НАШ СОВРЕМЕННИК
Из нашей почты
 

ОТВЕТ ПОСРЕДНИКУ

Лев Колодный в своем письме в редакцию журнала “Наш современник” (№ 11, 2000 г.) упрекает меня в том, что я затронул его “честь и достоинство”, когда в журнальном варианте книги “Шолохов и анти-Шолохов. Конец литературной мистификации века”, опубликованной в “Нашем современнике” (№ 5,6,7,11), посвятил ему главку “Посредник”. В ней рассказывалось о его “сговоре” с владелицей рукописи “Тихого Дона”, у которой пятнадцать лет назад Колодный обнаружил рукопись романа. Он называет этот мой рассказ “вымыслом” и грозится судом.

Приведу дополнительные аргументы в подтверждение своей точки зрения — на суд читателя.

Лев Колодный пишет в своем письме: “Идя по следам Михаила Шолохова в Москве, я нашел в 1984 году рукописи “Тихого Дона”.

И это — правда.

Как правда и то, что, пока Институт мировой литературы не нашел в 1999 году эти рукописи вторично, никто их в глаза не видел, потому что все эти пятнадцать лет имя их владельца, равно как и их местонахождение тщательно скрывались Л. Колодным от общественности. Все эти пятнадцать лет в зарубежной и отечественной прессе, на радио, телевидении шел черный накат на доброе имя М. А. Шо-лохова, который был объявлен литературным вором, а главный аргумент в его защиту — черновики “Тихого Дона” — ни сам Шолохов, ни его наследники, ни литературная наука не имели возможности предъявить миру.

В 1995 году Л. Колодный, выступая в качестве посредника от имени анонимного владельца, предложил Институту мировой литературы выкупить рукописи “Тихого Дона” — за полмиллиона долларов. Это предложение поставило нас в тупик.

Во-первых, требуемая сумма была совершенно нереальна. А во-вторых, для приобретения рукописи, даже для ведения переговоров о ее приобретении, необходимо было знать имя владельца — чтобы установить права на владение рукописью, без чего ни о какой покупке ее, тем более за такие деньги, не могло быть и речи. Однако Л. Колодный категорически отказался это имя назвать, предложив вести все дела только через него, как представителя анонимного продавца рукописи, которой может выступить только инкогнито.

Было непонятно: что стояло за столь своеобразным предложением о покупке рукописи, которое на поверку оказывалось чистой фикцией, поскольку никто не выложит полмиллиона долларов анониму за рукопись, неизвестно как оказавшуюся у него.

Между тем в “Известиях” была опубликована статья “Тихий Дон” течет на Запад”, в которой сообщалось, что поскольку в нашей стране не проявлен должный интерес к приобретению рукописи “Тихого Дона”, она — по частям, постранично — уходит на Запад.

Рукопись Шолохова является национальным достоянием, и тайный вывоз ее за рубеж был бы уголовным преступлением. “Нежелание” нашего государства, и в частности ИМЛИ, приобрести “втемную” рукопись “Тихого Дона” за полмиллиона долларов как бы оправдывало эти противозаконные действия. К счастью, они не увенчались успехом: без подтверждения юридических прав на владение рукописью никто за рубежом связываться с ее покупкой не захотел.

Вопрос о том, имел ли анонимный владелец рукописи “Тихого Дона” юридические права на нее, и был главным вопросом в этой детективной истории. Ответ на него содержится в письме дочери писателя Марии Михайловны Шолоховой, которое мы получили уже после публикации в журнале глав из книги “Шолохов и анти-Шолохов”. Мария Михайловна, которой семья Шолоховых предоставила генеральную доверенность на ведение своих юридических дел, пишет: “После смерти папы (1984 г.) мы с братом Мишей долго думали, с чего нам начать поиски затерявшейся рукописи “Тихого Дона”. Мнение было одно: рукопись не могла бесследно исчезнуть. Хотя бы часть ее должна была где-то находиться...

Незадолго по смерти папы (1984 г.) я познакомилась с Л. Е. Колодным, который параллельно с нашими поисками занимался своими изысканиями. Но хождения наши были почти к одним и тем же людям.

В 1985 году (точную дату я, к сожалению: не помню) мы: я, брат (Михаил Михайлович Шолохов. — Ф. К.) и Юрий Борисович (Лукин — редактор сочинений М. А. Шолохова — Ф. К.) решили съездить к тете Моте (так мы называли с детства жену В. Кудашева Матильду Емельяновну). Они с Наташей жили тогда в Матвеевском.

Как мы ни просили т. Мотю вспомнить годы войны, поискать в д[яди] Васиных книгах, рукописях хоть что-то, от чего мы могли бы “оттолкнуться” (может, письмо мужа или письмо папы), она и слушать не хотела, что отец мог что-то оставить у них на хранение “до лучших времен”. Говорила, что часть рукописей пропала при переезде на новую квартиру. Горевала вместе с нами, но не показала ни одного письма (а муж не мог ей не писать!)...

Отношения у нас с Кудашевыми до последнего были по-родственному доброжелательными. Заподозрить их в чем-то никому не могло прийти в голову. Каждый из нас посчитал бы это кощунством”.

Однако это кощунство состоялось, и совершила его Матильда Емельяновна. Еще за год до встречи с наследником Шолохова в 1984 году, когда был жив М. А. Шо-лохов, она поручила Л. Колодному заняться продажей чужого достояния — рукописей романа “Тихий Дон”. Той самой многострадальной рукописи, которую Шолохов в свое время привез в Москву на писательскую комиссию, разбиравшую несправедливые обвинения Шолохова в плагиате. Рукопись эту Шолохов оставил у своего друга, писателя Василия Кудашева, который сгинул в войну, задолго до того, как тот женился на Матильде Емельяновне. И вот теперь она решила эту чужую рукопись — инкогнито, через Колодного — продать.

Л. Колодный называет мои слова о его “посредничестве” в этом предприятии, о “комплоте” с Матильдой Емельяновной клеветой. Однако в своем интервью израильской газете “Окна” (Тель-Авив, 06.12.99 г.) сам же Л. Колодный так описал эту ситуацию: “Матильда и дочь решили рукопись продать. Они прочли в какой-то газете, что в Европе на аукционе продали рукопись “Отцов и детей” за 400 000 фунтов. А что — Шолохов хуже Тургенева? Вот и решили продать ее за полмиллиона долларов...”. И далее, в той же тель-авивской газете: “Я говорил с Феликсом Кузнецовым — директором Института мировой литературы... Я не сказал ему, у кого находится рукопись, сказал, что пусть он достанет деньги — всего-то полмиллиона...” .

Матильда Емельянова — как, впрочем, и Колодный, — прекрасно знала, что на рукопись “Тихого Дона” она, как и ее дочь, не имеют никаких юридических прав. Именно поэтому имя владельца столько лет держалось в тайне, а организация ее продажи осуществлялась от имени анонима, инкогнито. Именно поэтому Л. Колодный пришел в Институт мировой литературы в 1995 году, десять лет спустя после обнаружения рукописи, — когда ушла из жизни и Мария Петровна Шолохова.

Самое поразительное то, что Л. Колодный предложил ИМЛИ купить рукопись “Тихого Дона” у анонима, которого уже не было в живых! Матильда Емельяновна Чебанова (Кудашева), как позже выяснилось, умерла от рака 10 августа 1995 года. Рукопись перешла в руки ее дочери Натальи. Но и она умерла от рака 25 августа 1997 года. А Л. Колодный продолжал вести с нами переговоры, торгуя от имени двух покойных “анонимов” рукописью “Тихого Дона”! Где же здесь “честь” и “достоинство”?

В публикации в тель-авивских “Окнах”, где, кстати, М. А. Шолохов, устами Матильды Емельяновны, был облит грязью, Л. Колодный заявил, будто Шолохов подарил Матильде рукопись. Но это — неправда. Тому нет ни единого документального подтверждения, кроме голословных утверждений Матильды и Колодного. Зато имеются документы, опровергающие это утверждение.

Прежде всего — письма с фронта В. Кудашева — теперь они хранятся в ИМЛИ PAН, — в которых Кудашев говорит о необходимости срочной встречи с Шолоховым, чтобы вернуть ему рукопись “Тихого Дона”. Но Кудашев не вернулся с войны и рукопись вернуть не смог.

Имеется приведенное выше письмо М. М. Шолоховой, свидетельствующее о том, что семья Шолоховых много лет искала рукопись “Тихого Дона”, — зачем ей это было бы делать, если бы рукопись была “подарена” Шолоховым вдове Кудашева? Если бы рукопись находилась у Кудашевых в качестве “подарка” М. А. Шолохова, не мог произойти в 1985 году тот разговор, который произошел, когда Матильда Емельяновна, уже год назад договорившаяся с Колодным о продаже рукописи, отвечала на вопросы наследников (как, кстати и шолоховедов, посещавших в поисках рукописи ее дом), будто рукопись потеряна во время переезда на новую квартиру и никаких ее следов не было и нет. Видимо, речь шла о той самой квартире, которую “пробил” для Кудашевых Колодный.

Только после смерти Матильды Емельяновны и ее дочери Натальи, когда рукопись перешла к наследнице их имущества, нам удалось наконец, вопреки воле Колодного, раскрыть “анонима”, разорвать тот “сговор”, тот “комплот”, который в течение пятнадцати лет существовал между Кудашевыми и Колодным. Наследница Кудашевых отказалась иметь дело с Колодным и согласилась продать ИМЛИ рукопись “Тихого Дона” не за 500 000, а за 50 000 долларов. Но она смогла получить эти деньги только благодаря тому, что подлинные владельцы рукописи — наследники М. А. Шолохова — официально отказались от имущественных претензий, что и позволило Академии наук выкупить рукопись. Будучи сегодня очень небогатыми людьми, они пошли на этот шаг только ради того, чтобы спасти рукопись “Тихого Дона”, которая могла исчезнуть.

Они же передали ИМЛИ эксклюзивное право на первое факсимильное воспроизведение этой рукописи. Об этом немедленно были проинформированы Л. Колодный и его издатель, директор издательства “Голос” П. Алешкин. Но это не помешало Л. Колодному и П. Алешкину, вопреки воле наследников, игнорируя права ИМЛИ, опубликовать в книге Л. Колодного под претенциозным названием “Как я нашел “Тихий Дон”, примерно треть рукописи “Тихого Дона”. Эту треть рукописи, по рассказам самого же Л. Колодного, он, в тайне от Матильды Емельяновны, воровским образом, сумел ксерокопировать, а теперь, таким же воровским способом, напечатать, нарушив права ИМЛИ и наследников. Так кому же обращаться в суд?..

Мы не делаем этого, только оберегая от судов доброе имя М. А. Шолохова.

Феликс Кузнецов

 
  • Обсудить в форуме.

    [В начало] [Содержание номера] [Свежий номер] [Архив]

     

    "Наш современник" N1, 2001
    Copyright ©"Наш современник" 2001

  • Мы ждем ваших писем с откликами.
    e-mail: mail@nash-sovremennik.ru
  •