НАШ СОВРЕМЕННИК
Очерк и публицистика
 

Олег Осетинский

 

ГИБЕЛЬ ТАМАНИ

 

“СКВЕРНЫЙ ГОРОДИШКО”

Вдоль Таманского залива тянется длинная улица К. Маркса, и все, что вокруг нее, и есть Тамань.

И побрел я по пыльному Марксу...

“Тамань — самый скверный городишко из всех приморских городов России” — помните Лермонтова?..

В чахлом парке — “статуй” Ленина с отбитым ухом, гуси кричат, флегматично бродит корова. На уродливой базарной площади — танк на постаменте, под ним коза и казак в черкеске. Деликатно спрашиваю — где тут живет знаменитый Лихоносов? “Какой еще Лихой Нос? Есть тут один, брат Васи, кличка Мотыль — вот он носы ломает пятерым сразу”.

Над базаром куражится ветер, плюется газетами.

Унылые “челноки” раскинули ширпотреб, — все турецкое, мятое, серое. Пыльный виноград, противная вяленая рыба на асфальте, окурки, летающие целлофановые пакеты, семечки, апатия, пыль, заборы...

Молодой кавказец в темных очках, приткнувшись к киоску, внимательно наблюдает за базаром.

— Вчера энтот чеченец пришел — дай деньги на общак! Я ему — не дам! Мы и так обворованные!

— А я дала, боюсь, убьют!.. Эх, казаки наши с шаблями!

— А глава наш — третий колодец копает на Лебедева, совсем чокнулся!..

Открыл я бутылку “Новороссийского” пива, развернул газету “Новая Кубань”. “Население Кубани уменьшилось на 68 тысяч человек... Рождаемость составляет 8 проц. в год, смертность — 15 процентов... Дети-инвалиды в 1993 году — 9 тысяч, на 1 января 2000 года — 23 тысячи... 37 интернатов для умственно отсталых детей”...

И опять я кружил по бездарной площади и кавказец в очках внимательно следил за мной. И вдруг — чирк!.. — рядом тормознула старая “шестерка”.

Из окна высунулась веселая большая голова с приветливыми, ярко-синими глазами.

— Это вы тут Лихоносова ищете? — мощным баритоном. — Он в Краснодаре. Я его друг, глава администрации, Майков Геннадий Григорьевич. Как вам Тамань? Не надо, не отвечайте! “О, как трудно любить — и не плакать!” — вдруг пропел глава администрации. — Да, один видит в сказке рыбку золотую, другой — разбитое корыто! Залазьте в машину!

Я влез. Шофер резко газанул. Мы сразу помчались. Ветер бешено сыпал песком в окно, заносил машину вбок...

— Ветерок у вас, — сказал я. — Это и есть бора? А вы — тот самый копатель колодцев?

Бора-бора!.. Копатель — да!.. — и, глядя в переднее стекло, глава Тамани вдруг закричал страстным мощным баритоном: — “Дикий ветер стекла гнет, Ставни с петель дико рвет! В час заутрени пасхальной Звон далекий, звон печальный, Глухота и чернота. Только ветер, гость нахальный, Сотрясает ворота!”... — В зеркале я видел лицо шофера — он был невозмутим...

— А знаете ли вы, столичный господин, что плотность памятников культуры и истории на Тамани — в ы с ш а я в России?! Я покажу вам то, что Лермонтов не знал, — и, к сожалению, не знает Россия сегодня!

 

ПОЛУОСТРОВ СОКРОВИЩ

— Фанагория — Германасса — Тмутаракань — Матрика — Таматарха — Тамань! 2600 лет уникальной исторической жизни! Греки из Коринфа правили здесь 1000 лет. Здесь родилась мать Демосфена! И апостол Андрей Первозванный пришел в Россию — ч е р е з Тамань!

Под символом Веры на Никейском соборе поставил подпись первый епископ Таманский Феофил! А какой у нас храм Покрова Пресвятой Богородицы — 210 лет стоит!..

Мы уже в церковном дворе — чудесная бело-голубая церковь, море цветов, прелестная звонница, нежнейшее пение из храма — и сияющий настоятель, отец Виктор...

И опять мчимся!.. — и руины древней крепости.

— Что есть Фанагория? Греческий город неописуемых времен! VI век до Рождества Христова! А через 2300 лет явился сюда великий Суворов и совершает очередное чудо: по собственным чертежам возводит крепость и называет ее — Фанагорийской! Вот они, бастионы, вот ворота, Нимфейские и Южные. Именно в Южные ворота и вошел в 1841-м прапорщик Нижегородского драгунского полка Лермонтов. За ним! Смелей!

А теперь ограда, увитая дивными цветами, и грот, и дверь изумрудная, и расписные стены, и женщина наливает мне из кувшина стакан вкуснейшей ледяной воды.

— “Фантал”! Невероятное чудо рук человеческих! В мире таких осталось всего два! Ниши, в которые тысячу лет назад греки укладывали трубы, выстилались резаными камнями, соединения между трубами чеканились белой глиной, и сами трубы в нишах дополнительно заливались ювенильной глиной. Это грандиозно! Если бы музеефицировать это по-настоящему!

Резко тормозим: из-за ресторана “Белокрылая чайка” вдруг возникает видение — б е л е е т п а р у с!

Выразительный памятник Лермонтову — и музей, та самая белая хибарка, а под ней — тот самый крутой склон из “Тамани”! Потрясающий вид на залив, изумрудная трава на склоне, вымощенные дорожки в парке. Чудо!

— Чудо! — кивает Майков. — В муках вымолил копейки на парк! А сколько еще можно сделать в память гения! — и он вылезает из машины, смеясь. — Вижу, вы ездить устали! Прогуляемся? Вот еще несколько великих имен — таманских! Федор УШАКОВ — великий русский флотоводец, не проиграл ни одного сражения — единственный в мире! Здесь, в Керченском проливе разбил турецкую эскадру, не дал туркам овладеть Азовским морем — спас Россию! В Морозовской епархии готовится его прославление в лике святых! А первые русские святые, БОРИС и ГЛЕБ? — они княжили в Тамани! А преподобный НИКОН, на этой земле подвизавшийся, сотворил в горе Зеленой тайный монастырь! А КИРИЛЛ и МЕФОДИЙ? — где они впервые проповедовали — в Тамани! ПУШКИН! — в Тамани, на дворе церковном долго рассматривает античные находки — и именно здесь задумывает поэму “Мстислав”! Здесь найден самый древний памятник русской письменности — “Тмутараканский камень!”

 

“ПОДНЯТЬСЯ ХОЧЕТ — И НЕ МОЖЕТ!”

Мы стоим в парке Лермонтова (уже час!) — а Майков все летит, сыплет фактами, цитатами из историков и философов, стихами наизусть — от Рильке до Есенина!

Я собрался, взял себя в руки. И тихо, с подловатой журналистской заковыркой, прошипел:

— Господин Майков! Отдохнем от грандиозного! А скажите — почему во дворе музея провал и помойка? И почему в чудесном парке нет туалета? И где урны? Почему вообще такая грязь страшенная на улицах? Почему бы вам, такому пламенному патриоту, не заняться элементарной уборкой — вместо копания никому не нужных колодцев? Неужели нельзя без всякого пафоса просто нанять дворников?

Майков замер — на секунду! — и улыбнулся, и деликатно, как дерзкому ребенку, мягко разъяснил:

— Потому, что я не распоряжаюсь деньгами от налогов, как, скажем, в США любой поселок. Понимаете? Люди работают здесь, платят налоги, — но эти налоги здесь не остаются, ими распоряжаются наверху.

— Почему?

— Потому что Тамань — станица, село, а не город! А собственный бюджет у нас имеют субъекты первого уровня муниципальных структур — районные центры. Вот — проблема России! 60 процентов населения России живут, как рабы, именно в таких поселениях. Мой непосредственный начальник, глава района А. А. Ермоленко, искренне хочет помочь Тамани получить статус города и собственный бюджет, но — все трудно.

И Майков, опустив голову, вдруг совершенно затих, — но только на секунду.

— Есть тут, правда, одна и д е я. Вот вы говорите: зачем колодец? Есть тут у нас один умелец, лозоходец Саша Меташоп — из греков, между прочим. И вот недавно он пришел к выводу — в Тамани совсем не мало воды, как 40 лет утверждали краевые эксперты-гидрологи. В Тамани много воды — подземной, артезианской! — даже слишком много! Вот вы поживите в Тамани, отдохните, подумайте, — и я расскажу вам свою и д е ю, — чтоб вы поняли окончательно — сумасшедший я копатель колодцев или нет.

 

ТАМАНЬ — НОВЫЙ КРЫМ

Майков родился в Тамани. Окончил Харьковский политех, радиотехнический факультет. 25 лет работал в Харьковском институте радиофизики и электроники АН Украины. Интереснейшие исследования, множество публикаций, экспедиции по всему миру, потрясающие перспективы. Но — тяжело заболела мама в Тамани. И он бросил все, вернулся в отчий дом. Мама умерла. А таманцы в тот год выбирали главу — из 13 кандидатов! — и совершенно неожиданно, как бы против всякой логики, на станичном сходе таманцы попросили его стать главой. И он согласился — из-за преклонения перед прошлым Тамани. Но ожидало его настоящее — газ, канализация, грошовые пенсии, инвалиды, цемент, бензин...

Таманцы хотя и посмеиваются порой над своим главой, но все же гордятся. “У него же нет часов приема — он принимает всегда! — ахают старушки. — А еще наш глава ни одной рыбки, ни одного рубля не украл — все знают!”

У главы Тамани нет компьютера — но он стал выпускать газету “Вестник Тамани”. Регулярно выступает по местному радио: тоже подвиг, кто понимает. Борется за права людей — хотя и не имеет никаких рычагов воздействия ни на грубых врачей, ни на хамящую почту. Его сподвижники — бывшие школьные друзья, работяги, строители и учителя. Это они борются за возвращение Тамани статуса города, копают с Майковым колодцы, расчищают свалки...

— Стараемся возлюбить Тамань. Но как трудно преодолевать пассивность станичников! — говорит Толя Булох, казацкий атаман. — Жопа на диване, глаза в экране!

И еще я узнал, что в с е л е Тамань за год проводится минимум 100 краевых российских международных культурно-научных мероприятий, Лермонтовские чтения, балы, спортивные праздники...

И еще я съездил на таинственные грязевые лиманы, в плавни, облазил ставные невода со столбами-гундерями и люльками-каравами, в которых сидят, как сотни лет назад, рыбаки, ждут рыбу, отгоняют дельфинов...

И, разглядев наконец Тамань внутренними очами, выбрав момент, подкрался к главе Тамани:

— Итак!.. — в чем же и д е я?

Он усмехнулся. Долго молчал. Улыбнулся.

— Сначала — про воду... Надо дать ей выход. Она хочет к людям! Подняться! Ей нужны фонтаны, рестораны, гостиницы!

— А! Вон оно что! Ну... — сразу поскучнев, зевнул я. — Понятно!.. Дак, она, конечно, хорошо бы... Да всего хотеть — хотелок не хватит! — казацкая поговорка...

— Вот-вот! Так я и знал... — сухо усмехнулся Майков. — Вы п р о в о д у даже не поняли! Но дело не только в воде.

Нет больше у нас Крыма — Севастополя, Керченского пролива, Азовского моря. А миллионам россиян нужно солнце и море!

Сочи — это не для всех. Нужен народный курорт, “НОВЫЙ КРЫМ”! И он у нас — есть! Это — Таманский полуостров, уникальный природный заповедник, 50 километров пляжей, отмелей, изумительных бухт, потрясающих пейзажей, как в Греции! — и рядом девственная, нераспаханная земля.

Вода — есть! Есть лучшие в России дороги, чудесная пшеница, хлебозаводы, мясо, рыба, овощи. И не забывайте, что Кубань, и Тамань в том числе, поставляет 40 процентов российского винограда — и 50 процентов российских вин!

Если Москва возьмет этот проект под свою крышу, первый российский курорт мирового уровня можно сделать очень-очень быстро — за 3 года!

Облагороженная и застроенная по генеральному плану Тамань — единственный уголок Древней Греции в России — поднимет Юг России в социальном, культурном и духовном смысле.

Мы организуем здесь всемирный Лермонтовский фестиваль искусств “БЕЛЕЕТ ПАРУС”. Тамань станет столицей праздников истории и культуры на Юге России. Что скажете? Майков — маньяк Тамани? “Голубые города”? “Нью-Васюки”?!..

И сказал я ему, что он меня растрогал, победил и даже у б е д и л.

Перед отъездом съездил на мыс Панагию, на Холодную Балку с ее потрясающим видом на наш бывший пролив, на десятки сияющих огнями кораблей, на мыс Тузла, который по глупости или продажности наших чиновников утратил Косу Тузлу, сестру свою исконно русскую!..

Сошел я на пляж и долго смотрел за пролив, на голубые размывы холмов украденного Крыма... нога завязла в песке, уткнулась во что-то твердое. Я нагнулся, поковырял носком ботинка... — и вытащил кусок капители античной колонны ионического ордера!..

Я вернулся в Москву и с ходу написал очерк “А ведь у нас море украли!” — как наши чиновники прошляпили Азовское море, а проект “Таманского мечтателя” с улыбкой отложил — как бы ненадолго. Но получилось — как всегда! К а ю с ь!

А в октябре прошлого года — звонок из Тамани: “Срочно приезжайте! Творится нечто немыслимое, недоступное разуму!” И я бросил все. Приехал.

 

ЖИДКИЙ КИЛЛЕР “АММИАК”

Думаете, чеченцы взяли заложников, что-то взорвали, кого-то убили? Или украинцы что-то опять украли? Или американцы с турками что-то общенародное скупили под шумок?

Хуже! На Таманскую землю явился новый, вполне русскоязычный о л и -г а р х — г-н Махлай!

Он явился на Таманскую землю тихо — и тихо приступил к реализации своего чудовищного проекта — начал строить огромный терминал, склад сжиженного аммиака — одного из самых опасных веществ на земле!

Принимать аммиак на склад-терминал будут по трубе в 600 километров аж из Россоши Воронежской области.

С терминала — по трубе на причал. А с причала — заливать в огромные морские танкеры. Чтобы танкеры смогли подойти к причалу, под причалом должно быть 15 метров глубины — и для этого придется тянуть эстакаду в о т к р ы- т о е м о р е — на три километра!

Все это означает полную гибель Тамани — и как оазиса уникального исторического наследия, и как перспективнейшего российского курорта!

 

САРАНЧА

Мчимся в машине Майкова к месту строительства. Еще издали — космы мерзкого черного дыма над горой Зеленской — представьте себе их над, скажем, Царским Селом!

На дороге — проверяющие в странной форме. Оглядывают нас с подозрением — боятся? Долго проверяют документы даже у Майкова — куда едете, кто с вами?

Подъезжаем — и замираем от гнева и отвращения.

Огромная прожорливая железная гусеница, пыхтя, въедается в тело горы, застилая небо копотью и пылью.

— Откуда столько денег и богатства у злых людей? — тихо бормочет Майков. — Впрыснуть яд в ауру тысячелетней культуры! Изуродовать Святую Зеленскую гору, где Никон построил монастырь, где месяц назад весь мир праздновал открытие греческого поселения и уникального античного колодца!

Дьявольская работа кипит. Железнодорожные войска России — больше тысячи человек! — безжалостно уродуют нежную землю, где каждый метр — памятник мировой истории. Строят железную дорогу от станции Вышестеблиевская до горы Зеленской. Уже вскрыты три карьера. Уникальный ландшафт, заповедник красоты на глазах превращается в заурядный промышленный район.

Жирная гусеница трубопровода и накопитель жидкого аммиака сожрет на Тамани все живое и памятное, как саранча!

 

ЧТО ХОШЬ МОЖНО ДЕЛАТЬ С РОССИЕЙ!

Нельзя сказать, что все молчат. В районной администрации г. Темрюка (село Тамань подчиняется городу Темрюку) — состоялось “расширенное совещание”.

На совещание прибыли вице-президент “Тольятти-азот” В. Н. Пащенко, главный инженер железнодорожного военного корпуса М. А. Артемьев, другие “руководящие птицы” — и сам президент корпорации В. Н. Махлай.

Обсуждалось, каким это образом строительство начато без наличия проектно-сметной документации, без отвода земель, без экспертизы и т. д.? “Тольятти-азотцы” застенчиво сообщили, что документация как бы есть — просто она еще не прошла необходимое оформление, — но все будет в порядке!

Председатель Азово-Кубанского комитета охраны окружающей среды С. Д. Артылякова с гневом бросила В. Махлаю: “Это кошмар! Кто будет платить за жуткое загрязнение окружающей среды, до каких пор будут варварски уничтожаться деревья и прочая растительность, и увидит ли кто-нибудь из районной администрации когда-нибудь заключение Государственной экспертной комиссии? Или вы предъявите проект уже на митинге в вашу честь, когда перережете красную ленточку?”

Председатель Комитета по охране памятников истории и культуры Мария Ивановна Лют негодовала: “Попраны все законы — местные, краевые и федеральные! В лесополосах уничтожено сотни деревьев — на дрова и колышки для разбивки трассы, — а ведь чтоб вырастить одну акацию в нашей лесополосе, надо посадить десять саженцев! (Кстати, я выяснил, что “на дрова и колышки” пришло семь спецвагонов леса — куда они делись? — О. О.)

Агрофирмы в панике: из-за отсутствия временных переездов комбайны и другая техника не могут выйти из поля! Невероятно затруднено движение между соседними поселками, тысячетонные автомобили разбили все дороги, снесли столбы, в куски разнесли придорожные строения!

“Тихие альхены” из “Тольятти-Азот” обещали заполнить огромные карьеры водой, оборудовать их и развести рыб. Да, в счет потерь сельхозпродукции “Тольятти-Азот” уже прислал агрофирмам минеральные удобрения. Обещал инвестировать средства в развитие города и района. Да, Темрюк уже получил автобусы, автомобиль ГАЗ и оборудование для телестудии, так необходимое для прославления местных властей. Очень спокойный, утомленный совещанием г-н В. Н. Махлай, зевая, повторял: “Переезды к полям и виноградникам мы оборудуем, в поселке Волна мы уже начали строительство гостиницы, мы даем работу людям, мы построим растворобетонный узел, который обеспечит потребности всего полуострова. Мы построим сверхсовременный порт в Тамани, дороги починим. Поверьте, мы не хулиганы, мы сделаем все, что можем. И деньгами поможем. Дайте время”. И...

— И, знаешь, люди вдруг успокоились, — тихо говорит Майков. — Пошумели чуть-чуть только казаки и экологи. И тоже разошлись — не поняв ничего!

Вот, господа, фрагменты из заключения Госкомитета России по экологии и охране окружающей среды, которое мне с большим трудом удалось достать:

“Терминал по приему, хранению и отправке аммиака... представляет собой установку для приема жидкого аммиака с железнодорожных цистерн и его закачки в аммиакопровод для его транспортировки к морскому причалу. Планируется отгрузка 2,2 млн т аммиака в год... Необходимость размещения пункта перевалки аммиака в Темрюкском районе Краснодарского края объясняется тем, что при распаде СССР два пункта перевалки аммиака в гг. Вентспилсе и Одессе оказались на территории соседних государств — использование их связано не только с техническими, но и с экономическими и политическими трудностями”.

(Вот оно, в чем дело! — там трудности! То есть латыши и украинцы смогли от этого кошмара о т б и т ь с я, — а на русской земле можно творить ч т о х о ш ь!!)

“Радиусы зон поражения людей с летальным исходом при авариях, связанных с поступлением аммиака в атмосферу, составляют: на береговом изотермическом хранилище — 1,4 км; зоны поражения средней тяжести (частичная потеря здоровья) имеют большие размеры: радиус от 1,2 до 4,2 км, а площадь — от 0,57 до 7,9 км.

При авариях в зоны поражения могут попасть островной причал, д/о “Факел”, п. Волна, п. Виноградный, ст. Вышестеблиевская, станица Т а м а н ь.

Расчетное время подхода облака аммиака к этим пунктам — 3—5 м и н у т”!

“В случае разрыва аммиакопровода... авария будет представлять смертельную опасность и для экипажа судна, принимающего аммиак... В среднем по погодным условиям неблагоприятны для проведения грузовых операций в море 146 дней в году (!)”.

“Рекомендации. В соответствии со ст. 3 Федерального Закона РФ “Об экологической экспертизе” в целях выполнения принципов экологической экспертизы — необходимо на стадии дальнейшего проектирования обязательно предусмотреть обсуждение проекта государственной экспертизой с гражданами и общественными организациями, организованное органами местного самоуправления (п. 1, ст. 14 Закона)”. Комментарии — излишни!

Даже это с в е р х м я г к о е заключение дает представление о том, какой смертельной опасности подвергается едва ли не последний чистый уголок России!

— Да ведь уже послан нам знак беды, — мрачно вздыхает Майков. — Я тебе показывал построенную “Газпромом” у подножья Зеленской, где сейчас эти кучи, — часовенку в честь преподобного Никона? Поехали, увидишь теперь!..

Мы подъехали к часовне — я ахнул!

Ступени часовни отступили, покосились, земля за ними разверзлась — и оскалилась откосами ям!

— Такова геоморфология нашего полуострова. Одно движение подземных вод!.. Вон берега рушатся. Много карстовых пустот. Под тяжестью гигантского терминала рухнет одна пещера — и разрыв любой стенки обеспечен! Земля Тамани предупреждает — остановитесь, безумцы!

— Ты расскажи конкретно — что будет после того, как это гадство построится? Итак, жидкий азот в огромной цистерне. 180 тонн смертельной опасности...

— Хочешь конкретно? Давай конкретно! Значит, так. Сначала — р ы б а. Что будет с рыбой? Т е н ь от трехкилометровой эстакады на сваях отбросит стада кефали, лобаня и хамсы от нас к не нашему уже Крыму. Тысячелетние миграционные пути рыбы будут прерваны! Что будет с рыбаками? С их наследственным промыслом? Куда, например, бросит судьба 250 рыбаков колхоза имени Хвалюна? Ведь столько дворников Махлаю будут не нужны! Как, впрочем, не нужны будут п о т о м тысячи таманцев!

— А как же рабочие места, которые они собираются создать?

— Рабочих мест после окончания строительства на терминале будет только 120. В основном — для приезжих. Дальше... В о з д у х Тамани — сытный, сильный, бодрящий! — будет отравлен! Бора и трамонтана превратят осенью и зимой терминал в пушкинский анчар! Но и это не самое страшное! Даже все это паскудство вообще н и ч т о по сравнению с тем, что может случиться в н а ш е время!

 

КАТАСТРОФА ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ?

— Я спросил этих строителей — а противовоздушная охрана на терминале предусмотрена? — Майков с отчаянием смотрит мне в глаза. — Ведь Чечня рядом — и время какое! Они смотрели на меня, как на сумасшедшего! — тихо говорит Майков. — Опыт нашей нынешней истории говорит — если несчастье может случиться, оно случится. Представьте себе, как, например, Бен Ладен потирает руки от удовольствия — стройте, стройте — терминал будет лакомым куском для всех бенладенов мира. И никакая охрана здесь не поможет! Достаточно мины размером со спичечную коробку, чтобы мы получили крупнейшую катастрофу века, а может быть, и тысячелетия.

А ведь это пролив, это огромные массы воды Черного и Азовского морей... Соседним государствам — Болгарии, Турции, Румынии, Грузии, Абхазии, Украине — тоже не поздоровится! Только в страшном сне может присниться такой проект. Махлай с семьей взял в заложники весь Таманский полуостров. И ничего мы с ним не сделаем.

Что ж — прощай, Тамань? Прощай, Новый Крым?!

Я С Н О, что как только об этом узнают те люди, которые в поисках отдыха уже стремятся в Тамань и соседние поселки — отхлынут в ужасе!

Я выхожу из машины и бреду по набережной Филатова... Поднимаюсь в парк Лермонтова, смотрю на памятник.

Да... “Не мог щадить он нашей славы...” “Прощай немытая...” Или — несчастная?

Олигархи у нас украли всю нефть, весь газ, всю рыбу и алюминий, весь лес, все большие заводы — и смылись...

А теперь еще одна скромная семья венгерских пришельцев (не путать с поляком Миклухо-Маклаем!) крадет у нас, у России, последний Крым. Крадут солнце, землю, рыбу, море, красоту, отдых, святость.

И подчиняемся мы теперь не только голубым мундирам, но и денежным мешкам, из наших тощих собравших свои жирные капиталы!

 

ОСТАНОВИТЬ БЕЗУМИЕ!

Перечитал свой очерк, написанный полгода назад, — не устарел ли? Нет! Страшно горько — ведь ничего не изменилось, только стало страшнее!

Уже год я борюсь за спасение святого уголка Русской земли — за Тамань, уничтожаемую “али-гархом” Махлаем.

Правительство — глухо и слепо, молчит... Конечно, правда потихоньку высветляет ситуацию. В июне Государственный инспектор представителя Президента на Юге России г. Темников сообщил мне, что строительство терминала незаконно. Об этом он поставил в известность М. Слепцова, заместителя В. Казанцева. Начальство думает... Долго...

А дьявольская работа кипит все безумней! Тысяча солдат желдорвойск России (это г-н Аксененко помог г-ну В. Махлаю — наверное, бескорыстно!) безжалостно уродуют землю, где каждый метр — памятник мировой истории.

Уникальный ландшафт, заповедник красоты на глазах превращается в уродливый промрайон.

19 мая мне позвонил мэр Тамани Г. Майков и сообщил, что 6 мая произошло извержение грязевого вулкана на Карабетке.

— Многие жители были свидетелями извержения, видели выбросы газа. На этот раз повезло — метан не взорвался, не было искры. Взрывы случаются мощные, их наблюдали уже 200 лет. На этот раз возникло совершенно новое жерло, которое отстоит от действующих на 250—500 метров. Впечатление жуткое!..

Майков говорит едва слышно...

— Все жители Тамани поняли это одинаково — сам Господь Бог предупреждает нас об опасности нынешнего безумного проекта перевалки аммиака. Знаете, недавно вулканолог Р. И. Бочарова подарила мне краеведческий отчет “Грязевые вулканы Таманского полуострова”, изданный в г. Краснодаре в 2000 году. Вот привожу фразу из ее отчета: “Учитывая особую ранимость таманских земель, а также геологическую активность вулканов... — нельзя допустить сооружения нефтяных, газовых или аммиачных терминалов на побережье Черного моря”! В очень многих научных публикациях есть материалы о недопустимости строительства терминала, которое грозит катастрофой. Но тот, кто не хочет слышать, тот и не услышит.

Земляки, россияне — пора устыдиться и задуматься!

Г-н Президент! Я уверен, Вы согласитесь, узнав все это — то, что происходит сейчас на Тамани, — это просто уголовщина, это криминал в национальном масштабе!

Я помню Ваши слова — “бережное отношение к национальным природным комплексам — наша важнейшая задача”! Ваша задача?

Давайте признаем — на сегодня Россия есть самая холодная страна в мире с резко континентальным климатом. В результате распада СССР мы лишились курортных зон Одесской, Херсонской, Николаевской областей, Балтийского взморья, абхазских теплых побережий. Стало беспощадно ясно, как многого у нас уже нет! Нет больше у нас Севастополя, Керченского пролива, Азовского моря (об этом я писал в “ЛГ” два года назад!). И нет у нас больше, что бы Вы ни говорили, нашего чудесного старого общего К р ы м а!

Значит, для отдыха миллионов осталась только маленькая полоска пляжей на теплых берегах Азовского и Черного морей здесь, в Краснодарском крае — и эта уникальная полоска не имеет права быть опасной промышленной зоной!

Миллионам россиян нужно солнце и море!

Травить и губить святыню и золотое дно России аммиаком — в интересах одной семьи собственника “Тольятти-азот” В. Махлая?!

Да что же это такое! Неужели опять покорно подставим шею — и будем ждать, пока не превратимся в двуногие придатки вонючих терминалов, выживающих нас из Родины, из радости, из жизни?..

А может — х в а т и т?!

Где же око государево?!

Г-н Президент! Да, спасти “Курск” было невозможно, — и Вашей вины в том нет.

Но вот Тамань — это Ваш пробный камень...

Тут начинается уже В а ш персональный отчет — перед Богом и Россией!..

Тамань еще можно спасти — народом избран новый глава Темрюкской администрации Иван Николаевич Василевский, и он пока еще не подписал решающий договор о сотрудничестве с “Тольятти-азот” — не надо, Иван Николаевич!

Еще можно прекратить варварское строительство и придать проекту “новый Крым” статус национального проекта!

У России впереди много испытаний и трудностей.

Народу срочно нужно что-нибудь светлое, солнечное, — взамен обидно и подло утраченного.

Н о в ы й К р ы м... — как чудно звучит!..

Хорошо бы миллионам тружеников обобранной Родины — подарить Новый Крым!

И чтоб — без права передачи!

 

 
  • Обсудить в форуме.

    [В начало] [Содержание номера] [Свежий номер] [Архив]

     

    "Наш современник" N10, 2001
    Copyright ©"Наш современник" 2001

  • Мы ждем ваших писем с откликами.
    e-mail: mail@nash-sovremennik.ru
  •