НАШ СОВРЕМЕННИК
Книжный развал
 

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РОССИИ

Экономическая безопасность: Производство — Финансы —Банки.

Под ред. В. К. Сенчагова — М.: ЗАО ‘’Финстатинформ”, 1998.

Большим коллективом авторов (33 человека, включая 21 доктора экономических наук и 10 кандидатов экономических и технических наук) на основании оригинальных разработок, проводившихся несколько лет Центром финансово-банковских исследований Института экономики Российской Академии наук и секцией “Проблем макроэкономики и социального рыночного хозяйства” Российской Академии естественных наук, написана капитальная книга, в которой впервые в отечественной экономической литературе столь глубоко и многопланово рассмотрены сложные, чрезвычайно важные и актуальные пробле-мы обеспечения экономической безопасности современной России. Это позволило автору предисловия к книге Председателю Совета Федерации доктору экономических наук Е. C. Строеву с полным основанием оценить ее как чрезвычайно актуальную “...целостную концепцию по снижению угроз экономической безопасности”, содержащую “...конкретные рекомендации для решения назревших финансово-экономических проблем безопасности” страны.

Весьма объемная, многоплановая монография базируется на огромном фактическом материале, всесторонне характеризующем изменения, произо-шедшие в ходе экономических реформ в реальном секторе российской экономики, ее финансовой и денежно-кредитной системах. Свои аргументы и выводы авторы подкрепляют глубоким экономическим анализом обширных данных отечественной и зарубежной статистики (вплоть до 1998 года), приводят убедительные международные сопоставления, интересные материалы о экономических реформах разработок, позволяя читателям самостоятельно оценить их результат на основании проведенных расчетов, многочисленных таблиц и графиков.

Особо хочется отметить присущую книге ясность изложения очень серьезных и сложных экономических и финансовых проблем, что делает ее доступной и интересной не только для сравнительно узкого круга специалистов, но и для всех читателей, интересующихся вопросами обеспечения экономической безопасности страны, a также поиском оптимальных путей выхода из глубокого экономического кризиса и устойчивого подъёма национальной экономики в условиях развития рыночных отношений.

Охват большого количества разнообразных экономических, финансовых и социальных проблем, связанных с обеспечением экономической безопасности государства, повышением устойчивости его финансовой системы, противодействием криминализации экономики и сокращением ее “теневого” сектора, обусловил объем книги. Она состоит из восьми разделов (включающих 39 глав), в которых обстоятельно рассмотрены основы концепции и стратегии экономического роста в реальном секторе экономики, состояние и тенденции развития финансовой системы страны, денежно-кредитная политика и устойчивость национальной банковской системы, региональные аспекты экономической безопасности, криминализация экономики и ее воздействие на безопасность личности, общества и государства, а также положение России в мировой экономике с позиций обеспечения нашей национальной безопасности.

В монографии показано, что категория экономической безопасности является важным и неотъемлемым элементом современной экономической теории и нуждается в специфических методах исследования.

Сущность экономической безопасности страны трактуется в книге “...как состояние экономики и институтов власти, при котором обеспечиваются гарантированная защита национальных интересов, социальная направленность политики, достаточный оборонный потенциал даже при неблагоприятных условиях развития внутренних и внешних процессов”, что означает “...не только защищённость национальных интересов, но и готовность и способность институтов власти создавать механизмы реализации и защиты национальных интересов развития отечественной экономики, поддержания социально-политической стабильности общества”.

В книге проанализировано различие и связь понятий “экономическая безопасность” и “устойчивость”, определена их роль при развитии экономики, приведена и обоснована система критериев и показателей экономической безопасности, при этом безопасность трактуется как “...состояние объекта в системе его связей с точки зрения способности к выживанию и развитию в условиях внутренних и внешних угроз, а также действия непредсказуемых и труднопрогнозируемых факторов”, в то время как “...устойчивость экономики отражает прочность и надежность ее элементов, вертикальных, горизонтальных и других связей внутри системы, способность выдерживать внутренние и внешние “нагрузки”.

Несомненной заслугой авторов монографии является четкая классификация возможных внутренних и внешних угроз и впервые выполненное количественное определение и обоснование пороговых (т. е. предельных) значений показателей (индикаторов) экономической безопасности, несоблюдение которых нарушает нормальный процесс воспроизводства и приводит к появлению отрицательных тенденций в части экономической безопасности страны.

Сопоставление обоснованных пороговых значений индикаторов экономи-ческой безопасности России и их фактических показателей свидетельствует о реальной угрозе утраты страной роли великой державы. Для сохранения своей роли с позиций экономической безопасности в производственной сфере страна должна иметь соответствующий объем валового внутреннего продукта (ВВП), который, по оценке авторов, должен составлять 75% от среднего показателя по странам “большой семерки” (фактически же — порядка 30%), на душу населения — 50% от среднего по “семерке” (фактически — примерно 20% от среднего по “семерке” и 25% от среднемирового уровня) и 100% — от среднемирового показателя ВВП (по нему Россия в 1997 году опустилась во вторую десятку наиболее развитых стран мира, пропустив вперед себя не только страны “большой семерки”, но и Китай, Индию, Бразилию и Индонезию). По ВВП на душу населения Россия в этот период оказалась на 45-м месте в мире.

При пороговом значении доли обрабатывающей промышленности в промыш-ленном производстве 70% ее фактический удельный вес в 1997 году составил в стране порядка 50%, фактическая доля наукоемкой продукции России была на уровне 2—2,5% от общего объема выпуска при пороговом значении этого показа-теля — 6%. Крайне неудовлетворительным является состояние основных производ-ственных фондов, которые устарели физически и морально. Ничего удивительного в этом нет, поскольку за 1992—1997 годы объем инвестиций снизился более чем на 70%, составив примерно 15% ВВП, тогда как пороговым значением этого показателя экономической безопасности является величина в 25% ВВП.

О провале экономической реформы убедительно свидетельствуют фактические значения индикаторов уровня жизни населения: например, к началу 1997 года доля в населении граждан с доходами ниже прожиточного уровня составила 20% (пороговое значение — 7%), продолжительность жизни человека — 65 лет (пороговое значение — 70 лет), разрыв между доходами 10% самых высокодоходных и 10% самых низкодоходных групп населения — 13 раз (пороговое значение — 8 раз), тогда как народ страны за предшествующие десятилетия привык к разрыву в доходах не более 4—5 раз.

Неблагоприятным выглядит и соотношение многих пороговых значений индикаторов финансового состояния с их фактическими показателями, приведенными в скобках: объем внешнего долга в процентах к ВВП — 25% (примерно 30%), объем иностранной валюты в наличной форме к объему наличных рублей — 25% (более 100%), денежная масса (М2) в процентах к ВВП — 50% (14%). Эти цифры убедительно говорят о значительной, даже чрезвычайной долларизации денежного обращения, большом внешнем долге страны, крайне низкой монетизации экономики в российской валюте, обусловившей крайнюю недостаточность оборотных средств предприятия, развитие таких негативных явлений, как рост задолженности предприятий, бартер, неуплата налогов и др. Кризис платежеспособности угнетает производство, вызывая его спад, при этом, согласно монографии, главным должником в стране является государство, каждый рубль долга которого приводит к росту неплатежей в размере 4—5 рублей. Всего было разработано пороговых значений по 27 индикаторам экономической безопасности, но эта работа будет продолжена.

Анализ ситуации в реальном секторе экономики привел авторов к печальному выводу о том, что невиданный ранее спад производства сопровождался существенным падением эффективности использования ресурсов и соответст-венно дополнительными издержками (вопреки ожидавшемуся их снижению при развитии рыночных отношений). В экономике образовался огромный неисполь-зуемый потенциал, составляющий по основным фондам 40% имеющегося объема и по занятости — почти четверть. За период “…1991—1996 гг. в сфере материального производства фондоотдача снизилась вдвое, производительность труда — на треть, загрузка мощностей в промышленности упала с 83% в 1990 году до 40—41% в 1996 году”, в результате чего неизбежно выросли избыточные затраты, достигшие в 1992—1996 годах уровня 30 — 40% чистой прибыли реального сектора экономики.

В книге приведены многочисленные данные и результаты анализа, показывающие, что “…внутренний потенциал сформировавшейся системы воспроизводства близок к исчерпанию”, “…сложившаяся модель воспроизводства, ориентированная на топливно-энергетическую отрасль, балансирование бюджета за счет доходов от экспорта топливно-энергетических ресурсов, исчерпала свои возможности” и не отвечает задачам надежного обеспечения экономической безопасности России. Особенно тяжелое положение сложилось в аграрном секторе экономики, в котором в ходе реформы был “…разрушен механизм воспроизводства (спрос — производство — доходы — накопления)”, ему катастрофически не хватает материальных и финансовых ресурсов, основных фондов, в результате чего сократившийся объем выпуска сельскохозяйственной продукции едва покрывает МИНИМАЛЬНЫЕ физиологические потребности населения в основных продуктах питания. Авторы с горечью отмечают, что потребление населения (особенно качественных продуктов питания) “…уже вплотную приблизилось к критической черте”, опасной для здоровья. Действительно, если в 1990 году население страны потребляло животного белка в среднем 48 г/сутки на человека, то в 1996 году — всего 32 г (минимально необходимая норма его потребления в российских условиях 29 г на человека в сутки), при этом суточное потребление животного белка примерно у половины населения было ниже 29 г, а у 15 млн человек с наименьшими доходами оно упало до физиологического минимума (20—21 г/сутки на человека), что ведет к задержке физического и умственного развития, снижению сопротивляемости организма к заболеваниям. В 1996 году по сравнению с 1990 годом годовое потребление на душу населения снизилось: мяса и мясопродуктов на 29%, рыбы и рыбопродуктов на 40%, молока и молочных продуктов на 38%, яиц на 26%, фруктов и ягод на 24%, овощей и бахчевых культур на 14%.

Чрезвычайно возросла зависимость национальной экономики от импорта важнейших продуктов питания, в результате чего Россия фактически утратила продовольственную независимость: ведь при пороговом значении доли импортного продовольствия 20 — 25% в 1997 году доля импорта в общем объеме потребления была равна: по мясу и мясопродуктам — 34%, сахару (включая сахар-сырец) — 73%, растительному маслу — 42%, рыбе и рыбопродуктам — 50%; причем в Москве и Санкт-Петербурге доля многих видов импортного продовольствия достигла 80%. Отметим, что эта крайне негативная ситуация в настоящее время несколько смягчилась, возросло потребление отечественных продуктов (из-за увеличения дороговизны импортных в результате резкого снижения курса рубля после 17 августа 1998 года), но она все еще далека от требований обеспечения продовольственной безопасности страны.

Дезинтеграционные процессы неравномерно протекали на территории страны, затронув в наибольшей степени северные районы России, в которых спад промышленного производства был существенно больше, чем в среднем по стране.

В книге показано, что непродуманные реформы разрушительно отразились на российской науке. В 1996 году на финансирование науки из всех источников было выделено только 0,73% ВВП, тогда как согласно мировой практике для предотвращения развала научно-технического потенциала пороговое значение этого показателя должно быть не менее 1% ВВП, а в Японии он составляет 3% ВВП, Германии — 2,8%, США — 2,75%, Франции — 2,4%.

Большое внимание в книге уделено оценке сложившейся финансовой и кредитно-денежной системы страны, определению основных направлений перестройки финансового рынка, анализу взаимосвязи основных параметров российского и международного финансовых рынков. В этих разделах книги, так же как и в относящихся к состоянию и развитию отечественной экономики, читатель встретит много конкретных научно обоснованных рекомендаций, направ-ленных на укрепление экономической безопасности страны и возобновление экономического роста. Это касается и вопросов ограничения “теневой” эконо-мики, доля которой превышает 40% ВВП (а по оценке специалистов МВД — свыше 45—50%) при занятости в ней 30 млн человек экономически активного населения страны (тогда как доля нелегального сектора в ВВП западных стран оценивается в 5—10%). Авторы считают, что “…определяющую роль в резком росте масштабов “теневой экономики” в России сыграли явные просчеты и ошибки в проведении экономических преобразований”, и четко их обозначают, выделяя в виде основных массовую форсированную приватизацию, стремительную либерализацию цен, мгновенный отказ от монополии внешней торговли и открытие экономики внешнему миру, неудачную денежно-кредитную политику, удушение производства налогами. Авторы предлагают шесть основных мер для усиления борьбы с “теневой” экономикой, подчеркивая необходимость усиления роли государства при разработке законодательных и административных мер (например, введение щадящего налогового режима, четкое разграничение в новых экономико-правовых актах капиталов мафии и “теневиков-хозяйст-венников”, реализацию действенных мер защиты населения от финансовых мошенничеств, легализацию на определенных условиях “теневых” денежных средств, инвестируемых в производство, и др.)

С позиций критериев обеспечения национальной безопасности в монографии предложено осуществлять скорректированную денежно-кредитную политику, ориентированную на экономическую стабилизацию. Применявшуюся малоэффективную схему “сжатие денежной массы — уменьшение относительного бюджетного дефицита — сокращение спроса — снижение инфляции” рекомендуется заменить политикой, осуществляемой по принципу “накопление капитала — расширение спроса — рост производства и занятости — рост бюджетных доходов — сокращение бюджетного дефицита — снижение инфляции”.

Читатели, интересующиеся историей финансово-экономической политики в дореволюционной России, ознакомятся с ее углубленным анализом за период, охватывающий несколько столетий (вплоть до 1913 года), в течение которого большие преобразования осуществляли различные министры финансов (Е. Ф. Канкрин, 1823—1844 гг.; Н. Х. Бунге,1881—1887 гг.; И. А. Вышеградский, 1887—1891 гг.; С. Ю. Витте, 1892—1902 гг.).

Разумеется, в такой оригинальной, многогранной и объемной книге имеются отдельные недоработки (некоторые главы, на наш взгляд, несоразмерно велики и перегружены расчетами, отдельные утверждения выглядят малообоснован-ными). Так, нам кажутся наивными представления (страница 352 книги) о том, что “…в России сегодня все неплатежи и задолженности по зарплате можно ликвидировать без увеличения денежной массы, только за счет перехода на более частую периодичность заработной платы... … только за счет соответствия товарной и денежной массы, можно решить БОЛЬШИНСТВО СЕГОДНЯШНИХ ПРОБЛЕМ, и главную из них — РОСТ ВВП” (Выделено мной.А. С.). Однако таких огрехов немного.

Можно с уверенностью заявить, что российская экономическая наука пополнилась капитальной монографией, зафиксировавшей достигнутые в ходе реформ результаты в исключительно важной и актуальной области экономики, относящейся к обеспечению экономической безопасности государства.

Александр СПЕКТОР,

канд. техн. наук, действительный член Академии

творчествоведческих наук и учений

 
  • Обсудить в форуме.

    [В начало] [Содержание номера] [Свежий номер] [Архив]

     

    "Наш современник" N2, 2001
    Copyright ©"Наш современник" 2001

  • Мы ждем ваших писем с откликами.
    e-mail: mail@nash-sovremennik.ru
  •