НАШ СОВРЕМЕННИК
Очерк и публицистика
 

Ирина Стрелкова

СПАСИБО ЗА ИНФОРМАЦИЮ...

 

“Савик — человек рыночный”

 

Издающийся в Петербурге журнал “Звезда” опубликовал в № 9 разоблачительную статью сотрудника радио “Свобода” Ивана Толстого “Человек рыночный, или бурная весна Савика Шустера. Попытка портрета в цитатах, интервью и личных впечатлениях”. Поводом для этой “попытки портрета” стала скандальная кадровая “рокировочка” между “Свободой” и каналом НТВ. Помните, как в мае этого года директор и главный редактор московского бюро радио “Свобода” Савик Шустер, один из самых страстных защитников гусинского НТВ, вдруг переметнулся в стан его противников? Общеизвестно, что “Свобода” не принадлежит к российским СМИ и не является независимой, ее финансируют США. Но трудно определить, какой пересмотр позиций мог сотвориться у сотрудника “Свободы”, чтобы столь стремительно перейти на службу к “коховской-йорданской власти” (терминология Ивана Толстого) и стать ведущим таких важнейших политических передач НТВ, как “Герой дня” и “Свобода слова” (бывший “Глас народа”).

Ну и кто же он, этот проворный Савик Шустер? Разоблачения Ивана Толстого многословны, со всеми мелочными подробностями и пристрастиями. Но, как говорится, спасибо за ценную информацию.

“О Савике Шустере говорили всякое. Прежде всего: “Что за имя такое — Савик?” Затем: “Кто он такой? Почему его все слушаются? Серый кардинал? Тайный начальник радио? Агент всесильной разведки?”

Далее Иван Толстой пишет, что Савелий Михайлович Шустер родился в 1952 году в Литве в семье футболиста вильнюсского “Спартака” и спортивного тренера. В 19-летнем возрасте Савик эмигрировал в Канаду, где, по его словам, получил медицинское образование. Затем он продолжил обучение медицине во Франции. Но Иван Толстой дает понять, что эти сведения недостоверны, коллеги подозревали Савика в приписывании себе высшего образования. И все же в Чаде, где в 70-х шла гражданская война, он побывал в качестве врача. “Или только фельдшера?” — комментирует Иван Толстой. Ну, а затем Савик отправился на афганскую войну, теперь уже как журналист, писал репортажи для западных изданий, свел знакомство с диссидентами: Горбаневской, Максимовым, Буковским, Эдуардом Кузнецовым... И вот что сказал о нем Буковский, когда в 1984 году Савик отправился за репортажами в захваченную сандинистами Никарагуа: “Я и тогда не волновался за него, Савик — кошка, шпана. Живучий”. Равным себе они его не считали.

“А после вторжения советских войск в Афганистан Савик участвовал в одной остроумной антисоветской акции. Вместе с коллегами из итальянского журнала “Фриджидере” (“Холодильник”) — настолько левацкого издания, что оно было уже антикоммунистическим, — он составил фальшивую газету “Правда”, по бумаге (купленной в Финляндии) и шрифтам неотличимую от “Правды” настоящей. Надежные туристы с пачками лже-“Правды” отлично справились с заданием в олимпийской Москве. Сохранился кадр: огромная московская автостоянка, и у каждого автомобиля за дворники засунута такая газетка...”

(Кадр, что и говорить, впечатляющий. Вот только кто тогда в Москве, даже олимпийской, оставлял машину, не сняв дворники?)

“Сблизившись с диссидентами, Савик почувствовал истинный вкус борьбы. Интернационал сопротивления — это было куда интереснее и куда денежнее, чем итальянский “Холодильник”. Шустер предложил выпускать фальшивую “Красную Звезду” — для советских солдат в Афганистане. Предложение было принято.

Интернационал сопротивления оформился к 1983 году из группы друзей журнала “Континент” и представлял собой координационный центр, куда входили различные группы и движения: польская “Солидарность”, пекинские студенты, кубинские активисты и так далее, — словом, посильный ответ интернационалу коммунизма. Бок о бок с “Фридом Хаус” его активисты спасали из афганского плена советских военнопленных, завозили в горы миниатюрные радиопередатчики для станции “Radio Free Kabul”. Ни “Liberation”, ни “Newsweek” подобными вещами не занимаются, так что определение “западный журналист” остается всего лишь шустеровским самоназванием.

Савик нашел понимание у Владимира Буковского, и Интернационал сопротивления финансировал создание и распространение в Кабуле лже-“Красной Звезды”: солдат ломает о колено автомат Калашникова, крупными буквами заголовок: “Долой войну — все по домам!”

На радио “Свобода” Савик Шустер пришел с репортажами об афганской войне: “познакомился с коллективом, со штаб-квартирой радио, с американским начальством и очень скоро после этого получил предложение перейти работать”. Такое предложение Савик получил при том, что и двух слов не мог связать по-русски. В “Русской мысли” его репортажи правили или полностью переписывали. И тут проявился лингвистический талант Савика, благодаря которому, как пишет Иван Толстой, новый сотрудник “Свободы” быстро добился успехов в восстановлении русского языка. Но какой “русский” имеется в виду? Тот, на котором вещают на “россиян” электронные СМИ? Изобличаемый в “Звезде” перебежчик вряд ли ощутил языковые трудности при переходе на НТВ. Родная среда...

Далее Иван Толстой пишет о неуживчивости, грубости, тщеславии своего бывшего сослуживца. “Шаг за шагом он превращал московское бюро в свою вотчину, подбирая сотрудников по своему вкусу и нраву, становясь маленьким нетерпимым диктатором”.

“В течение пяти лет, постоянно обозначая политику “Свободы” как независимую, дистанцированную от российской политики, Савик лично все больше и больше вовлекался в политические игры и страсти Москвы, постепенно становясь инсайдером, человеком пристрастным и заинтересованным”.

На НТВ он появился за несколько лет до скандала в качестве ведущего футбольной передачи “Третий тайм”. Как пишет Иван Толстой, Савика “стали узнавать на улице, просить автограф, он забавлялся тем, что на футбольной трибуне, куда он приходил с какой-нибудь политической знаменитостью (скажем, с Григорием Явлинским), соседей интересовал именно он”.

В ту ночь, когда на НТВ явились новые хозяева, Савик “был в гуще событий, — в Останкино, откуда профессионально и оперативно вел репортаж. Его позиция была четкой и недвусмысленной”. Иван Толстой цитирует фрагменты из выступления Савика по “Свободе” наутро после прихода “коховской-йорданской власти”. Савик перечислил шесть авторских программ, которые отныне не будут выходить в эфир на канале НТВ. “Ну, а в это воскресенье не выйдет программа “Третий тайм”, которую обычно веду я”.

Ближайшим воскресеньем было 6 мая. Савик появился на НТВ уже 1 мая с комментариями полуфинальных матчей европейской лиги.

“Его вызвали в Прагу, он протянул несколько дней и появился на начальственном ковре только 5-го. Его аргументы были стройны и логичны: когда Киселева с командой давили, мы вступались за них, а теперь гонимые нашли приют на других каналах, жалеть больше некого. Журналистский конфликт исчерпан, а в споры собственников влезать незачем.

В аргументах этих не было только одного: совести”.

В пражской штаб-квартире “Свободы” Савик пробыл недолго и улетел обратно в Москву. Тем же числом его отстранили от работы и запретили вход в помещение радиостанции.

“Возможно, именно это непревзойденное умение изъять из своих поступков мораль позволило Владимиру Кулистикову примирительно сказать: “Савик — человек рыночный”.

Мнение авторитетное. Кулистиков, успевший поработать и в агентстве “Новости”, и на НТВ, тоже побывал сотрудником “Свободы”.

И далее Иван Толстой пишет:

“Сейчас у него все о’кей. Он ведет на НТВ свою футбольную передачу, беседует с “героями дня” и держится на экране все уверенней. “Мы еще увидим Савика, — говорит Наталья Горбаневская. — Он всю жизнь делает карьеру”.

Как раз Горбаневская и переписывала когда-то в “Русской мысли” репортажи Савика Шустера.

 
  • Обсудить в форуме.

    [В начало] [Содержание номера] [Свежий номер] [Архив]

     

    "Наш современник" N12, 2001
    Copyright ©"Наш современник" 2001

  • Мы ждем ваших писем с откликами.
    e-mail: mail@nash-sovremennik.ru
  •