали"; нас снова оглушают музыкой дикарей. И мы все реже и реже слышим по радио наши мелодичные, чистые песни (особенно старинные), величественную музыку наших гениальных композиторов; мы не слышим рассказы, сказки, пьесы наших великих писателей, наш русский юмор. По радио совершенно не исполняют уже наши прекрасные, щемящие душу и волнующие сердце вальсы, марши в исполнении чудных духовых оркестров. Но хозяева радиостанций не допускают в эфир и любимую многими музыку Индии, стран Южной Америки и - даже Германии.

Нынешние правители России позволяют на государственных радиостанциях "Радио России" и "Маяк" каждый день с утра транслировать передачи "Русской службы" Британской радиовещательной корпорации Би-би-си. Чьи интересы защищает Великобритания - каждому русскому патриоту ясно. Следовательно, и нынешнему правительству наплевать на российские интересы, поскольку на нашем информационном поле дозволено пастись троянскому коню Би-би-си и прочим мракобесным козлам и лошадям. И после такого президент не устает нас убеждать, что он за укрепление российского государства, мол, он выступает за информационную безопасность РФ?! Президент, похоже, взял на вооружение американскую методу двойного стандарта: говорить одно, а делать другое, т. е. ельцинизм продолжается. Но дела его, на мой взгляд, "много хуже государственной измены" - это слова нашего величайшего историка, государственного деятеля В. Н. Татищева, который завещал нам: "Маю (думаю) я, что государство или республика, где жидов зело много, быстро к упадку или гибели придут, понеже... семена разложения, злопагубного пренебрежения родными обычаями, добрыми нравами повсюду вносят. Особливо опасны, они - природные ростовщики... и всегдашние заговорщики для Великой России. А поскольку ни совести, ни чести, ни правды у жидов и в помине нет, то впускать их обратно в Россию - деяние, много хуже государственной измены" (Ю. М. Иванов. "Евреи в русской истории". М., "Витязь", 1998 г., с. 302-303).

"Рaдиo России", "Радио-1" все эти десять лет способствовали гибели России. "Радио России" - это соучастник преступления против России, русских. Все эти годы оно помогало государственным преступникам грабить нас, дурачить, травить, держать в страхе и даже убивать. Достаточно напомнить, как "Радио-1", а потом и "Радио России" день и ночь зазывали миллионы россиян в лапы "МММ", "Чары", "Русского дома "Селенга" и прочих преступных организаций. Разумеется, хозяева этих радиостанций получали огромные деньги, немало перепадало и радиожурналистам. "Деньги не пахнут", - вопили они. А миллионы граждан, поверив словам работников радио, несли свои порой последние деньги узаконенным преступным организациям, и вскоре россияне превратились в нищих, бомжей, а немало от потрясений уходили добровольно из этого жуткого, дикого мира. А сколько миллионов мальчишек и девчонок из-за этих радиостанций отравилось, растлилось западной массовой "культурой", а потом и наркотой заразилось. И пошли по стране жуткие убийства, разбои, СПИД - и понеслось... Но все описанное мною - это только малая часть верхушки айсберга. Никто пока не изучал, не анализировал всю ту информацию, которую "выплевывали", "выливали" на нас эти радиостанции. А если бы кто-то попытался, то он бы просто сошел с ума.

А. В. Славянин,
г. Ульяновск

ЧЕМ ЖИВ НАРОД
(взгляд из Белоруссии)

О том, что любое общество движется не только и даже не столько экономически, сколько духовно, будучи "заряженным" той или иной идеей, в последнее время говорится часто. Но вот какова та "несущая" идея, которая способна не просто "пробудить", но и духовно "обновить" наш народ и подвигнуть его на новое утверждение Родины? Какой "храм" мы должны строить? Увы, убедительного и однозначного ответа на этот вопрос пока нет. А может быть, и строить ничего не нужно? Может быть, мы просто не видим своего храма, ослепленные заморской бутафорией и одураченные лживыми обещаниями?

Между тем русский народ* буквально на глазах теряет свою духовно-нравственную "ауру", а вслед за ней неизбежно утратит и способность к национально-государственному волеизъявлению. И это не просто трагически-"красивые" слова, но и вполне вероятное развитие событий, в которое не хочется верить.

И тем не менее - все это именно т а к. А если так, то нечего и спорить о том, нужна ли вообще народу какая-то мифологема, не поддающаяся ни измерению и взвешиванию, ни какому-либо иному определению (с подобными спорами приходится сталкиваться на страницах современной прессы, особенно российской).

Сомнения в необходимости и "полезности" (!) национальной идеи есть выражение психологии "сытого рта", ярким носителем которой является благоденствующая ныне в России компрадорщина. Частью вольно, а частью невольно, из-за поразительной безнравственности и беспринципности, на протяжении последних десяти лет российская власть деидеологизировала свою страну и свой народ под аплодисменты западных "благодетелей", отлично понимающих, что как раз ирреальная идея во все века и была реальной движущей силой, способной повелевать массами.

Сам факт нахождения у власти компрадоров-разрушителей столь долгое время является главным доказательством духовного оскудения русской нации. Вот почему кое-кто склонен пессимистично заключать о принципиальном отсутствии одухотворенности у современных "россиян" и давать отрицательный ответ на вопрос о способности народа формулировать и выдвигать общенациональные идеи.

Впрочем, весь народ даже на этапе этнического подъема никогда не формулирует и не выдвигает такие идеи. Это делают "лучшие люди", те, кого И. А. Ильин называл "национально чувствующими, государственно мыслящими, волевыми, идейно-творческими". В данном случае народ - это воспринимающий "организм". Однако же мало просто сформулировать и "бросить" идею в массы, ибо это будет не идея, а лозунг. Настоящей, "сильно ведущей", верной, творческой идея бывает тогда, когда она "прорастает" сквозь историю народа, его мировоззрение, саму душу, веру, совесть и характер, внутренний уклад и этническую культуру. Можно сказать и так: идея не формулируется в кабинетной тиши, а улавливается при внимательном вслушивании в пульс истории и настроение народа, общества на каждом данном этапе его бытия.

Это только кажется, что можно хорошо существовать без мысли в голове, без того, что не имеет непосредственных зримых материальных показателей, то есть без идеи. Так может жить (существовать) лишь отдельный член общества, тот, кто не страдает от внутренней пустоты, незанятости ума и сердца. Это, как правило, асоциальные элементы различного рода. Большая же часть общества в любой период его истории - и на "взлете", и на "излете" - обязательно имеет определенное видение действительности, так сказать, "дышит" коллективно. Если это "дыхание" не прослушивается, общественный "организм" умирает, рассыпается на индивидуумы, перестающие в целом быть нацией.

Если идея - это ценностное коллективное представление, выражаемое в императиве мышления, которым, в свою очередь, предопределяется стереотип поведения, то можно с уверенностью делать вывод: господствующая надпартийная идея в нашем обществе тоже есть, причем идея как раз сегодняшнего дня! Это - нигилизм по отношению ко всему - прошлому и будущему, к власти и политическим партиям, ко всему сущему окрест и даже порой к самой жизни. Нигилистический императив мышления обусловливает массовую апатию, неверие ни во вчерашний социализм, ни в нынешний капитализм.

К сожалению, процент обывателей у нас, в восточнославянско-русском мире, приближается к критическому показателю. Мало того, на глазах растет, формируется целое сословие спившихся, морально деградировавших лиц. Структура общества очевидно меняется. Люди намеренно избегают сложного, ищут простого, причем все - и взрослые, и дети. Дети, например, не хотят читать. Чтение заменяется телевизором, сидение перед которым не требует размышления, работы мысли и ограничивается потреблением. Взрослые преимущественно не ставят перед собой перспективной серьезной цели, не формируют долговременной программы, предпочитая укороченные во времени удовольствия. В результате и праздники перестали быть праздниками, превратившись в совершенно неупорядоченную, бессмысленную череду пустых, а то и откровенно "пьяных" дней.

Загляните в школу, посмотрите в глаза подрастающему поколению. В редких глазах есть живой огонек. В большинстве же они - безразличные, потухшие. Подрастает целое поколение, лишенное высоких нравственных идеалов. Думается, для этого поколения, даже тех, кому сегодня 15-25 лет, уже вполне подходит это классическое определение - потерянное поколение.

Неприглядна картина и в деревне, всегда бывшей оплотом Руси. Толкового, непьющего, работящего мужика сегодня найти в деревне непросто. Глубочайшая апатия села граничит с атрофией, потерей дееспособности.

Все сказанное свидетельствует о вероятности угрожающе-беспомощного дрейфования огромной людской массы по воле "ветра времени".

Однако каким бы деформациям ни подверглось "тело" народа, каким бы сильным ни было помрачение его самосознания, народ еще жив. Есть еще костяк общества, пусть и малая в количественном отношении часть всего населения, но наделенная природной пассионарностью, жаждой деятельности и деятельного добра. Ф. М. Достоевский в 1876 году в своем "Дневнике..." отметил: "...Народ наш не материалист настолько, чтобы думать об одних только насущных выгодах и положительном интересе. Он будет рад духовно, если предстанет великая цель, и примет ее как хлеб духовный".

До тех пор, пока в затхлом болоте социальной реальности находит выход на поверхность живой родник национальной души, ситуация является обратимой, а стереотип мышления и поведения поддается корректировке. Для этого господствующая в обществе нигилистическая "установка" должна быть управляемо сведена на нет и заменена ценностной ориентацией.

Возрожденческое движение в Белоруссии началось под воздействием внешних факторов ("перестройка"). Внутренний, психогенетический фактор здесь ни при чем. Однако самое главное и... трагическое в том, что изначально движение утратило свою именно возрожденческую сущность.

Возрождение, то есть расцвет национального, - процесс глубинный, объективный и постепенный. В СССР изначально возрожденческая идея обосновывалась политически (но никак не нравственно!) - необходимостью избавления от Центра. Следовательно, эта идея спекулировалась национал-радикальными (сепаратистскими) силами, умело игравшими и на старых, извечных, и новых проблемах и трудностях, имевшихся в каждом регионе огромной державы.

Возрождение по самой своей сути не может исходить из конфронтации и разрушения, на что были нацелены создававшиеся "народные фронты". Белорусский Народный фронт - не исключение. Его нетерпимость к диалогу, конструктивному сотрудничеству вообще с кем бы то ни было, кто не разделяет национал-сепаратистских взглядов, была очевидна с самого начала.

Однако БНФ был и остается самым слабым из всех аналогичных "фронтов" в других регионах бывшего СССР, поскольку его идеи в значительной степени "впитывались" в песок. "Посеять" их на благодатную почву трудно: история не оставила на белорусской земле явных, очевидных предпосылок для конфликтов, например между белорусами и русскими, белорусами и украинцами и т. п. Легко "сыграть" на наболевшем, на дремлющей конфронтации у нас невозможно, как, скажем, на Северном Кавказе.

Националисты не получили массовой поддержки в Белоруссии именно потому, что собственно этнический компонент самосознания народа в восточно-славянско-русских пределах никогда не был особенно значимым, а тем более ведущим.

Общерусская культура, как и русский характер (культура - производное от характера народа), "всечеловечны" (Ф. М. Достоевский). Собственно русский этнос в течение многих веков был межэтнической культурной и духовной "скрепой" на государственном пространстве Руси - России - СССР. Именно поэтому даже этническое наименование русские понималось представителями иных стран (в частности, в Европе) не столько в узко этническом плане, сколько в смысле суперэтническом (русскими до последнего времени называли, например, туристов или спортсменов из СССР, не принимая во внимание их реальную, порой весьма пеструю этническую принадлежность). В восточнославянско-русских пределах искони сочетались, переплетались, взаимодействовали многообразные этносы и языки. Усилиями разных народов здесь создавалось государственное достояние... В границах суперэтноса, включавшего разнообразные народы, постоянно происходил энергетический обмен, что обусловливало устойчивость всей системы, понимавшуюся на бытовом уровне как "непобедимость русских".

Каждый народ, достигнув определенной степени развития, стремится к выходу на мировую арену. Истории известны панэллинизм, пангаллизм, пангерманизм. В конце ХХ века с уверенностью можно говорить и о панамериканизме. Развиваются также идеи пантюркизма, панисламизма. Поэтому ничего необычного, тем более одиозного, нет и в понятии панрусизм как вариации панславизма. Россия действительно была озабочена судьбой славянских народов, однако повторяем, что само явление панрусизма как разновидности панславизма не получило сколько-нибудь заметного имперского проявления в силу опять-таки незначимости собственно этнического показателя самосознания русских, собственно русского этноса и издревле родственных ему народов, белорусов в том числе. Наша всечеловечность, проявившаяся даже в отечественном понимании социализма как счастливой жизни для всех людей на Земле, резко контрастирует, например, с немецким национализмом, национал-социализмом, означавшим выдвижение "избранного" народа на фоне "низших рас" и принявшим форму пангерманизма. Между панславизмом, панрусизмом, с одной стороны, и пангерманизмом или панамериканизмом, с другой, говоря словами грибоедовского героя из "Горя от ума", "дистанция огромного размера".

...Как ни горько это констатировать, но титульный этнос земли Русской (русские), всегда представлявший собой преемственно живущее целое, связанное духом, миросозерцанием, общими представлениями о добре и зле, объединенное чувством общей судьбы и готовое бороться за свое место под солнцем, за свою страну, постепенно превращается в аморфную совокупность граждан под искусственным именем "россияне". Это есть не что иное, как материя без духа.

Для русского человека, восточного славянина, этническая самоидентификация неразрывно переплетена с православным мировоззрением. Религиозный показатель самосознания нашего народа, однако, никогда не актуализировался настолько, чтобы подвигнуть массы людей на фанатичное служение вере, на крестовый поход против неверных. Иногда в этом усматривают слабость православного христианства, которое якобы уходит от живой практики подлинно национальной религии к сугубо канонической схоластике.

Однако давайте не забывать, что народы разделяет и противопоставляет друг другу не вера, ибо вера в Бога, в высшие силы у всех людей - это признание наличия суперразума, суперсилы во Вселенной. Разные этносы, объединенные в самобытные культурно-исторические типы (цивилизации), дают разные "кодовые названия" этой общей над всеми "суперсиле", организуют вокруг этих "кодовых названий" сугубо земные структуры и подчиняют их своим этническим страстям и амбициям.

Например, панисламизм сегодня - это одно из проявлений идеологии национальной исключительности. Но сам ислам как вера здесь ни при чем. Ведь слово ислам в переводе означает "мир, религия мира и спокойствия". Даже слово джихад - это изначально "усилия на пути к Богу", "знания вероустава, заветов и запретов". Издавать неистовые крики "Смерть неверным!" и понимать джихад исключительно как священную войну, в частности против России, заставляют вполне земные силы, движимые идеей подавления, которая проистекает не только из врожденного ощущения этнической и суперэтнической исключительности, но и из земных потребностей (сферы влияния, экономические интересы, наркобизнес и проч.).

Восточнославянско-русскому этническому самосознанию, как уже говорилось, этноцентризм чужд. Здесь вполне уместны слова Ф. М. Достоевского: "Наше назначение быть другом народов... Все души народов совокупить в себе". Об этом же и слова митрополита Илариона, просветителя ХI века, сказанные им в "Слове о Законе и Благодати": "...Самоутверждение иудейское скупо от зависти, ибо не простиралось оно на другие народы, оно стало лишь для иудеев, а христиан спасение благо и щедро простирается на все края земные" (митрополит имел в виду, прежде всего, особенности русской православной души). Вот отсюда и проистекает кажущаяся сугубо каноническая схоластика православия. Идея толерантности, терпимости пронизывающая восточнославянско-русское религиозное и этническое сознание, аккумулируется в иной идее - идее соборности, государственности, мыслимой как Отечество для всех народов. В XIV и XVII веках Русь из смуты и упадка вывела как раз Православная Церковь, структуры которой (в частности, монастыри) в наименьшей степени подверглись всеобщему развалу и разложению, нравственному оскудению. В монастырях, где "космические влияния" не глушились внешней силой, пассионарность копилась и проявлялась в подвижниках-монахах, которые и стали направлять свой естественно-биологический потенциал на духовную стезю во имя блага Отечества.

Нет необходимости формулировать некую ведущую мифологему в кабинетной тиши. Достаточно обратиться к истокам. Русская идея пронизывает отечественную историю и "сплетает" воедино этнический, религиозный и государственный факторы народного самосознания в границах православного восточнославянского мира - Отечества, в основании которого лежит сознание духовной общности людей, проявляющейся в общем служении, в общем долге. Русская идея проистекает из национального характера, главнейшей чертой которого является преобладание "сердца над волей, созерцания над анализом, совести над практическим расчетом" (И. А. Ильин). Русской истории, русскому православному характеру, а соответственно, и русской идее чужд дух умственного и волевого формализма и прагматизма, дух мировой власти, характерный для западного (атлантического) суперэтноса. Нам свойственно видение мироздания как Космоса и ощущение себя его органической частицей.

* * *

Благополучие государства - основа и залог благополучия каждого его гражданина. Как нам представляется, эта формула могла бы стать своего рода промежуточной ведущей идеей на пути возвращения к Родине.

Истинно русский писатель Валентин Распутин в пророческой повести "Пожар" предупреждал о следующем: "Чтобы человеку чувствовать себя в жизни сносно, нужно быть дома... Дома, а не на постое, в себе, в своем собственном внутреннем хозяйстве, где все имеет определенное, издавна заведенное место и службу".

Без государства, без государственных интересов и геополитики все рушится. "Государственное дело начинается там, где живет общее, то есть такое, что всем важно и всех объединяет; что или сразу у всех будет, или чего сразу у всех не будет; и если - не будет, то все развалится и упразднится, все рассыплется, как песок" (И. А. Ильин).

Необходимо неустанно разъяснять людям, что есть средство, а что цель - человек или государство, тем более что идея государственности на Руси нередко воплощалась в элементарном подавлении личности, низведении прав и интересов отдельного человека до нуля. Бесспорно, не государство подбирает себе людей, граждан, а граждане, люди образуют государство. Но из этой аксиомы нужно уметь делать верную посылку. Нельзя ждать и требовать от государства чего-то. Государство только тогда служит человеку, когда сам человек воистину служит государству. В связи с этим следует немедленно сменить подсказанный хитроумными недругами лозунг "Государство - для человека!" Девизом сегодняшнего дня должен быть следующий: "Государство - для человека, а человек - для государства!"

В заключение скажу: Россия не спасется никакими видами западничества - ни старыми, ни новыми. Давайте не забывать, что Россия, Русь в целом - это "не случайное нагромождение территорий и не искусственно сложенный механизм областей, но живой, исторически выросший и культурно оправдавшийся организм" (И. А. Ильин), "код" которого, заданный свыше, нельзя изменить, не уничтожая сам "организм". Западнизация России, под какими бы патриотическими лозунгами она ни проводилась (а именно это можно наблюдать на сегодняшнем властном Олимпе в России), как раз и есть медленное уничтожение той цивилизации, которая никогда не кичилась своими культурно-историческими ценностями, а просто дарила их миру. Так осознаем же глубокий смысл этого непреложного факта и возрадуемся земле, на которой живем - Святой Православной Руси!

Александр Рогалев,
доктор филологических наук,
Беларусь, г. Гомель

"...Мы здесь стали - рабы!"
(К этнополитической ситуации в казачьих станицах Карачаево-Черкесии)

В июле 1998 г. в Урупском и Зеленчукском районах Карачаево-Черкесской республики работала очередная Кубанская фольклорно-этнографическая экспедиция, которая ежегодно организуется Центром народной культуры Кубани. Участники экспедиции обследовали часть бывших станиц Баталпашинского отдела Кубанской области: Преградную, Сторожевую, Кардоникскую и Зеленчукскую, отторгнутые в годы советской власти от территории компактного проживания кубанских казаков и включенные в рамки искусственных национальных образований. Помимо изучения прямых аспектов традиционной культуры (обряды, обычаи, фольклор и др.) в планы экспедиции входила программа по сбору материалов устной истории казачества. Один из разделов этой программы включает историю движения за возрождение казачества 1990-1998 гг., о котором мы получили возможность судить из первых уст от его непосредственных участников и свидетелей. Автором было опрошено около 50 информаторов в указанных станицах и близлежащих хуторах.

Все информаторы подчеркивали неправомерность национальных притязаний официальных властей на казачьи земли. Старики указывают, что возвращенные после депортации карачаевцы были размещены Н. С. Хрущевым в 1957 г. вблизи и непосредственно в казачьих селениях, хотя до 1943 г. проживали в высокогорных районах. "Хрущев разрешил вернуться, - говорил М. Д. Сухозубов, 1915 г. рождения. - Да и вернул и дал указание распределить вокруг русских станиц... Шобы жили смешанно... А оно получилось наоборот". Старожил хут. Новоисправенского П. И. Стрыгин свидетельствовал: "Вот когда их вернули, тогда Хрущев их расселил здесь. А то их здесь не было". Старожил ст. Кардоникской отмечал: "Все они там в горах жили. Их оттуда спускали на земли. Была это малая нация. Потом уже, после Казахстана, развелись. Туда выслали семьдесят тысяч, а приехало сто".

Высокая степень демографического роста карачаевского населения за последние 40 лет, карачаевский этноцентризм властей, ставший идеологией суверенного "субъекта Федерации", карачаизация должностных структур и процесса приватизации в республике справедливо рассматриваются казаками как продолжение политики расказачивания, начатой с момента установления советской власти в регионе. "Демократия-перестройка пошла. Пойди в ларьки - все карачаевские, а русские работают. За чё боролись - и вдруг эксплуатация. Колхоз растащили, технику... А теперь вот все поля стоят - бурьяном поросли. А что, от этой жевачки сытый будешь? Технику обратно, которая на ходу была, начальство позабрало за бесценок", - с горечью говорил Н. Н. Воронин, 1913 г. рождения. Бывший атаман Урупского района рассказывал: "Если посмотреть статистику, честно посмотреть, то все основные должности занимают карачаевцы. Дальше, с приватизированием всего, скуплены предприятия в основном карачаевцами, а русские сегодня самые бедные! Им с приватизации ничего не доступно. И потому безработица русского населения... А в республике не хотят восстановить те же самые заводы, фабрики, а ведь это спасительная была бы мера для нашего Предгорья". На вопрос, работают ли русские у карачаевских хозяев, информатор прямо заявил: "Да сплошь и рядом! Ну вот, смотрите. Разве русский человек сможет взять два-три гектара земли? Не сможет! Вот и вынуждены идти зарабатывать... Мы здесь стали - рабы!". Одна из самых пожилых жительниц ст. Преградной говорила: "Все разрушили карачаи, разобрали. Себе домой. Ты до ночи у них работаешь. У нас был трудодень, а у них трудоночь. А они все разволокли. Обидно, вот, кто работал, день и ночь работал... Да как работали! Думали, конца-края не будет этому колхозу. Хлоп - и кончился. И главное, что они были на ссылке, им, значит, пощирение. Им дали и земли... скот брали, раз им положено, а нас кулачили, мине - не положено".

Свою роль играет психологический прессинг, влияющий на формирование у части русского населения "чувства исторической вины" за Кавказскую войну, депортацию в 1943 г. и т. п. Он ведется полностью подконтрольными властям средствами массовой информации. Воинствующие националистические группировки ("Джамагат", военно-спортивный "Союз карачаевской молодежи", "Алан" и др.) осуществляют провокации и запугивают славянское население. Старожил ст. Зеленчукской говорил: "Конечно, обижают, здорово обижают. И скот воруют. Дерутся, наших молодых бьют, а в защиту - никто, никого... У них и оружие есть... А у нас? Шо - палкой?".

Один из казачьих руководителей рассказывал: "Было, готовилось. Дудаев ездил сюда. Джохар Дудаев - к карачаевцам со своими визитами. Два визита были. Оружие привозили. Где ж власть? Где ваша милиция, ОМОН, где вы, куда смотрели? Почему пропускали? Почему Дудаев сюда наезжал? Почему вы глаза на все это закрывали? Поприезжали, мы же знаем, с какой целью! Во-первых, приезд Дудаева, это - моральная поддержка их! Вот. Второе - отряды... Они заручились, что чечены поддержат здесь карачаевцев".

В этом же ключе высказывался атаман станицы Зеленчукской: "Ваххабиты посещают... Основное общество "Джамагат". У них был радикальный такой "Джамагат", чистый, они тоже раскололись на демократический "Джамагат" и радикальный, национального толка, с националистическим уклоном, который требует отделения и провозглашения самостоятельной республики. Щас снова собираются, они делают "Союз карачаевской молодежи". Для чего это делается? Хорошего ничего не будет. Есть еще общество "Алан", его сопредседатель, кажется, генерал армии Семенов. Мать у него русская, но отец карачаевец, сын своего народа... Религиозная часть населения, особенно ваххабиты, те на сто процентов за то, што русскому населению здесь делать нечего. Кавказ должен быть ихний. И - отделение Кавказа. Есть у меня документы здесь... Должны войти земли от Каспийского моря до Азовского, вот, Краснодарский край...".

Политика правительства КЧР находит, к сожалению, поддержку у значительной части рядового карачаевского населения, что нередко проявляется на бытовом уровне: "Вот когда начинаешь говорить о выезде русского населения, - свидетельствовал атаман станицы Зеленчукской, - то Хубиев отвечает: "Выезжают, потому что нету работы, туда-сюда..." Да нет! Я могу массу примеров привести, когда карачаевцы приходят и говорят: "Мы вас отсюда выгонять не будем, вы сами отсюда уедете. Чем быстрее выедете, тем лучше. А дома у вас покупать не будем, вы сами побросаете"... На базаре часто слышим такие угрозы: "Постойте, постойте, или летом, или осенью, или по весне, вас погоним, будете бежать аж за Дон". Есть тенденция повторить Чечню".

Старики не скрывали дружественных куначеских связей с карачаевцами до революции, и особенно в годы расказачивания, когда казаки, случалось, находили приют в аулах и защиту от репрессий и искусственно организованного голода. В то же время в исторической памяти верхнекубанцев живы факты натравливания горцев на казачьи станицы советскими властями, предательства в годы Великой Отечественной войны. Во всех обследованных станицах бытует легенда о белом коне с золотым седлом, подаренном карачаевскими старейшинами Гитлеру с просьбой разрешить вырезать русское население. Н. С. Хрущев, расселивший карачаевцев в станицах, оценивается крайне негативно. "Скольких они побили солдат, - вспоминала М. А. Чайковская. - Находили ж после и кости мерзлые, и котелки... Карачаи били их. Еще они говорять: "Мы не виноваты". И. Н. Ефименко, 1920 г. рождения, из станицы Кардоникской свидетельствовал: "У них очень много было банд, хоть они сейчас оправдываются. Они сейчас доказывают, что карачаевцев выслали ни за что. Коня Гитлеру подарили. Они тропы все знали, как пальцы на руках". И. А. Воронин, 1913 г. рождения (ст. Кардоникская), вспоминал о периоде оккупации: "Они ж (карачаевцы. - О. М.), видишь, начали шкодить. Служить немцам. Убивали. Грабить начали. Русских. Скотину отымать. Вот у нас были знакомые карачаевцы. Как немцы пришли, так вражина стал. Не признают знакомства". Атаман Н. А. Ляшенко: "Я брал материал у Бугая (известный ученый, д. ист. н. Н. Ф. Бугай. - О. М.), он мне давал материалы, сколько банд было, сколько оружия у них было, что выселяли детей, а в Теберде они отравили детский дом. А теперь говорят, что все это дело - клевета. А за шо ж тогда выселяли? Да, есть, в каждом народе есть свои бандиты, есть предатели, но если на десять тысяч один предатель, это одно, а если на тысячу сто предателей - это совсем другое. Война шла... В спину стреляли, расстреливали русских солдат... Это не где-нибудь, мы ж знаем: тут - коренные. Мы не по книгам, нам не надо материалов, у нас живой материал: свидетели, очевидцы. Немцев хлебом-солью встречали. А теперь, видите, клевета на них! Чё ж черкесов не высылали?".

Более тепло отзывались информаторы о соседях, также противостоящих политике официального Черкесска: черкесах, абазинах и ногайцах. Тем более очевидна пагубность этноцентризма, влияющего на формирование негативного архетипа целого народа в глазах представителей других этносов региона.

* * *

Возродившаяся в 1990 г. как форма самоуправления и защиты русских организация верхнекубанских казаков оказалась без поддержки российского правительства и официального руководства Всекубанского казачьего войска. Движение, начатое казаками против отделения от Ставропольского края, затем - за присоединение Урупского и Зеленчукского районов к Краснодарскому краю, несмотря на единодушие практически всего населения казачьих станиц, окончилось неудачей в результате полного попустительства ельцинского правительства властям Карачаево-Черкесии. "Мы собирали подписи и перевозили в Москву. Я возил, Лукьянову возил, - вспоминал Н. А. Ляшенко, - в Верховный Совет. И Горбачеву. И в край. Семнадцать тысяч подписей было собрано, что мы против отделения от Ставропольского края... Потом проводили съезды. Ну и в итоге все равно нас разделили, да и все! Все, все сверху решается... Начиная с Москвы, проводится антирусская политика... Права русских никто в Москве не отстаивает...".

О движении за присоединение к Краснодарскому краю П. Д. Кравченко, атаман ст. Зеленчукской, вспоминал: "Мы получаемся на карте как раз в мешке. Со Ставропольским краем у нас границы нет. С Краснодарским краем есть. Прямая граница около Исправной, Передовой, там - Отрадная... Ну вот, мы пошумовали здесь, поприкидывали и стали просить, чтобы нас присоединили к Краснодарскому краю. Мы выслали делегацию казаков. В поддержку сессия проходила... Долго проводилась работа, мы всех будоражили, и не только в Москве... А сессия, под чьим давлением или по чьему указу - она не дала согласия". Н. А. Ляшенко вспоминал: "Мы заручились поддержкой Мостовского района, Лабинского, Курганинского и Отрадненского. Мы ж граничили с ними. Эта договоренность была достигнута, найдена поддержка... Но когда руководство Карачаево-Черкесии узнало, тут подняли истерику, обратились к Ельцину, ну и Ельцин зарубил: "Вы чё тут, войну?"... Ну, у нас, как всегда, руководство, как чуть што, так пугает: "Войну тут хотят развязать!" И вот под этим предлогом нас бортанули, отказали. И вот таким образом по сей день мы находимся в Карачаево-Черкесии, хотя, как говорят, спим и снится нам Ставропольский или Краснодарский край. Казакам и всем русским людям". Были недовольны казаки и позицией, занятой руководством Всекубанского казачьего войска. "Громов нам сказал: "Ищите свою нишу", - вспоминал В. Я. Коршиков. - Как это так? Правительство нас предало, атаман говорит: "Ищите свою нишу"?

Отчаявшиеся казаки попытались провозгласить Зеленчукско-Урупскую казачью республику, но и эта акция была признана незаконной в федеральных верхах, хотя право на суверенитет допускалось для образования карачаевской и черкесской национально-административных структур, которые бы поделили между собой казачьи районы. "Объявили Зеленчукско-Урупскую казачью республику. Создали свое правительство, свой Верховный Совет, - вспоминал Ляшенко. - Мы провели выборы, бюллетени у меня все сохранились. "Согласны ли вы на создание Зеленчукско-Урупской казачьей республики?". Были бюллетени: "да", "нет"... Семьдесят процентов проголосовало... И девяносто с лишним процентов высказалось из числа голосовавших за образование Зеленчукско-Урупской казачьей республики. С непосредственным вхождением в РСФСР. Я лично возил эти документы в Верховный Совет, встречался с Хасбулатовым, с Ельциным (тогда он еще не был президентом, он был Председателем Верховного Совета РСФСР, а Хасбулатов - первым заместителем). Был и в Совете по национальностям. С кем мы только не встречались. И всё, всё спустили на тормозах".

Героем многих рассказов в казачьих станицах выступает Алексей Павлович Стрыгин, пропавший без вести 23 сентября 1997 года. Популярный колхозный вожак, который стоял у истоков казачьего движения и объединения "Русь", он пользовался всеобщей любовью и был надеждой славянского населения республики.

Рассказы о том, как Стрыгин не давал разбазаривать технику и колхозное добро в условиях наступившей бесхозяйственности и грабительской приватизации, как не позволял обижать русское население и не допускал незаконного поселения в казачьих станицах карачаевских семей, популярны во всех обследованных станицах. "Люди его уважали, - вспоминал его отец. - Не только у нас здесь, а везде и всюду, куда он ездил. Со всеми организациями везде и всюду у него была связь. Хороший организатор, у него было самое крупное хозяйство в нашей республике. А вот после его исчезновения наше хозяйство начало катиться".

Филипп Сергеевич Толопа, старейший зеленчукский казак, активно участвующий в возрождении казачества, отмечал: "Все сохранил. У него все асфальтом стоит. Я на строительстве церкви работал и всегда заходил, разговаривал: церква строится, надо материал, людей, технику. И вот он сам говорил: шо нужно, приходи, я всегда дам. Старался, все делал. Все делал для народа. Ну, убрали, видишь. Помешал". В отношении карачаевцев: "Он был вот так: русские села - чтоб тут ни одной семьи карачаевской не было. Есть Карачаевск, есть Хузрук, есть Красный Октябрь... Очень строгий был... Вы - карачаевцы, стройтесь там, где карачаевцы. В русских селах делать вам нечего".

Никто из опрошенных не сомневается в причастности к похищению Стрыгина мафиозных националистических структур. На вопрос, не известно ли, кто мог быть причастен к исчезновению Стрыгина, один из информаторов прямо ответил: "Да карачаи убрали, чё там неизвестно! Все известно! Это их рук дело". Отец Стрыгина говорил: "Они знали, шо народ за него. Шумел народ за него. Будут выборы - голосовать только за него". Об обстоятельствах исчезновения Алексея Павловича отец сообщал так: "Подстерегли вот здесь в районе, за этим мостом, где Зеленчук, в восемь часов утра; он должен был ехать до военных договариваться насчет людей на уборку, ну там-то знали в конторе, шо он едет туда... Ну вот, он, сын, ехал с водителем. Вот здесь, где за трассой телятник, его видели: ехали они, а навстречу шла белая "Волга". "Волга" развернулась - и за ним следом. Дальше еще. И видели с Ильича (хутор. - О. М.), как он проезжал, а та же белая "Волга" за ним. Увидели, как через мост переехали, а дальше - никто ничего не знает... Ни машины, ни их, ничего. Как это было сделано? Говорят, не наша милиция дежурила на трассе... Карачаевцы говорят, что там в республике список даже такой есть. Алексей Павлович первым стоит в этом списке. На главу республики... Первоначально искали везде по горам, по ущельям, балкам, по всем полям - ничего. Факт тот, шо первые три дня не дали команды поиска. Вот это подозрительно... Сын мой (судья. - О. М.) специально этим делом занимался. Говорит: "Папка, ну куда мне: министр внутренних дел знает, Ельцин знает, прокурор верховный знает, все знают". Вот у меня бумажки, отписки. В курсе дела, занимаемся этим вопросом. А кто занимается? Сюда же пишут, а ответ дают, шо занимаемся. Кто будет заниматься? Никто!".

А. П. Стрыгин был действительно масштабной фигурой, славянским лидером, прекрасно знавшим ситуацию в республике, имевшим богатый организаторский и политический опыт. "Был казак, претендент (на пост главы КЧР. - О. М.), Стрыгин, - с горечью говорил атаман Ляшенко. - А теперь нету вот, ну нет! Конешно, это лидер был".

Появление новых героев, которые прочно входят в устную историческую традицию кубанских казаков, свидетельствует о живучести казачьего духа, самосознания, которые, видимо, только закаливаются в условиях антиказачьей политики официальных властей. Не случайно народный заступник, каким и на самом деле был Стрыгин, в некоторых рассказах обладает теми качествами, которые присущи Пугачеву, Бакланову, Платову и другим героям казачьего фольклора.

В сложившейся этнополитической ситуации верхнекубанские казаки считают, что надеяться им надо только на себя: ни "Федеральному" центру с его антинациональной доктриной, ни тем более официальному руководству Карачаево-Черкесской республики они не нужны. "Казачество должно защититься само, - считает В. Я. Коршиков. - И защитить всех остальных. Независимо от национальной принадлежности". Опыт противостояния воинствующему национализму показал, что только твердость, издревле присущее казачеству бесстрашие и верность своему роду, земле прадедов может сплотить людей вокруг казачьих организаций. Бесстрашие и самоотверженность в такой обстановке становятся одними из главных традиционных ценностей. "Настоящего казака, - говорила нам К. И. Власенко, - ни огонь не берет, никто; он ничего не боится, ни смерти, ничего. Эти вот карачаи, эти немцы, они как индюки, они - чего иде, уже спугались". Потомственным казакам есть что терять на земле своих отцов и дедов, поэтому они наиболее устойчивы и готовы стоять до конца, даже пожилые и одинокие люди. Мария Ивановна Чайковская из станицы Преградной, несмотря на свои 88 лет, ничего не боится и полна решимости не поддаваться угрозам: "Уезжають, много домов продаёться... Из-за карачаев. Грабять же. Ну я и не молчу. Вот одного палкой как охрестила... Крал он тут в палисаднику..." Атаман Ляшенко на вопрос о том, были ли в его адрес угрозы, сказал: "Это все бесполезно, я не воспринимаю... Мы не боимся никаких военных действий. Будут военные действия, значит, быстрее разберемся, все станет быстрее на свое место... Вот так. Нас пугать войной нечего, пусть они боятся. Потому, что у нас здесь население больше и рядом, дай Бог, и Ставрополье, и Кубань, и Дон. Есть поддержка. Так что мы не боимся...".

Покидают родные места в основном русские, пришедшие в край в годы советской власти и не пустившие здесь корней нескольких поколений. Атаман станицы Зеленчукской говорил: "Пассивность русского населения - это беда наша национальная. Пассивность. Вот бывает так, начинаю разговаривать с некоторыми женщинами, говорят: "Россия большая, отсюда выгонят, в Сибирь уедем". Казаки справедливо считают, что именно они должны координировать вокруг себя славянское население Кубани как наиболее сплоченная и организованная сила, способная предъявлять во имя общего спасения даже к соотечественникам жесткие условия.

Казаки уверены, что сегодня, когда появились первые указы о государственном реестре, у верхнекубанского казачества появился шанс восстановления многовековой практики охраны как рубежей России, так и собственных жен и детей. Создание в условиях Карачаево-Черкесии отрядов местной самообороны из казачьих структур для содействия войскам и милиции, развитие навыков верховой езды, боевых искусств, направление юношей в казачьи учебные заведения Краснодарского края и Ростовской области будут способствовать возрождению традиционного казачьего быта.

Необходимо помнить, что славянское население на Кавказе, казачество, всегда было гарантом мира, стабильности, носителем идей доброжития, силой, способной обеспечить безопасность, в том числе и переговорным путем с кавказскими старейшинами. Казаки нередко владели языком соседних народов, уважали их обычаи, ценили добрососедские отношения и личное куначество. Резкие оценки, приведенные в этом материале, - тревожный сигнал нарушения политиками системы традиционных взаимоотношений.

О. В. Матвеев,
г. Краснодар

Латвия и Россия - тысяча лет вместе

История взаимоотношений наших народов уходит своими корнями в далекую древность. Современное название России на латышском языке - Krivija - восходит к наименованию славянского племени кривичей. Уже в то далекое время наши народы по-соседски жили друг с другом. Во второй половине Х века латыши перенимают у славян гончарный круг. Археологические находки свидетельствуют о многообразии привозных предметов из Руси, а также многочисленные словесные заимствования говорят о несомненном воздействии древнерусской культуры на развитие населявших Латвию людей. Например: dien - день, vakars - вечер, ednica - столовая, sirds - сердце, bedas - беда, kapi - кладбище (от "капище") и т. д.

К XII-XIII векам под влиянием Русского государства в политическом развитии наиболее продвинулись племена латгалов и селов, перешедшие от племенной организации к созданию государственного образования более высокого типа - княжеств. Так, в XIII веке существовало Кокнесское княжество.

Начало христианизации Латвии и по археологическим материалам, и по письменным источникам датируется X-XI веками. Из русского языка заимствованы и многие церковные термины, например: baznica - божница, церковь, krusts - крест, svets - святой, svece - свеча, zvans - звон, колокол, greks - грех, gavenis - говенье, пост. Православие в Прибалтике было распространено еще до агрессии немецких феодалов, имеются свидетельства, что в XII-XIII веках крестоносцы грабили и разрушали православные церкви, что "латинская вера" навязывалась как язычникам, так и православным. Археологические данные свидетельствуют о том, что в XIII-XIV веках православных символов в Латвии уже не было, однако они не были заменены и символами католицизма. Осуждая кровавую драму крещения народов Прибалтики (не русскими. - Р. Б.), ее современник, английский философ Р. Бэкон, замечал, что насилие крестоносцев в большей мере препятствует обращению неверующих в христианство.

Согласно теории движения культурных слоев, разработанной Э. Блессе, видно, что латыши от немцев в X-XIII веках заимствовали предметы материальной культуры, между тем как первые христианско-этические понятия заимствованы латышами с Востока, от славянских племен.

Процесс образования государственности в Латвии прервала агрессия немецких феодалов в Прибалтике.

Показательно, что герой латышского эпоса, богатырь Лачплесис, сошелся в смертельной схватке не с кем-нибудь, а с черным рыцарем, и вообще, характерно, что отрицательные герои в латышском фольклоре - немец и черт. Какая смысловая параллель! А ведь душу народную не обманешь.

Латышский народ многие годы мирно жил под скипетром русского Царя. Тем не менее духовная оккупация немцами не прекратилась. Среднее и высшее образование могли получать только немцы; латыши не допускались на руководящие должности, им были закрыты пути в науку и искусство, а если же отдельным латышам и удавалось получить высшее образование, то они скоро растворялись в немецкой среде.

Засилье немцев было повсеместным, и латышам, возвышавшимся над средним уровнем и не желавшим вкалывать грузчиками или подсобными рабочими, гордившимся тем, что они латыши, в Латвии в то время было невозможно найти работу, и в поисках ее они уезжали в Россию. Это горькая стезя великих латышей - Аусеклиса, К. Барона, А. Пумпура, многих, многих других. В Вологде еще в начале ХХ века существовало Латышское общество, объединявшее латышей, оказавшихся вдали от родных мест.

Во второй половине XIX века появляется латышская интеллигенция, появляются люди, не желающие растворяться в немецкой среде, продавать национальное достоинство. Так началось движение, известное под именем "младолатышей", лозунгом которого было освобождение из-под национального и экономического владычества немцев.

Ввиду того, что слова "латыш" и "мужик" были синонимами, и весьма нелестного характера, первой задачей движения было доказать саму возможность латышской национальной культуры и литературы... Первый период национального движения в Латвии совпадает с необычайным экономическим прогрессом. Движение "младолатышей" приняло агрессивный характер против монополизировавшего в своих руках власть немецкого элемента, но было чуждо сепаратизму по отношению к России. Его руководители (воспитанники русских университетов) находились большей частью в теснейшей связи с русскими общественными деятелями.

Практически все основоположники латышской культуры получили высшее специальное образование в России. В Санкт-Петербургском университете учился Янис Райнис, зачинатели латышской классической музыки Язеп Витол и Андрей Юрьян - ученики Римского-Корсакова, Альфред Кальныньш, создатель латышской оперы, ученик Лядова. Скульптор Карлис Зале, один из авторов Братского кладбища в Риге и автор памятника Свободы, учился в Петербурге, как и скульпторы Густав Шкилтерс и Теодор Залькальн. Это только выдающиеся имена, а за ними сотни и тысячи имен менее известных.

В мастерских русских художников и скульпторов, в классах Петербургской консерватории, в лабораториях ученых латыши находили духовную и материальную поддержку. Национальное движение латышей, когда они стали осознавать себя народом, а не сборищем батраков и подсобников у остзейских немцев, неразрывно связано с Россией и поддерживалось ею.

Россия взлелеяла первые ростки латышской национальной культуры, дала им возможность прорасти, окрепнуть, чтобы затем она могла развиваться самостоятельно.

Чем же отблагодарила Латвия свою кормилицу?

Наступила пора революции и гражданской войны. Сейчас имеют широкое хождение списки евреев, занимавших руководящие посты в молодом советском государстве, второе место за ними занимают латыши.

Среди видных деятелей ЧК и армии мы видим латышей. Рейнгард Берзинь - командующий Западным фронтом, Иоаким Вацетис - главнокомандующий вооруженными силами России в 1918-1919 гг., Федор Калнинь - начальник 1-й Московской рабочей дивизии, Ян Петерс - в составе командования Южным фронтом. Мартын Лацис орудовал в ЧК. Латышским стрелкам была доверена охрана Смольного и кабинета Ленина, "освободителя" России от веками накопленных богатств. Они же охраняли поезд, на котором советское правительство переезжало из Петербурга в Москву. Трудно назвать губернский город, где бы в свое время не стоял полк или батальон прославленных своими карательными подвигами латышей. Москва, Петербург, Казань, Симбирск, Самара, Орел, Харьков, Ярославль, Калуга, Новгород, Рыбинск - надолго запомнили их, "красу и гордость революции". Латыши участвовали в штурме Перекопа и Кронштадта, первым был четырежды награжден орденом Красного Знамени Ян Фабрициус.

В последние годы нас призывают пролить слезу над угнанными в Сибирь после 1940 года латышами, а сколько русской крови пролили латышские стрелки? Об этой оккупации нынешние борцы за историческую справедливость предпочитают помалкивать.

Одним из итогов революции и гражданской войны было обретение Латвией государственности. Защитив режим большевиков, латыши вскоре, по закону исторического возмездия, сами пострадали от него.

В период 20-30-х годов состоялся великий исход немцев из Латвии, 90% их покинули страну, но и в те времена Латвия не была этнически чистой, однородной страной, в ней продолжали жить и русские, и немцы, и евреи, и украинцы.

Во время Великой Отечественной войны немцы вели себя в Латвии, как и повсюду, как во Франции, Югославии, России. Вспомним еврейское гетто в Риге, лагерь в Саласпилсе, сожженную деревню Аудрини, и она была не одна. В документальных фильмах часто показывают сцену расстрела мирного населения немцами. При советской власти стыдились говорить, что это снято под Лиепаей и вместе с немцами тут участвуют и латышские изверги.

Любой народ неоднороден. Одни латыши служили в СС, а другие в рядах Красной Армии освобождали Латвию от фашистов (стрелковый корпус генерала Детлава Бранткална).

Кстати, о стыдливости. При советской власти умалчивали одно, а нынче обходят стороной другое. Сейчас принято историю взаимоотношений Латвии и России начинать с 1940 года, когда "кровожадный" Советский Союз оккупировал маленькую, но гордую Латвию.

Но вот факты. Только что закончилась Великая Отечественная война. Вся европейская часть Советского Союза лежит в развалинах, а в Латвии в 1946 году открывается Академия наук, институты языка и литературы, истории, экономики, физики, микробиологии, мемориальный музей Райниса в Юрмале. Разве оккупанты открывают академии? Много ли Гитлер на Украине, в Белоруссии академий открыл?

За чей же счет восстановили разбитую в пух и прах Латвию? За чей счет построен современный Рижский порт, от которого мы не имеем сейчас ни копейки? За счет республиканского бюджета? Но в какой бюджет он входил составной частью? С 1940 по 1960 год производство в Латвии выросло в 10 раз. За счет России создали девять новых Латвий, а сами русские жили впроголодь. Все промышленные предприятия республики работали на привозном, российском сырье: ВЭФ, завод холодильников, вагонный завод и т. д. и т. д.

До войны прибалтийские государства и по именам-то иной раз ленились называть, обозвали их лимитрофами. Тогда они были, образно говоря, задворками Европы, а в Советском же Союзе из них сделали витрину огромного государства. На витрину же выкладывают, как известно, все самое лучшее.

И еще такой факт: с 1873-го по 1938 г. в Латвии прошло 9 праздников песни (за 65 лет), с 1948 по 1985-й - 10 праздников (37 лет).

О любой бывшей союзной республике можно сказать подобное, о какой-то больше, о какой-то меньше, но все эти десятилетия из России черпали людей, средства, сыпали щедрой рукой в Прибалтику, Среднюю Азию, Закавказье. Проложили первоклассные автомобильные и железные дороги, оборудовали по последнему слову техники терминалы портов, из кишлаков сделали современные города, в пустынях сотворили оазисы, истребили саранчу, излечили десятки тысяч туземного населения от трахомы, дали письменность и т. д. И какова благодарность - оккупанты...

По-видимому, такова судьба России как последнего оплота Православия. Вспомните Евангельскую притчу о десяти прокаженных. Лишь один из них вернулся поблагодарить Господа. А где остальные девять? - спросил Он. Не они ли - исцеленные Им, вскоре будут излиха вопиять: "Распни, распни Его!"? Так и Россия - защитить в беде соседа, накормить, обучить, поделиться с ним, отрывая от себя последний кусок, чтоб не голодал какой-нибудь "брат", а взамен получить: "Распни, распни Ее!".

Причины происшедшего и происходящего ясны. Идет война с Россией. В 1917-м раздробили Россию на куски, Сталин собрал ее (за что, в частности, и проклят). В 1991 году разломали Союз. К сожалению, того, кого враги наши в будущем проклянут, на горизонте не видно. Пока наших руководителей только хвалят или вообще ни во что не ставят.

В Латвии была киностудия "Рига-фильм", на которой был снят один из шедевров киноискусства фильм-опера "Иоланта". "Оккупантов" сейчас нет, но и студии нет. А если и есть, кто будет смотреть ее фильмы? В Латвии жил изумительный тенор Янис Заберс. Он умер молодым, и сейчас о нем знают только в Латвии. А ведь могли бы знать и помнить в России, как помнят и до сих пор любят Георга Отса, как помнят и любят Вию Артмане и т. д. Да, в конце концов, кто знал бы Раймонда Паулса с его порою пошловатыми шлягерами, если бы не 300-миллионная аудитория Советского Союза?!

Национальности необходимы, как красота и вообще сама возможность жизни в ее многообразии. Но народы должны жить в любви. Господь создал мир Своей любовью, Бог есть Любовь. У истинного Бога нет национальности. Национальность есть только у племенных божков. Поэтому национализм в чистой его форме, когда из национальности делают идола, - язычество.

Нет ничего вечного, неизменного. Исчезают одни государства, появляются новые. Когда-то не было государства Португалии, она была провинцией Испании, когда-то и США не было и т. п.

Хотите быть суверенным государством, становитесь им, но зачем людей топтать, которые кроме добра вам ничего не сделали - строителей, врачей, учителей? Зачем забывать, чернить, а то и перевирать историю? Мы столько веков жили в соседстве, в дружбе, и те, кто ссорит нас, вовсе не желают нам блага. Почему сейчас слышны голоса только ненавистников, тех, кто не хочет, чтобы народы жили в мире? Почему нам не прислушаться к великому Андрею Пумпуру, с огромной симпатией относившемуся к русскому народу? Более того, он полагал, что славяне, сербы, латыши - это родственные народы.

Нам жаль не только наших единокровных соотечественников, русских, оказавшихся вдруг за рубежом, нам жаль и латышей, ведь и у них положение, как в России: 5% нахрапистых деляг живут припеваючи, а остальные еле-еле концы с концами сводят. Недавний взрыв в Рижском универмаге наверняка отозвался болью в сердцах многих русских людей, ведь кто-то служил в Латвии в армии, кто-то работал, учился там, и латышей он все равно воспринимает как своих, близких людей. Так давайте же не забывать былой дружбы и близости и хранить их в своих сердцах.

Р. Балакшин, писатель,
г. Вологда

Добить лежачего?..

Представим, уважаемый читатель, что русский поэт Н. А. Некрасов начал писать поэму "Кому на Руси жить хорошо" в конце нашего века. Уверен: большинство его героев на этот вопрос ответили бы одинаково: "Первому Президенту России". А как же иначе? Наряду с министерствами он создал для руководства страной целое, лично ему подчиненное управление, насчитывающее тысячи чиновников. Они-то фактически распоряжались всеми и вся. А если кто-то чем-то не устраивал хозяина, он немедля освобождал неугодного. Бывало, в течение года менял не одного премьер-министра, не говоря уже о его замах, помощниках, советниках и т. п.

По меткому замечанию одного из радиожурналистов, Б. Н. Ельцин управлял страной "лежа на боку", так как часто болел. К тому же структуры власти дублировали друг друга. К чему это приводило, знают специалисты (да и мы - на своей шкуре). Недаром же в пособии для высшего управленческого персонала, изданном в США, говорится: "Если хочешь завалить дело - поручи его нескольким лицам".

Вдобавок ко всему решение важнейших государственных вопросов зачастую доверялось, мягко говоря, некомпетентным лицам. Так, бывший летчик генерал А. Руцкой ведал вопросами агропромышленного комплекса. Вот уж поистине "посадили слона на воеводство".

О том, какая участь постигла моего дальнего родственника Александра Калягина в Белозерском районе, поведаю вкратце. По примеру многих, он тоже решил испытать себя в новом деле, задавшись целью заняться откормом молодняка крупного рогатого скота, обзавестись молочной фермой. Не прислушался к голосу умудренной житейским опытом матери, Тамары Степановны. Он отговаривала сына: "Не берись, затея добром не кончится. Да и хлопот, переживаний не оберешься потом..."

В самом деле, так и вышло, ибо для создания и становления крестьянских хозяйств - в районе, да и в стране в целом - не было создано никаких предпосылок.

Поначалу Калягин был полон оптимизма. И не без оснований: вырос в семье известного в районе, одного из лучших комбайнеров в Белозерье Дмитрия Федоровича Калягина. Недаром два из трех его сыновей стали механизаторами. У Саши, можно сказать, поистине золотые руки: работает на тракторе, косилке, картофелекопалке, прочих механизмах. Он крепко надеялся и на помощь жены, Людмилы. Односельчане избрали ее в Артюшинский Совет, по-теперешнему - в местное самоуправление - за неуемную энергию, трудолюбие, деловую хватку.

Оба горячо взялись за новое дело. Обзавелись скотом, начали строить дом вблизи родной деревни, поставили гараж, обзавелись техникой, скотом. А так как собственных денег не было, взяли кредит в Госбанке. По неопытности не испугались высоких процентов (из расчета 220% в год).

Однако действительность вскоре опрокинула все надежды супругов. Они начали новое дело во время бурной инфляции, роста цен на горючее, комбикорма, минеральные удобрения, стройматериалы, различные услуги. Вскоре, встретившись также и с трудностями со сбытом своей продукции, за которую платили куда меньше, чем она оценивалась по сравнению с затратами на ее производство, оба поняли - благим намерениям не сбыться. И если продолжать начатое, попадешь в долговую яму, из которой не выбраться до конца жизни. Продали гараж, еще кое-что, чтобы рассчитаться с банком, избавиться от долгов. Без сожаления оба переменили род занятий. Людмила стала заведовать местным почтовым отделением. Одно время заведовала и сберкассой. За все это и еще многое другое платят, можно сказать, гроши. Но выбирать не приходилось - и в село пришла безработица. А Саша устроился механиком гаража в исправительной колонии, что расположена в 7 километрах от дома.

Полгода назад я поинтересовался судьбой остальных 24-х крестьянских хозяйств, возникших в Белозерском районе в пору всеобщей эйфории, веры в то (по уверениям газет, радио, ТВ), что только с опорой на них и с ликвидацией колхозов и совхозов в стране в изобилии появится все - зерно, молоко, мясо, овощи, фрукты. И что же мне сообщили местные власти? Осталось лишь одно. Да и то едва держится на плаву (как говорят, "благодаря толстой волосатой руке в Череповце, которая помогает продавать картофель для столовых металлургов"). Остальные не выдержали конкуренции с более дешевой западной продукцией. Там, известно, условия для земледелия и животноводства несравнимы с нашими. Да и государство поддерживает крестьян. И цены на технику, удобрения, услуги не скачут вверх, как у нас.

Развалилось большинство колхозов, совхозов благодаря тому, что "помогло" этому наше правительство. Заключив с ними договоры на поставку продукции, оно надолго задерживало оплату за нее. Некоторые руководители хозяйства в той трудной ситуации нашли, казалось им, выход: стали в счет зарплаты рассчитываться с работниками мясом, техникой. Это все равно, что в доме, где загорелась одна комната, для спасения от пламени хозяин поджигал вторую. И... оказывался на пепелище.

Ферма в нашей деревне Ермоловской оказалась никому не нужной. От всех построек остались жалкие столбики: металлоконструкции разделаны и увезены предприимчивыми хваткими мужичками; из мощных электромоторов вынуты медные обмотки якорей (цветной металл ныне дорого ценится на рынке).

Картину разрушения и развала дополняют и другие печальные факты. Уже несколько лет не обрабатываются, не засеваются старопахотные и сравнительно недавно освоенные земли, когда началось осуществление программы развития Нечерноземной зоны России. Больно видеть, как на глазах пропадает труд многих поколений, как зарастают ивняком и березняком бывшие пашни и покосы.

В конце июля мне довелось быть участником встречи выпускников Белозерской средней школы № 1 1940-60-х годов. На ней присутствовал глава администрации районного самоуправления А. А. Цымбалов. Отвечая на один из вопросов своей землячки, он нарисовал безрадостную картину: "Новый льнозавод, построенный несколько лет назад в Белозерске, стоит. По ряду причин сырье для него хозяйства прекратили поставлять. Пытаемся поправить положение. Закупили за границей семена (своих ныне в области нет), которых лишились в прошлые годы. Но дело пока не налаживается. Зарубежный посевной материал плохо показал себя в наших условиях: всходы не могут пробить почвенную корку, растения погибают..."

...2 октября, находясь на даче, я внимательно слушал передачу российского радио. Она посвящалась злободневному вопросу: "Как вы относитесь к свободной купле и продаже земли?" К сожалению, плодотворного обмена мнениями, на мой взгляд, не получилось. Всех "забивал" бывший журналист, а ныне руководитель Крестьянской партии России Ю. Черниченко. Ему почему-то доверили давать оценку почти каждому ответу. Он не раз срывался чуть не на крик. Вместо того, чтобы аргументировать свою точку зрения, найти дополнительные доводы, он применял недопустимый в практике дискуссий метод: отыскивал факты, дискредитирующие уважаемых людей. Так, В. Стародубцева он обвинил в том, что он спаивает людей, организовав производство и продажу спиртных напитков. Если следовать такой логике, то к разряду такого рода "развратителей" пришлось бы отнести и сотни директоров ликеро-водочных и пивных заводов. А сопротивление руководителей многих хозяйств, акционерных обществ разрешению продажи земель объяснял их боязнью потерять власть, остаться не у дел. Да! Недаром Ю. Черниченко называют в народе вождем асфальтовой партии. Он явно оторвался от земли, плюет в прошлое некогда могучей державы, да, собственно, и на саму ее землю.

Давно ли началась в России приватизация? А попросту говоря, ограбление основной массы населения страны, у которого уже отняли все сбережения, лишают работы, поставили на грань полной нищеты. Неужели главный "прихватизатор" А. Б. Чубайс, действовавший по подсказке более чем сотни американских советников, опять получит право начать новый этап разорения? В этом случае придется менять широко известную в народе поговорку "Лежачего не бьют" на "Добивай лежачего".

А что же произойдет, когда начнут продавать землю? Да то же самое, чему большинство населения уже было свидетелем. Опять приведу пример из жизни.

В цехе, где я трудился, прошел так называемый аукцион по продаже автомашины "Волга" и мощного самосвала. Техника была почти новая. По тем временам она оценивалась на рынках в несколько десятков миллионов рублей. А те, кто стали их владельцами, заплатили соответственно 800 тысяч и один миллион. "Как же так? - спросите вы. - Не может такого быть". Еще как может! Если применить испытанные нечестными людьми приемы. Так они и действовали в указанном случае. Во-первых, вопреки всяким положениям, о продаже нигде не объявлялось. Естественно, и стартовая цена не назначалась. Организаторы сего действа шепнули о нем на ухо угодным людям. А так как конкурентов у претендентов на владение тем и другим транспортным средством не было, они и приобрели их почти задаром. Предполагаю, правда (и не без основания), что им пришлось немного потратиться на "литки". Таким словом называют у нас обильное угощение в случае какой-то удачной покупки имущества или сделки.

Боюсь, как бы массовая распродажа земель не привела к подобным "литкам". Разве упустят те, кто рвется к богатству, возможность повторить то, что уже произошло с фабриками, заводами, электростанциями, шахтами, железными дорогами и многими другими материальными ценностями? Более того, они, без всякого сомнения, умножат свой опыт. Что же получит Россия, если это допустит народ? Начнется спекуляция землей; самыми богатыми, удобно расположенными угодьями завладеют толстосумы, богачи. Резко возрастет стоимость строительства жилья, различных коммуникаций.

Отказ государства от главного богатства страны - земли - чреват и многими другими последствиями, которые трудно и представить. Неизмеримо возрастут коррупция, преступность, затраты на охрану. Может дойти до того, что на каждого гражданина для охраны его участка (даже крошечного) понадобится будочник. Или каждому владельцу придется обзаводиться свирепой собакой, дорогостоящей сигнализацией, оружием.

Нас уверяют: "Частная собственность на землю, ее свободная купля и продажа позволит эффективнее использовать ее, увеличить выпуск сельхоз- и промышленной продукции". Ошибочное утверждение: смена хозяина завода, фабрики, шахты, железной дороги не принесла никаких улучшений, а, наоборот, привела к параличу, кризису производства. Государство вынуждено везти за тридевять земель машины, продукты, бумагу, обувь, ткани, одежду. Подумать только! За простую курточку трехлетней дочурке моя невестка платит почти 600 рублей (при зарплате учительницы менее 800). На что же будет жить семья?

Как тут не вспомнить коммунистов, которых ныне клянут многие. При них детское питание, обувь, одежда стоили невероятно дешево. Да и пенсионерам тогда жилось получше, чем сейчас, когда для покупки малюсенькой упаковки зарубежного лекарства надо выложить 300-400 рублей. Тогда как несколько лет назад они отпускались в аптеках бесплатно или за чисто символическую цену.

Не говорю уже о возможности для себя поехать подлечиться, набраться здоровья в доме отдыха, в санатории. На приобретение путевки не хватит и нескольких моих месячных пенсий.

Недаром же я, оптимист по натуре, боюсь, что уличные ораторы, крикуны типа Ю. Черниченко убедят граждан России в неотвратимости продажи земли, а мои внуки и правнуки скоро снова, подобно дедам и прадедам, станут холопами.

А. И. Кириллов,
г. Череповец

 
  • Обсудить в форуме.

    [В начало] [Содержание номера] [Свежий номер] [Архив]

     

    "Наш современник" N5, 2001
    Copyright ©"Наш современник" 2001

  • Мы ждем ваших писем с откликами.
    e-mail: mail@nash-sovremennik.ru
  •